Источниковедение в России в XIX – начале XX века

В европейской культуре начала XIX в., к которой принадлежала и Россия, классицизм уступил место романтизму с его обостренным вниманием к любым проявлениям индивидуальности и утверждением ценности личного опыта в постижении реальности. Эти установки оказались благоприятными для развития национальной истории и источниковедения. Не случайно первым русским историком, серьезно занявшимся проблемами источниковедения, стал крупнейший в тогдашней России поэт-сентименталист Николай Михайлович Карамзин (1766–1826).

В 1801 г. на российский престол взошел юный монарх Александр I, который совместно со своими прогрессивно и либерально настроенными "молодыми друзьями" шел навстречу веяниям времени. В 1803 г. Η. М. Карамзин получил от императора должность историографа, которая открывала для него все государственные и церковные архивы.

Написанная Η. М. Карамзиным "История государства Российского" состоит из двух блоков. Первый блок – основной текст, который произвел глубокое впечатление на современников. Говорили, что автор открыл русскому обществу его историю, как Колумб открыл Америку. Сочинение Η. М. Карамзина имело все достоинства литературного произведения, а концепция отличалась полемической заостренностью и злободневностью.

А. С. Пушкин писал о произведении Η. М. Карамзина: "Его истории изящность, простота доказывают нам без всякого пристрастья необходимость самовластья и прелести кнута". Однако все это относится лишь к первому блоку "Истории государства Российского".

Второй блок – примечания, касающиеся преимущественно характеристик источников, которые историк привлекал в своем исследовании. Некоторые из них представляют собой законченные источниковедческие штудии, в которых Η. М. Карамзин предстает выдающимся исследователем источников по древнерусской истории. Если основной текст "Истории государства Российского" давно стал достоянием истории науки и литературы, то примечания до настоящего времени сохранили свою ценность и актуальность. С предположениями ученого, высказанными в примечаниях, и сейчас спорят исследователи, нередко находя им подтверждения в источниках, неизвестных Η. М. Карамзину. Можно сказать, что Η. М. Карамзин как историк актуален сегодня прежде всего своими источниковедческими наблюдениями.

В начале XIX в. в Петербурге и Москве действовал исторический кружок канцлера графа Николая Петровича Румянцева (1754–1826), всемерно содействовавшего развитию исторической науки в России. Η. П. Румянцев сплотил вокруг себя талантливых историков, чьи исследования он щедро финансировал. Кроме того, по его инициативе предпринимались археографические экспедиции по собиранию древних рукописей, а также работы по изданию исторических источников.

Из деятелей румянцевского кружка следует выделить крупнейших источниковедов своего времени Константина Федоровича Калайдовича (1792–1832) и Павла Михайловича Строева (1796–1876). К. Ф. Калайдович получил известность благодаря разысканиям по источниковедению древнеславянской и древнерусской книжности. Авторитет К. Ф. Калайдовича был настолько велик, что Η. М. Карамзин в своих примечаниях ссылался на его мнение как эксперта. Однако безвременная кончина этого историка помешала развернуться его дарованию в полной мере. Археографические экспедиции Π. М. Строева 1828–1832 гг. положили начало Археографической комиссии, образованной в 1834 г. и занимавшейся изданием источников по истории России. Крупным научным трудом Π. М. Строева является "Библиологический словарь", содержащий справочную информацию о всех известных к тому времени письменных нарративных источниках древнерусского периода.

В занятиях Румянцевского кружка принимал участие и церковный историк митрополит Евгений (Болховитинов, 1767–1837), в научном творчестве которого исследование источников по истории Древней Руси занимало первое место. Он составил "Словарь светских и церковных писателей греко-российской церкви", посвященный в основном авторам средневековых нарративных источников. Историку удалось издать только первую часть своего справочника, посвященную церковным писателям, она вышла в 1818 г. Вторую часть, посвященную произведениям светских писателей, издал в 1847 г. московский историк И. М. Снегирев.

В Москве ведущим центром в XIX – начале XX в. являлось Общество истории и древностей российских, которое было основано при Московском университете в 1804 г. по предложению А. Л. Шлецера для издания русских летописей. С годами профиль деятельности Общества несколько изменился, и на первый план вышло изучение русской истории через призму источников.

Все крупные московские историки-источниковеды были тесно связаны с Обществом истории и древностей российских. Кроме К. Ф. Калайдовича и П. М. Строева, следует назвать Михаила Петровича Погодина (1800– 1975), Осипа Максимовича Бодянского (1808–1878), Вукола Михайловича Ундольского (1816–1864), Андрея Николаевича Попова (1841–1881) и др. Эти и другие историки участвовали в заседаниях Общества и регулярно публиковали на страницах его периодических изданий ("Русские достопамятности", "Временник ОИДР", "Чтения ОИДР") издания источников и свои источниковедческие исследования. До наших дней сохранили свою научную ценность исследования О. М. Бодянского о письменном наследии святых Кирилла и Мефодия и их учеников, а также научные труды А. Н. Попова, посвященные древнерусским хронографам.

Во второй половине XIX в. источниковедением стали интенсивно заниматься на кафедрах русской истории крупнейших университетов. В Московском университете основоположником источниковедческой школы следует считать Василия Осиповича Ключевского (1841 – 1911), который начал свою научную деятельность с образцового исследования "Жития святых как исторический источник". В. О. Ключевский впервые привлек к исследованию десятки житий русских святых, изучил историю текста и взаимоотношения важнейших памятников агиографической литературы.

В Петербургском университете источниковедческая школа была заложена научно-педагогической деятельностью Константина Николаевича Бестужева-Рюмина (1829–1897), который в курсе русской истории первый раздел отвел подробному описанию источников по истории средневековой России. Отдельную работу историк посвятил русским летописям. К. Н. Бестужев-Рюмин считал, что мастерству историка следует учиться посредством изучения источников. Возможно, именно поэтому большинство его учеников писали диссертации по источниковедению. Из них наибольший вклад в развитие источниковедения внесли Сергей Федорович Платонов (1860–1933) и Александр Сергеевич Лаппо-Данилевский (1863-1919).

С. Ф. Платонов изучал источники по истории Смутного времени в России. С конца XIX в. он возглавлял кафедру русской истории Петербургского университета, был деятельным сотрудником Археографической комиссии, председателем которой стал в 1918 г. В лице С. Ф. Платонова соединились скрупулезный исследователь и публикатор источников, талантливый историк и педагог (по его учебникам изучали русскую историю гимназисты и студенты), а также удачливый администратор. Всегда окруженный учениками и последователями, С. Ф. Платонов оставался верен главному методологическому принципу своего учителя – учить истории через исследование источников.

А. С. Лаппо-Данилевский сосредоточил свое внимание на исследовании документальных источников XVI–XVII вв. Ученики, посещавшие его семинар, посвященный методике исследования и издания древнерусских актов, составили особую школу. Изданием средневековых актов из собрания Коллегии экономии, включающего архивы русских монастырей эпохи позднего Средневековья, занималась возглавляемая А. С. Лаппо-Данилевским Постоянная историческая комиссия, в работе которой принимали участие ученики историка Александр Игнатьевич Андреев (1887–1959), Сигизмунд Натанович Валк (1887–1975), Алексей Алексеевич Шилов (1881 – 1942) и др. А. С. Лаппо-Данилевский широко использовал наработки западноевропейской дипломатики, ее терминологию и методику, чем существенно обогатил отечественное источниковедение.

Особняком стоит деятельность петербургского историка, выпускника Казанского университета Николая Петровича Лихачева (1862–1936), который много сделал для развития вспомогательных исторических дисциплин: палеографии, филиграноведения, сфрагистики, древнерусской иконографии. Η. П. Лихачев составил справочники по филиграням, которые используются до сего дня. Его перу принадлежат также несколько выполненных на исключительно высоком уровне источниковедческих исследований о русских источниках XVI в.

Большой вклад в развитие источниковедения в России внесли литературоведы. Школа по изучению древнерусских письменных источников сложилась во второй половине XIX в. в стенах Московского университета. Ее деятельность связана с именами Федора Ивановича Буслаева (1818– 1897), Филиппа Федоровича Фортунатова (1848–1914), Николая Саввича Тихонравова (1832–1893). Из этой школы вышли и другие выдающиеся исследователи источников по истории средневековой России.

Алексей Иванович Соболевский (1856–1929) составил справочник "Переводная литература Московской Руси", ставший первым трудом, в котором давалась характеристика такому источнику, как русская средневековая переводная литература. Имя Алексея Александровича Шахматова (1864–1920) связано с крупномасштабным исследованием древнерусских летописей. Владимир Николаевич Перетц (1870–1935) долгое время преподавал в Киевском университете, где образовал школу по изучению русской и украинской литературы XVII в. Именно В. Н. Перетц в своем учебнике впервые в отечественной практике описал метод текстологического изучения памятника древнерусской литературы. В Киевском университете долгие годы проводился семинар В. Н. Перетца по изучению древнерусской литературы, который посещали выдающиеся литературоведы Николай Каллиникович Гудзий (1887–1965), Сергей Алексеевич Бугославский (1888-1945) и др.

К началу XX в. источниковедческие изыскания стали неотъемлемой частью любого исторического исследования и признаком профессиональной культуры историка. В 1878 г. известным деятелем архивного дела Николаем Васильевичем Калачовым (1819–1885) в Петербурге был основан Археологический институт. Целью этого учебного заведения было преподавание источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин для лиц, имевших высшее образование, но не получивших специальную историко-филологическую подготовку, т.е. для выпускников негуманитарных факультетов. Под археологией в то время понимали любое изучение древних источников. В 1907 г. Археологический институт был открыт в Москве, а накануне революции – в Перми.

Начало XX в. заслуженно называют золотым веком историко-филологической науки в России, большая роль в развитии которой принадлежит источниковедению. Расцвет источниковедения в конце XIX – начале XX в. связывают с философией позитивизма, последователями которой в той или иной степени были все крупные историки-источниковеды того времени. Возможность познавать объективную реальность окружающего мира, опираясь на собственные ощущения, лежит в основе источниковедения, как, впрочем, и большинства научных дисциплин.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >