ИСТОРИЯ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • историю источниковедения в России в XVIII–XXI вв.;
  • • основные школы источниковедения в России;
  • • научные биографии крупнейших ученых-источниковедов;

уметь

  • • характеризовать эволюцию методов источниковедения в России;
  • • соотносить результаты исследования с Источниковой базой и методикой изучения источников применительно к отечественной историографии XVIII–XXI вв.;

владеть

• навыками анализа источниковедческой составляющей научных трудов по истории России.

Ключевые термины и понятия: деятельность Г. З. Байера, Г. Ф . Миллера, А. Л. Шлецера; примечания к "Истории государства Российского" Η. М. Карамзина; Румянцевский кружок•, Археографическая комиссия•, деятельность К. И. Бестужева- Рюмина, А. С. Лаппо-Данилевского, С. Ф. Платонова, А. А. Шахматова, Μ. Н. Тихомирова; архив, фондообразователъ, структура архивного фонда.

Возникновение источниковедения в России в XVIII веке

Источниковедение в России возникло в конце XVIII в. Начало длительного процесса его становления относится к 1720-м гг., когда в Россию приехали немецкие ученые, приглашенные в связи с открытием в 1724 г. Петербургской академии наук.

Существенный вклад в развитие источниковедения в России внес преемник первого историка-академика Готлиба Зигфрида Байера (1694– 1738) в Академии наук Герард Фридрих Миллер (1705–1783). В 1733 г. историк отправился в первую в отечественной практике археографическую экспедицию, он был прикомандирован к географической экспедиции Витуса Беринга, отправлявшейся в Сибирь. Сибирская экспедиция Г. Ф. Миллера продлилась 10 лет, в течение которых историк планомерно исследовал архивы сибирских городов, копируя документы, имевшие значение для исследования русской истории. Из экспедиции ученый привез несколько сотен копий различных источников, оригиналы многих из них впоследствии пропали. Так сформировалась первая коллекция источников (так называемые "сибирские портфели Миллера"), которая ныне хранится в Петербургском филиале архива Российской академии наук.

Г. Ф. Миллер был первым историком России, в научном творчестве которого изучение источников имело самостоятельное значение. Впоследствии, в 1765 г., он ходатайствовал о переводе в Москву, где возглавил крупнейшее архивохранилище тогдашней России – Московский архив Коллегии иностранных дел, в фондах которого хранились документы Посольского приказа – высшего государственного учреждения допетровской России, занимавшегося вопросами внешней политики. Г. Ф. Миллер предпочел не требовавшей особых хлопот академической должности в столичном Петербурге кропотливую работу архивиста.

Московский период деятельности Г. Ф. Миллера ознаменовался изданием ряда ценных источников по истории России. Нс написав ни одной работы, посвященной собственно источниковедению, историк своей практической собирательской, архивной и издательской, деятельностью способствовал выявлению и изучению источников но истории России, а следовательно, и формированию источниковедения.

Следующим шагом на этом пути стала деятельность Августа Людвига Шлецера (1735–1809), который начинал свою работу по изучению русской истории в 1760-е гг. в качестве ученика Г. Ф. Миллера. Λ. Л. Шлецера можно считать первым источниковедом. Он сделал объектом своего исследования не исторический процесс, а сам источник (русские летописи) и поставил цель реконструировать древнейшую русскую летопись, созданную в XI в. монахом Киево-Печерского монастыря Нестором. Изданная в 1802 г. уже много лет проживавшим в Германии А. Л. Шлецером (он уехал из России в 1768 г.) монография так и называлась – "Летопись Нестора" ("Nestorclironik", в русском переводе этой книги, появившемся в 1809 г. – "Нестор"), Это была первая монография, посвященная источнику по истории России, а не просто историческому процессу.

Источниковедение в России XVIII в. развивалось не только благодаря трудам академических ученых. Большую роль в его формировании сыграл Василий Никитич Татищев (1686–1750). Для написания своей "Российской истории", над которой он трудился в 1720–1740-е гг., В. Н. Татищев собрал коллекцию источников, по преимуществу летописей, которую подарил Академии наук. В тексте "Истории" В. Н. Татищев подробно охарактеризовал каждый источник, а также предложил первую в отечественной практике классификацию источников, выделив генеральные истории (изложения общерусской истории), местные истории (источники, описывающие историю отдельных регионов), топографии (историко-географические сочинения) и т.п.

Источниковедческим новшеством В. Н. Татищева по сравнению с его предшественниками было принципиально иное изложение древнерусской истории, в основу которого ученый положил не историко-литературные компиляции XVI–XVII вв., а подлинные русские летописи. Обратившись к летописи как историческому источнику, В. Н. Татищев предпринял попытку реконструировать историю летописания (позднее этот вопрос пытался решить А. Л. Шлецер). В методологическом отношении подход В. Н. Татищева значительно уступал исследованию А. Л. Шлецера, основанному на принципах текстологии. В. Н. Татищев произвольно выбирал для каждой эпохи исторического деятеля, который мог бы вести летописные записи. Этому деятелю историк и приписывал летописные тексты соответствующего времени.

Однако в одном В. Н. Татищев был более прогрессивен, чем А. Л. Шлецер. Последнего интересовал только первоначальный текст летописи, а для В. II. Татищева были важны все этапы работы над летописью, и в этом он предвосхитил подходы к изучению источника. Кроме того, В. Н. Татищев первым обратил внимание на такие памятники древнерусского законодательства, как Правда русская и Судебник 1550 г. Судебник он даже подготовил к изданию и составил комментарии к его тексту.

Столь пристальное и необычное для того времени внимание к содержанию источника сочеталось у В. Н. Татищева с небрежным отношением к его внешней характеристике. Русский историк называл древним летописцем рукопись XVIII в., содержащую, по его мнению, древний текст. Иными словами, для В. Н. Татищева, как, впрочем, и для большинства историков XVIII в., имело значение только содержание источника.

Таким образом, в XVI11 в. происходило накопление знаний об источниках по истории России, выявление текста самих источников, предпринимались попытки классификации источников.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >