Специфика образа мира профессионала

Профессиональная специфика образа мира

Первые фрагментарные описания того, что сегодня называется образом мира разнотипных профессионалов (Климов, 1995) появились сразу же вместе с попытками дифференциально-психологического описания профессиональной деятельности и требований, предъявляемых к профессионалам. Фрагментарность описаний была обусловлена тем, что сам субъективный мир профессионала не являлся в этот период предметом исследования, направленного на цели рационализации деятельности и выработки профессионально важных качеств. Также фрагментарны описания субъективного мира профессионала даже и с применением в последней четверти XX в. системного подхода, так как задача полного описания субъективного мира профессионала при этом не ставилась. Не ставилась эта задача и в рамках работ, направленных на описание социальной адаптации профессионала. Более приближенными к целостному описанию субъективного мира профессионала являются подходы, которые можно назвать "описанием профессиональной направленности личности" и "системным описанием профессиональной деятельности", характеризующие профессиональную специфичность активности человека. Отсутствие целостного описания субъективного мира профессионала обуславливало и невозможность попыток описания всей системы деятельностей субъекта, и, соответственно, отсутствие целостной концепции профессионализации субъекта.

Особое профессиональное отношение к предметам и средствам профессиональной деятельности E. Ю. Артемьева (Артемьева, 1999) назвала миром профессии. Для доказательства существования мира профессии

Е. Ю. Артемьева (Артемьева, 1980, 1999) и ее сотрудники исследовали результаты семантического оценивания значимых объектов профессионалами. При сравнении семантических универсалий оценки (см. параграф 5.12) одних и те же стимулов испытуемыми из разных профессиональных групп было выявлено, что универсалии оценки различных групп испытуемых имеют различный качественный и количественный состав дескрипторов. Кроме того, было экспериментально доказано, что различаются векторные модели описания разными группами профессионалов не только профессионально значимых стимулов, но и профессионально- нейтральных.

В основе предлагаемой Е. А. Климовым (Климов, 1995) многоплановой структуры образа мира профессионала лежит тезис о том, что специфика профессиональной деятельности детерминирует и некоторую специфику образа мира, что профессиональная деятельность является одним из факторов типизации индивидуальных образов мира. На основе анализа описаний профессий и предметной отнесенности признаков в описаниях профессионалов Е. Л. Климов сделал следующие выводы.

  • 1. Образы окрестного мира у представителей разнотипных профессий существенно различны.
  • 2. Социум квантуется на различные объекты по-разному в описаниях профессий разных типов.
  • 3. Существуют специфические различия в картине предметной отнесенности гнозиса разнотипных профессионалов.
  • 4. Разные профессионалы живут в разных субъективных мирах.

Е. А. Климов предложил следующую структуру образа мира профессионала.

  • 1. Дальний план: то, что известно, стабильно, но имеет мало значения для человека.
  • 2. Общий план: то, что известно "в общем", не дифференцированно.
  • 3. Средний план: выделяемая как "моя", "интересующая меня" часть общего плана.
  • 4. Первый план: специфические, значимые для профессиональной деятельности системные целостности.
  • 5. Крупный план: вся совокупность оперативных образов, возникающих у человека во время работы.
  • 6. План деталей: актуализация в сознании известных специалисту деталей (тонкостей) предмета рассмотрения.
  • 7. Оперативный план детализации: аналитическая и синтетическая деятельность, порождение новых, в частности и более детальных представлений во время работы.

Седьмой план является наиболее динамичным в обычных условиях, первый – наименее. Образ мира профессионала состоит из вполне определенных системных целостностей, распад которых привел бы к утрате профессиональной полезности представлений.

Проделанная Е. А. Климовым работа является прямым доказательством существования различий в анализируемых текстах (описания профессий и профессиональной деятельности), но это лишь косвенно подтверждает "разнотипность образов мира" и не является прямым доказательством специфичности образа мира профессионала.

В нашей работе (Серкин, 2005) для экспериментального доказательства существования профессиональной специфичности образа мира была впервые использована целостная трехслойная модель образа мира (см. рис 3.2, подпараграф 3.1.2).

Ядерный слой. Опубликованные материалы по психологии мотивации вне зависимости от их методологической основы не дают оснований предполагать наличие профессиональной специфики мотивации. Наиболее систематичная классификация мотивационных факторов трудовой деятельности представлена в работе А. И. Зеличенко и А. Г. Шмелева (Зеличенко, Шмелев, 1987). В этой классификации выделены два больших класса мотивационных факторов: внешние (мотив – стимул) и внутренние (смыслообразующие мотивы), каждый из которых разбит на три подробно разработанных подкласса. Первые три (внешние факторы) – давление, притяжение-отталкивание, инерция. Вторые три (внутренние факторы) – содержание профессиональной деятельности (далее дробление по предмету труда), условия труда и возможности для реализации внепрофессиональных целей. Как мы видим, даже наиболее систематизированная классификация является обобщенной, т.е. не отнесенной ни к какой конкретной профессии.

Когда говорится о превращении общих мотивов в профессиональные и о развитии специфической профессиональной мотивации в ходе профессионализации, то здесь имеются в виду не сами общие для любой профессии мотивы профессиональной деятельности (получение полезного результата, заработка, карьеры, самореализации и пр.) как предметы деятельности, а их специфическое профессиональное наполнение, проявляющееся в формировании познавательного и регулятивного уровней отражения, функциональных и операционных механизмов профессиональной деятельности.

Возможно, что на уровне ядерного слоя образа мира процесс профессионализации протекает не как процесс развития предметной специфичности мотивации, а как процесс предметно-неспецифичного {бытийного) смыслообразования. Такие предположения сделаны в работах скорее общепсихологического направления, чем в работах по психологии труда (Артемьева 1999; Леонтьев, 1983, 1999 и др.). Наверное, именно поэтому в психологии труда при исследовании триады "Деятельность. Сознание. Личность" проведено достаточно много успешных исследований по выявлению специфики профессиональной деятельности и различных характеристик психических процессов, а исследования по проблеме личности профессионала находятся в начальной стадии развития (существуют модели стадий и этапов профессионализации, но ни одной модели структуры личности профессионала).

Семантический слой определяется означенностью объектов перцептивного мира, отношением к ним. Это делает возможным использовать для описания семантического слоя образа мира весь арсенал методов исследования и моделирования значений и систем значений. Экспериментальные данные по описанию специфики субъективной семантики и операциональных аналогов систем значений различных профессионалов (Артемьева, 1980, 1999 и др.) могут интерпретироваться как доказательство предположения о профессиональной специфичности семантического слоя образа мира.

Перцептивный мир является наиболее подвижным и изменчивым слоем образа мира. Фактически все образы актуального восприятия являются составляющими перцептивного мира. Здесь следует заметить, что цвета, формы и многие другие характеристики образа, традиционно описываемые как модальности ощущений, сами являются образами как составляющие уже сложившихся систем сенсорных и других эталонов. В этом смысле перцептивный мир модален (образы), но, как и во всех сложившихся динамичных образах, в перцептивном мире заложено и отношение, и предвосхищение (антиципация), регулируемые уже более глубокими слоями образа мира.

По нашим данным (Серкин, 2012) при использовании целостной трехслойной модели образа мира по результатам различных групп испытуемых (военнослужащие и гражданские, студенты и их работающие родители и др.), подтвердилось наличие профессиональной специфичности семантического и перцептивного слоев образа мира.

Используя уточненный (за счет возможностей компьютерной обработки) метод векторного описания оценки стимулов Е. Ю. Артемьевой, нам также удалось доказать, что специфика различного семантического оценивания профессионально значимых и профессионально нейтральных стимулов разными профессиональными группами возможна лишь при существовании специфики порождающих механизмов оценивания и трансформации, т.е. при существовании не только мира профессий, по и специфики всего образа мира, обусловленной профессиональной деятельностью и процессом профессионализации.

При освоении профессиональной деятельности дифференцировка предметной для реализуемой деятельности области перцептивного мира развивается, выделяются новые, ранее не выделяемые или неосознаваемые признаки, отношения, появляется новое понимание. В процессе профессиональной деятельности развиваются устойчивые структуры более тонкого и четкого дифференцирования предметной области деятельности (шофер "слышит" различные режимы работы двигателя, отделочник начинает "видеть" различные нарушения стыковки обоев и т.д.). Это явление Ю. К. Стрелков (Стрелков, 2003) называет "появлением нового объекта" в перцептивном мире.

Для объяснения этих результатов можно привлечь разработанное П. Я. Гальпериным понятие о развитии в процессе деятельности (и действия) ее ориентировочной основы и используемое А. Р. Лурией понятие о функциональных органах. Формирование ориентировочной основы действий и функциональных органов как систем перцептивных действий является одним из механизмов актуального генеза образа мира в деятельности. Назовем такую структуру, формирующуюся при реализации любой деятельности, функциональной деятельностной подсистемой образа мира.

Аналогичную структуру, формирующуюся в профессиональной деятельности, назовем функциональной профессиональной подсистемой образа мира.

В. Д. Шадриков (Шадриков, 1994) считает, что движущей силой формирования профессионально важных качеств (ПВК) является противоречие между требованиями профессиональной деятельности и возможностями субъекта, а "развитие профессиональных способностей, ПВК в процессе обучения осуществляется как все более тонкое приспособление работника (его внутренних условий) к внешним условиям и содержанию деятельности" (там же, с. 177). Возможно, что формирование специфичных для деятельности профессиональных функциональных подсистем образа мира является также и психологическим механизмом формирования ПВК. Во всяком случае, экспериментально данные В. Д. Шадрикова по формированию ПВК и профессиональной перцепции интегрально объясняются концепцией формирования профессиональных функциональных подсистем образа мира.

Стадии профессионализации не могут описываться только как стадии формирования ПВК, но вполне могут описываться как стадии формирования целостных профессиональных функциональных подсистем образа мира. И развитие ПВК в процессе профессионализации, и антиципация деятельности (индивидуальной или совместной) и ее условий, необходимые для планирования и организации, и индивидуализация деятельности, и компенсация физиологических изменений (например, возрастных изменений или травм) требуют развития единой функциональной психической системы интегрального обеспечения вышеуказанных и других процессов (Гальперин, 1999; Лурия, 1998; Шадриков, 1994 и др.) Такой интегральной психической системой и является профессиональная функциональная подсистема образа мира.

Развивая трехслойную модель образа мира (см. рис. 3.2, подпараграф 3.1.3), можно предположить, что перцептивный мир имеет области перцепции и апперцепции, аналогичные Вундтовским зонам. Термин "области апперцепции", а не "зоны апперцепции" выбран не случайно. В этом термине подчеркивается и преемственность идей Лейбница и Вундта, и различие в содержательном наполнении термина.

Сегодня можно указать не на ассоциативные и произвольные, а на мотивационные, целевые и антиципирующие детерминанты выделения областей апперцепции. Кроме того, учитывая доказанное С. Д. Смирновым (Смирнов, 1985) положение о том, что восприятие является субъективной деятельностью, можно сказать, что выделение областей апперцепции детерминировано не только актуальной стимуляцией, но и всем предыдущим опытом субъекта, направляется целями действий практической деятельности и, конечно, детерминантами собственно познавательной деятельности. Другое коренное отличие областей апперцепции от зон апперцепции заключается в том, что области апперцепции нс являются сплошными, как это было у Вундта. В экспериментах, описанных У. Найссером (Найссер, 1981), показано, что при восприятии двух наложенных видеоизображений испытуемые легко выделяют по заданию любое из них, что обусловлено антиципирующим влиянием предыдущих результатов деятельности восприятия[1]. Естественно, что в практической деятельности антиципирующее влияние только усиливается, что обеспечивает избирательность выделения в "сплошной" стимуляции областей апперцепции.

Аналогичные области должны быть и в более глубоких слоях образа мира. Возможно, что психологическим механизмом изменений перцептивного мира, а за ним – более глубоких слоев, является именно динамика актуализации областей апперцепции, содержание которых, в свою очередь, определяется мотивом (предметом) деятельности человека. Части перцептивного мира, которые наиболее часто находятся в областях интенсивной перцепции, т.е. связаны с предметом деятельности, являются наиболее хорошо структурированными и развитыми. Если представить модель трехслойной структуры образа мира как сферу, в центре которой находятся ядерные структуры, средним слоем является семантический слой, а внешним – перцептивный мир, то профессиональная функциональная подструктура моделируется как конус, растущий вершиной из центра такой сферы (рис. 3.3).

Функциональная (деятельностная) апперцептивная подсистема образа мира

Рис. 3.3. Функциональная (деятельностная) апперцептивная подсистема образа мира

Устойчивые деятельностные функциональные подсистемы образа мира формируются не только в профессиональной, но и в любой другой деятельности.

  • [1] Еще раньше аналогичные результаты были получены в экспериментах с избирательным слушанием.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >