Меню
Головна
 
Главная arrow Философия arrow История философии

Джон Локк

Мы не ошибемся, если скажем, что вся философия Нового времени – это картезианство. Мыслители этого периода так или иначе ориентировались на труды Декарта, критиковали их или дополняли, но во всяком случае, не могли игнорировать. Джон Локк (1632–1704) создал особую версию картезианства – эмпиризм. Критику картезианской позиции Локк предваряет важным замечанием: прежде чем выяснять, что именно мы знаем хорошо, а что – смутно, мы должны выяснить, что мы можем знать, а какие предметы будут ускользать от нашего познания. Во введении к своему основному труду "Опыты о человеческом разумении" (1689) Локк пишет: "Для моряка весьма полезно знать длину линя своего лота, хотя он не может измерить им всех глубин океана. Довольно с него и того знания, что линь достаточно длинен, чтобы достигнуть дна в таких местах, которые необходимы для определения направления и для предохранения от пагубных мелей"[1]. Таким образом, выяснение границ познания должно предшествовать той процедуре радикального сомнения, которую Декарт предпринимает ради обоснования автономного рационального знания. Методический же шаг, который предпринимает Декарт ради упрочения себя в сомнении, принимать за ложное все, что только способно нас обманывать, Локк и вовсе отвергает, сравнивая его с отговорками нерадивого слуги, который не стал выполнять работу, которую можно было выполнить при свечах, ссылаясь на то, что у него не было дневного света.

Если мы докажем отсутствие врожденных принципов, или врожденных идей, как их называет Декарт, то, полагает Локк, тем самым мы покажем и то, что размышление само по себе нс является источником нашего знания, поскольку идеи, коль скоро мы имеем в виду именно их, когда они ясные и отчетливые, мы получаем из какого-то иного источника, чем разум. Показать отсутствие врожденных идей Локк берется на основании принципа всеобщего согласия: во-первых, даже если все люди согласятся с некоторыми принципами, это еще не будет доказательством их врожденности, если показать, что эти принципы происходят не из разума, а из опыта. И, во-вторых, таких идей, с которыми соглашались бы действительно все люди, мы не находим. Здесь аргументация Локка довольно разнообразна, для простоты и для памяти ее можно свести к трем "и": аргумент от инфантов, идиотов и иноземцев. Первые и вторые не согласятся с принципами, которые считают врожденными (Локк для примера выбирает закон противоречия: "Невозможно, чтобы одна и та же вещь была и не была"), просто потому, что не поймут, о чем речь, тогда как третьи зачастую считают за честь нарушать якобы врожденные нравственные принципы: таковы каннибалы, нарушающие присущий нам запрет на поедание себе подобных. Недостаточным, с точки зрения Локка, будет и то указание, что врожденные идеи врожденны нс по факту появления на свет, а только в момент мышления: ибо и дети, и умственно отсталые, и дикари способны рассуждать, но и рассуждая, они не смогут согласиться с указанными теоретическими или практическими началами.

Также нельзя допустить, полагает Локк, что идеи создаются разумом: сил человека достаточно лишь для того, чтобы соединять или разъединять, но никак не создавать или формировать в душе какие бы то ни было идеи. Следовательно, источник идей ни в коем случае не в разуме, а только в опыте. Таким образом, заключает британский мыслитель, наши души изначально представляют собою tabula rasa – чистую дощечку, на которую не нанесены никакие знаки. Все, что мы обнаруживаем в душе, есть лишь результат опыта.

  • [1] Локк Дж. Опыт о человеческом разумении // ЛоккДж. Соч.: в 3 т. М.: Мысль, 1985– 1988. Т. 1. С. 94.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы