Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow История философии

Учение о достоинстве человека Джованни Пико делла Мирандолы

Младший современник и друг Фичино – Джованни Пико делла Мирандола (1463–1494) расширил интеллектуальные горизонты флорентийского платонизма за счет блестящей эрудиции в области открывающих доступ к тайным учениям древности восточных языков и усилил свойственную ренессансным гуманистам тенденцию к антропоцентризму, создав учение о творении человеком самого себя.

Вехи биографии

Недолгая, но исключительно насыщенная жизнь Джованни Пико делла Мирандолы является лучшей иллюстрацией к его философии. Он появился на свет в 1463 г. в аристократической семье синьоров Мирандолы и Конкордии, не чуждой гуманистических традиций, его мать была сестрой поэта М. Боярдо (1441 – 1494), знаменитого автора "Влюбленного Орландо". Юный аристократ получил блестящее и разностороннее образование. В возрасте 14 лет он прослушал в Болонье курс канонического права. В Ферраре занимался филологией. В 1479 г. впервые посетил Флоренцию, где познакомился с некоторыми членами кружка Фичино. Но в отличие от флорентийских платоников его привлекал Аристотель. В течение двух лет он слушал лекции в Падуанском университете – признанном центре перипатетической философии, где освоил тонкости средневекового аристотелизма. Плодотворным оказалось знакомство с падуанскими аверроистами – Николетто Верниа (1420–1499) и Элиа дель Медиго (ок. 1458 – ок. 1493), которые познакомили будущего философа с сочинениями арабских и еврейских мыслителей и пробудили в нем интерес к восточным языкам. Пико погружается в изучение арабского, древнееврейского и халдейского языков, проявляет интерес к мистическим учениям и каббале. В 1485 г. посещает Париж, где знакомится с дискуссиями поздней схоластики и достижениями парижского и оксфордского номинализма.

Знаменитые "900 тезисов", которые двадцатитрехлетний философ опубликовал в 1486 г. и с защитой которых намеревался выступить на диспуте в Риме, ставили задачей согласовать учения Платона, Аристотеля, Орфея, Зороастра и Христа. Диспут не состоялся, поскольку Папа Иннокентий VIII, смущенный вольнодумством и молодостью диспутанта, назначил для проверки "Тезисов" специальную комиссию, которая осудила 13 выдвинутых положений как еретические. Попытка Пико оправдаться привела к осуждению всех "Тезисов", а философ, опасаясь преследований со стороны инквизиции, бежал во Францию, где был схвачен и заключен под стражу. Свободу мыслителю вернуло заступничество итальянских государей, особенно Лоренцо Великолепного, который в 1488 г. выхлопотал для Пико разрешение поселиться вблизи Флоренции. В последние годы жизни философ сближается с флорентийскими платониками. Он продуктивно работает: пишет трактат "Гептапл" – выполненный в неоплатоническом духе комментарий к библейской истории семи дней творения; сочинение "О сущем и едином", представляющее собой часть незавершенного труда о согласовании Платона и Аристотеля; "Рассуждение против прорицающей астрологии". Под воздействием знаменитого монаха-проповедника Дж. Савонаролы (1452–1498), инициатором приглашения которого во Флоренцию был сам Пико, философ переживает религиозное обращение, сжигает свои любовные стихи, предается умерщвлению плоти и бичеванию. Незадолго до смерти Пико принял монашество и стал членом Доминиканского ордена. Он умер в 1494 г. предположительно от отравления мышьяком и был похоронен в доминиканском монастыре Святого Марка во Флоренции.

Синкретизм и антропоцентризм философии Джованни Пико делла Мирандолы

Завоеванная гуманистами в борьбе со схоластикой свобода выбора интеллектуальной традиции обернулась в случае Пико парадоксом. "900 тезисов по философии, кабалистике и теологии" были составлены из положений, заимствованных из творений "латинских докторов", учений арабов, греческих перипатетиков, Платона и неоплатоников, из герметического корпуса и каббалы. Тем самым отвергнутая гуманистами мысль Средневековья получила причудливое продолжение в философском синтезе Пико. Он существенно расширил интеллектуальное пространство пересечения религии и философии, рационализма и мистицизма. Образ Христа соединялся у него с языческими учителями мудрости – Платоном, Аристотелем и Плотином. Персидский пророк Зороастр, легендарный Гермес Триждывеличайший, провозвестник Закона древних иудеев Моисей и основатель ислама пророк Мухаммед соседствовали со столпами католического вероучения – Альбертом Великим и Фомой Аквинским. В каббале мыслитель находил не только числовую магию, но и обоснование христианских догматов. Друзья философа, обыграв его титул графа Мирандолы и синьора Конкордии, стали называть его, в духе провозглашенных им идей, "графом согласия".

Плодотворный и дерзкий синкретизм мировоззрения Пико связан не только с его энтузиазмом в поиске истины. Источник единой мудрости, питающий все существующие религии и философии, – непостижимый в мысли и невыразимый в слове Бог. Но одновременно Бог, согласно Пико, проявляется в мире как единство во множественности и еще более – как заключенное в несовершенстве мира его глубокое внутреннее совершенство. Мироздание, которое Пико в неоплатоническом духе разделяет на три ступени, пронизано Богом. Божественное начало проявляет себя как в видимых телах: небе, элементах, растениях, животных и во всем, созданном из элементов, – так и в невидимой, бестелесной интеллектуальной (ангельской) природе. "Между этими крайностями имеется средняя природа, хотя бестелесная и невидимая, но двигающая телами, это – рациональная душа, которая подчинена природе ангелов, но управляет телесной природой"[1]. Это промежуточное положение человека как разумной природы становится для Пико импульсом создания учения о свободе, достоинстве и личностной активности человека.

Пико отталкивается как от античной идеи человека как микрокосма, так и от средневековой идеи человека как образа и подобия Божьего. В тоже время он полемизирует с друзьями из числа флорентийских платоников, которые видят в человеке "всеобщий лик" или "скрепу мира", т.е. трактуют его предназначение как пассивное и созерцательное. Мыслитель противопоставляет человека всему мирозданию как особый мир, в котором господствует единственно "кто" (лат. quis), а не "что" (лат. quid). Бог не определил человеку места в космической иерархии, говорит Пико в знаменитой "Речи о достоинстве человека": "Не даем мы тебе, о Адам, ни своего места, ни определенного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно своей воле и своему решению. Образ прочих творений определен в пределах установленных нами законов. Ты же, не стесненный никакими пределами, определишь свой образ по своему решению, во власть которого я тебя предоставляю. Я ставлю тебя в центре мира, чтобы оттуда тебе было удобнее обозревать все, что есть в мире. Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочтешь"[2].

Утверждение человека как "творения неопределенного образа" оказывается открытием безграничности его возможностей. Он есть существо ни смертное, ни бессмертное, ни небесное, ни земное, в воле человека подняться до звезд и ангелов или опуститься и до звериного состояния. Человек есть абсолютная возможность, коренящаяся в его собственном, свободном, а значит, ответственном выборе космического предназначения. "Речь о достоинстве человека" Пико можно сравнить с гимном свободе и творческим возможностям человека. Ренессансный антропоцентризм достигает здесь такого накала, что сам должен себя ограничить.

Достоинство и величие человека – это не просто данность, а неуклонный процесс совершенствования. На этом пути Пико выделяет три этапа:

  • 1) очищение от пороков с помощью этики, которая врачует страсти, культивирует добродетели и побуждает следовать пути Блага;
  • 2) совершенствование разума с помощью примиряющей противоречия диалектики и открывающей тайны природы натурфилософии;
  • 3) постижение божественных истин "через свет теологии".

Таким образом, исключительная смелость Пико в постановке сложнейших философских проблем уравновешивается глубоким знанием традиции, гуманистический идеал человека обогащается у него новыми смыслами и героизируется, становясь неисчерпаемым источником вдохновения для художников, скульпторов, поэтов, которых сегодня называют титанами Возрождения.

  • [1] Пико делла Мирандола Дж. Комментарий к канцоне о любви Джироламо Бенивьени // Эстетика Ренессанса / под ред. В. П. Шестакова. М.: Искусство, 1981. Т. 1. С. 265.
  • [2] Пико делла Мирандола Джованни Речь о достоинстве человека // Эстетика Ренессанса / под ред. В. П. Шестакова. М.: Искусство, 1981. Т. 1. С. 248.
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы