Стилистический анализ вариантных форм местоимений

В системе склонения и словообразования местоимений имеются варианты, употребление которых в речи требует стилистического обоснования. Так, стилистически неравноценны варианты винительного падежа единственного числа местоимения женского рода сама. Формы самоесаму сосуществуют в русском литературном языке. Сравнительно недавно второй вариант составители словарей относили к разговорному стилю, но теперь и его дают без ограничительных помет. Хотя форма самоё в словарях приводится первой, в речевой практике предпочтение отдастся нс ей. Об архаизации этой формы свидетельствует все более редкое употребление ее даже в книжных стилях: Этими же словами можно определить и саму атмосферу, в которой оказались хоккеисты (газ.).

Местоимение выделяется из всех частей речи богатством стилистических вариантов в словообразовании. Наиболее характерно стилистическое противопоставление литературных и разговорных или просторечных вариантов: всякийвсяческий (разг.), какой – каковский (прост.), ничей – ничейный (разг.), какойэкий, экой (разг.), такойтакой-сякой (разг.), этакий (разг.), эдакий (прост.), их (в значении притяжательного местоимения) – ихний (прост.), и т.д. Разговорные и отчасти просторечные варианты, имеющие наибольшую экспрессию, неизменно привлекают внимание художников слова:

Ненавижу всяческую мертвечину!

Обожаю всяческую жизнь!

(В. Маяковский);

Там был приют суждений ярых

О недалекой старине,

О прежних выдумщиках – барах,

Об ихней пище и вине...

(А. Твардовский)

Некоторые варианты местоимений представляются грубым искажением литературной нормы: ентот, кажинный, евонный, ихний. Составители словарей их не приводят даже с ограничительными пометами. Однако писатели не могут отказаться от употребления таких просторечных форм - настолько колоритны эти варианты местоимений как средство речевой характеристики:

Ну, дядюшка, дядюшка, спасибо! Отец-покойник в ноги бы тебе поклонился, ежели бы с войны вернулся. Ведь он-то думал, сын евонный, сирота горемычная, под крылом у дяди, а меня ворона своим крылом больше грела, чем дядя... (Ф. Абрамов).

Резко сниженные варианты местоимений выступают в художественной речи как своеобразные "стилистические сигналы" просторечия, и нередко достаточно одних этих "вкраплений", чтобы воссоздать народный говор:

– А мы с Егором поедем, – сказала Настасья... – Может ничё... <...> Егор, ключ куды? – В Ангару, – сплюнул дед Егор. <...> – Давай сюды, – прикрывая рот платком, чтоб не разрыдаться, Дарья взяла у нее ключ, зажала его в кулаке. – Пущай у меня будет. Я тут буду заходить, доглядывать. <...> Мне тут рядом. Кажин день буду смотреть. Ты об этим не думай (В. Распутин).

Писатели настолько ценят диалектную, просторечную окраску вариантных форм местоимений, что часто стараются отразить особенности их произношения, сохраняют стяженные варианты:

Чё с имя разговаривать – порешить их за это тут же... (В. Распутин); Мама, мама, да како тако чудо случилось?; Три года живу с има; Я говорю: "Меры тки примайте..." (Ф. Абрамов).

Стилистическое обыгрывание подобных вариантов местоимений в художественной речи нейтрализует их грубопросторечную окраску, уравнивая эти формы с иными народно-разговорными средствами русского языка.

Резко сниженные, просторечные варианты местоимений не представляют угрозы для культуры речи, так как не конкурируют с литературно правильными в условиях обычного контекста: выбор вариантов при употреблении местоимений не вызывает трудностей у говорящих. Однако при обращении к местоимениям могут возникнуть иные проблемы, связанные со спецификой функционирования данной части речи.

Способность местоимений замещать предшествующие слова может стать причиной неясности высказывания: Когда на пятом участке было замечено отставание, то по рекомендации профкома руководить им направили Головина (местоимение может быть соотнесено с существительными профком, отставание, участок). Нередко возникает и искажение смысла, приводящее к комизму высказывания; см., например, напутствие журналиста спортсмену; Пусть на этих километрах Владимиру встретятся хорошие люди, а попутный ветер поможет их преодолеть (людей?). Подобные казусы с толкованием местоимений обыгрывают юмористы:

Двое дерутся, третий не мешайся... Абрамка стал было его унимать, чтоб в кабаке не безобразил, а он Абрамку по уху. Абрамкин работник его... А он схватил его, поднял и оземь... Тогды тот сел на него верхом и давай в спину барабанить...

Мы его из-под него за ноги вытащили. – Кого его? – Известно кого... На ком верхом сидел... – Кто? – Да этот самый, про кого сказываю (А. Чехов).

Во избежание двусмысленности и комизма высказывания (Боясь грозы, старушка спрятала голову под подушку и держала ее там до тех пор, пока она не кончилась) использование в речи местоимений требует особого внимания. Обычно местоимения указывают на употребленные ранее в тексте имена существительные, стоящие в той же грамматической форме рода, числа. В предложении при этом не должно создаваться условий для ошибочного осмысления местоимений, как, например, в следующем случае:

На фабрике будет новая поточная линия. Она позволит предприятию перейти на выпуск обуви новых моделей. Уже подготовлены помещения и площадки для ее установки...

Здесь между местоимением ее и существительным, на которое это местоимение указывает, оказалось еще одно существительное женского рода единственного числа (обувь), что мешает правильному восприятию текста. Такое неправильное употребление местоимений нередко приводит к абсурдности и комизму высказывания:

Из института на судно пришло письмо. Скоро оно снялось с якоря; Готовится диспут на тему: "Свободное время подростка и как его убить"; Воспитатель обращает внимание ребят на то, что у кролика длинные уши и короткий хвост, он прыгает...

Из контекста должно быть ясно, какое именно слово заменяется местоимением. В наших примерах это требование не выдержано. Для устранения таких ошибок нужно изменить порядок слов: Пришло письмо на судно. Скоро оно снялось с якоря; переделать фразу: диспут на тему "Как организовать досуг подростка"; отказаться от использования местоимения: ...кролик прыгает.

Рассмотрим несколько примеров стилистической правки предложений, в которых причиной речевых ошибок стали местоимения:

1. Выросло целое поколение, для которых война – история.

1. ...поколение, для которого война – история. Или: ...поколение людей, для которых...

2. Это сцена последнего свидания влюбленных, молча признавшихся в этом в последний момент перед всеми бойцами.

2. Это сцена последнего свидания героев, которые признались в любви в минуты прощания перед всеми бойцами.

3. Пить сок желательно между приемами пищи (за 30–40 минут до еды). Выпитые во время еды, они могут усиливать брожение в кишечнике.

3. ...Сок, выпитый во время еды, может усиливать брожение в кишечнике.

Как видим, наиболее универсальный способ стилистической правки в подобных случаях – замена местоимения соответствующим именем существительным. Вместе с тем как речевая ошибка рассматривается и введение в текст местоимения при отсутствии существительных, которые замещаются. Например: У железнодорожников пока всего пять очков, и он (вероятно, футбольный клуб?) вынужден будет расстаться с высшей лигой (в данном контексте следует написать: они вынуждены будут...).

Иногда автор неправильно выбирает грамматическую форму местоимения, которое должно быть согласовано с замещаемым существительным:

1. Когда в институт приходит новое пополнение, мы убеждаемся, насколько различен уровень их подготовки.

Отсутствует согласование между местоимением их и существительным пополнение.

2. Ведомственная санитарная служба не имеет своего лица. Не лучше ли, покончив с ведомственностью, влить его в систему государственного санитарного надзора?

Местоимение должно указывать на существительное женского рода (ведомственная служба), но получилось, что оно согласовано со словом лицо.

В результате авторской небрежности порой возникает неоправданная замена одного местоимения другим: Мы провели это время без никакой пользы (следовало: без всякой пользы); Создается впечатление таково, что вы ждете помощи со стороны (нужно: такое впечатление); Не могли бы вы нам что-то посоветовать? (лучше: что-либо, что-нибудь посоветовать); Ни о какой-либо внезапности не может быть и речи (должно быть: ни о какой внезапности...); Петров вывел Джека па прогулку со всеми своими медалями (нужно: его медалями).

Ошибки возникают в результате неудачного выбора притяжательных местоимений, например: Напротив старого городского укрепления раскинулась современная Иена с ее цейсовскими заводами (следует: со своими цейсовскими заводами). Другой пример: Врач попросил сестру взять в лаборатории свой анализ крови (его анализ или ее?) – возвратно-притяжательное местоимение порождает двусмысленность, если в предложении два реальных субъекта действия (в данном случае – врач и сестра).

Употребление местоимений в тексте нередко создает речевую избыточность: Перед своей смертью преступник покаялся (уточнение своей излишне). Подобные конструкции требуют устранения плеоназма: Николая Лукьяновича сердечно поздравили с его 80-летним юбилеем (местоимение следует исключить); Признание и успех не помешали Владимиру в своем выступлении выразить свою большую благодарность своему учителю (в этом предложении только последнее местоимение может быть оправдано); Я решил остаться работать в родной для меня деревне (следует исключить выделенные слова).

Таким образом, специфика употребления местоимений в современном русском литературном языке обусловлена их особыми лексико-грамматическими свойствами. Во-первых, она требует пристального внимания к тем компонентам высказывания, которые впоследствии замещаются именем, указывающим на предмет, лицо, признак или количество. Во-вторых, необходимо скрупулезное отношение к форме согласуемых слов, а также к последовательному выбору нормативных, а не стилистически сниженных вариантов. Наконец, требуется внимательно подходить к фактам речевой избыточности и речевой недостаточности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >