Отечественное источниковедение XX – начала XXI века

В начале XX в. в России действовали крупные исторические и филологические школы, представители которых активно занимались источниковедческими изысканиями. В Московском университете работали ученики

В. О. Ключевского, среди которых наиболее результативно источниковедением занимался Михаил Михайлович Богословский (1867–1929). В Петербургском университете существовала школа С. Ф. Платонова, а в Академии наук – школа А. С. Лаппо-Данилевского. Кроме того, сильно было влияние на современников А. А. Шахматова. Накануне революции переехал в Петербург В. Н. Перетц.

Революционные потрясения 1917 г. и события Гражданской войны 1918– 1922 гг. поставили перед историками важную задачу формирования архивного фонда молодого Советского государства. В 1922 г. был образован Центрархив, и участие в его работе по разбору архивов дореволюционных учреждений стало для многих историков шансом выжить в условиях разрухи, а также продолжать свою профессиональную деятельность.

Центрархив возглавил ученик В. О. Ключевского историк-марксист Михаил Николаевич Покровский (1868–1932), который, будучи сторонником идеологизации истории, неодобрительно относился к источниковедческим исследованиям, по его мнению, ненужным, решающим слишком узкие задачи. Широкую известность получило изречение Μ. Н. Покровского о том, что "история – это политика, опрокинутая в прошлое". Глава Центрархива вступил в конфликт с руководителем Петроградской секции Центрархива С. Ф. Платоновым. Отстранение последнего от архивного строительства, которого Μ. Н. Покровский добился в середине 1920-х гг., повлекло за собой удаление из этой сферы целого ряда петербургских и московских историков. Однако некоторые специалисты, например А. А. Шилов, Б. А. Романов, все же остались на архивной работе, привнеся в нее академические принципы исследования источников.

В 1920-е гг. историки получили широкие возможности для научной и педагогической работы. В 1922 г. к Петроградскому университету были присоединены Высшие женские курсы и Археологический институт.

В программе последнего были курсы источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин – все они оказались и в университетской программе. Пришлось даже ввести специальное архивно-археографическое отделение, ведущим предметом на котором стало источниковедение.

Тяготы революционного времени сказались и на положении Академии наук. До революции большинство академиков придерживались либеральных взглядов в духе партии кадетов. Именно поэтому в действительные члены Академии наук до революции так и не были избраны монархист

С. Ф. Платонов и стоявший на крайне правых позициях Η. П. Лихачев. Кроме того, в Академию наук практически не выбирали московских историков. После революции ситуация изменилась. Кончина А. С. Лаппо-Данилевского, А. А. Шахматова и ряда других академиков обескровила Академию наук. На вакантные места в течение нескольких лет были избраны С. Ф. Платонов, Η. П. Лихачев, Μ. М. Богословский и др. В 1926 г. Постоянная историческая комиссия была присоединена к Археографической комиссии, которую еще в 1918 г. возглавил С. Ф. Платонов. В преображенном виде это учреждение называлось Постоянной историко-археографической комиссией и занималось не только изданием источников, но и их собиранием и изучением. Правой рукой С. Ф. Платонова в комиссии стал А. И. Андреев. С. Ф. Платонов возглавил также Библиотеку Академии наук (далее – БАН) и Институт русской литературы (Пушкинский Дом) – научные учреждения, в деятельности которых традиционно присутствовала источниковедческая составляющая.

В 1920-е гг. силами Μ. Н. Покровского, В. В. Адоратского, Η. М. Лукина развернулась борьба с так называемой буржуазной методологией истории, особенно активизировавшаяся в связи с переизданием в 1923 г. книги А. С. Лаппо-Данилевского "Методология истории", принципы которой, тем не менее, продолжали развивать С. Н. Валк, А. Е. Пресняков, И. М. Гревс. Так, велась работа по подготовке к изданию текстов декретов первых лет Советской власти, которая завершилась в 1933 г. выходом в свет сборника "Декреты Октябрьской революции". Высокий уровень археографической подготовки сборника, осуществленной С. Н. Валком, доныне является общепризнанным.

В 1929 г. органами Объединенного государственного политического управления было сфабриковано так называемое "академическое дело", в результате которого по обвинению в антиправительственном заговоре были арестованы С. Ф. Платонов, II. П. Лихачев, М. К. Любавский и десятки их учеников и коллег.

В 1932 г. Академия наук была переведена из Ленинграда в Москву. Историко-археографическую комиссию сначала преобразовали в Историко-археографический институт, которому затем придали статус группы в созданном в Москве Институте истории СССР. С 1932 г. начал выходить сборник "Проблемы источниковедения", на долгие годы ставший единственным изданием источниковедческого профиля. В 1930 г. был учрежден Институт архивоведения, с 1932 г. – Историко-архивный институт (далее – ИАИ), готовящий специалистов по архивному делу. С 1991 г. ИАИ входит в состав Российского государственного гуманитарного университета. В 2010 г. кафедра источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин ИАИ была преобразована в Высшую школу источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин.

Теоретическое осмысление проблем источниковедения в начале 1930-х гг. в работах Г. П. Саара, С. Н. Быковского было прервано обращением И. В. Сталина в редакцию журнала "Пролетарская революция", в котором ои назвал исследователей, полагающихся "на одни лишь бумажные документы", безнадежными бюрократами и архивными крысами. Тем самым утверждалось положение о необязательности документального обоснования выводов историка. Сформировался двойственный подход к оценке достоверности информации источников дореволюционного и послереволюционного периодов: по отношению к первым подчеркивалось требование критического анализа, в отношении вторых достоверность признавалась бесспорной. Таким образом, в рамках новой концепции источниковедения исторический источник рассматривался как социально обусловленное явление, как продукт классовой борьбы.

В атом контексте роль источниковедения как научной дисциплины упала. В 1931 г. Археографическая комиссия была преобразована в Историко-археографический институт, а в 1936 г. вообще ликвидирована. Ситуация изменилась в послевоенное время, когда в официальной идеологии был взят курс на патриотическое воспитание советского человека. В этой обстановке выдающемуся историку, академику Михаилу Николаевичу Тихомирову (1893– 1965) в 1956 г. удалось восстановить Археографическую комиссию, печатным органом которой стал "Археографический ежегодник", являющийся до настоящего времени наиболее авторитетным научным изданием по источниковедению. Спустя несколько лет, в 1968 г., Μ. Н. Тихомиров основал на историческом факультете Московского университета кафедру источниковедения истории России, ставшую ведущим научно-учебным центром по источниковедению 3.6).

Большой вклад в развитие источниковедения в советское время внесли филологи, как лингвисты, так и литературоведы. После разгрома исторической науки в Ленинграде и Москве в 1929–1930 гг. прибежищем для многих уволенных и оставшихся без работы историков и филологов стала работа над картотекой академического словаря древнерусского языка, непосредственно связанная с самыми разными письменными источниками, тексты которых надлежало пословно расписывать по карточкам. В 1934 г. в Институте русской литературы Академии наук СССР (Пушкинском Доме) по инициативе директора института, известного исследователя источников по истории России XVI в. Александра Сергеевича Орлова (1871–1947) был образован сектор древнерусской литературы. Его возглавила ученица и жена В. Н. Перетца Варвара Павловна Адрианова-Перетц (1988–1972). С 1934 г. вышли "Труды отдела древнерусской литературы", в которых были опубликованы многие статьи по источниковедению древнерусских источников (к настоящему времени издан 61 том).

Академик Μ. Н. Тихомиров оставил после себя большую школу историков-источниковедов, которая была связана в основном с кафедрой источниковедения Московского государственного университета (далее – МГУ) и Археографической комиссией. Свое собрание русских средневековых рукописей Μ. Н. Тихомиров завещал Государственной публичной научно-технической библиотеке в Новосибирске. В институте истории в Новосибирске стал работать и ученик Μ. Н. Тихомирова Николай Николаевич Покровский (1930–2013), основавший сибирскую школу источниковедения, одну из самых деятельных в настоящее время. В Москве среди учеников Μ. Н. Тихомирова в области источниковедения результативно работали и работают Аполлон Григорьевич Кузьмин (1928–2004), Сигурд Оттович Шмидт (1922–2013), Борис Николаевич Флоря (род. 1937). С. О. Шмидт сменил Μ. Н. Тихомирова на посту председателя Археографической комиссии и возглавлял ее в 1968–2006 гг. Для формирования школы Шмидта большое значение имел руководимый им на протяжении четырех десятилетий кружок источниковедения в Историко-архивном институте.

Крупным научным центром источниковедения во второй половине XX в. являлся Историко-архивный институт. Здесь работали Лев Владимирович Черепнин (1905–1977), Александр Александрович Зимин (1920– 1980), Владимир Борисович Кобрин (1930–1990), и другие выдающиеся историки-источниковеды.

Л. В. Черепнин долгое время (1969–1977) также возглавлял сектор истории феодализма Института истории СССР Академии наук СССР, что позволило ему собрать в этом учреждении целую плеяду крупных историков-источниковедов. Его школу отличало внимание к документальным источникам русского Средневековья. Эти традиции продолжались и в более позднее время, вплоть до 1990-х гг. В разное время в Институте истории СССР Академии наук СССР (ныне – Институт российской истории Российской академии наук) работали и работают выдающиеся историки-источниковеды Арсений Николаевич Насонов (1898–1965), Владимир Андреевич Кучкин (род. 1933), Сергей Михайлович Каштанов (род. 1932), Анна Леонидовна Хорошкевич (род. 1931), Нина Васильевна Синицына (род. 1936), Борис Михайлович Клосс (род. 1932) и др.

Рост интереса к источниковедению в 1960–1970-х гг. выразился в обсуждении теоретических проблем источниковедения. Толчком к ним стало обсуждение доклада Александра Цезаревича Мерзона "О критике исторических источников" в 1957 г. в Историко-архивном институте. В 1960–1970-е гг. вопросы теории, методологии, истории источниковедения изучались в Ростове-на-Дону (школа Александра Павловича Пронштейна, 1913–1998), в Томском государственном университете (школа Бориса Георгиевича Могильницкого, род. 1929), в МГУ (школа академика Ивана Дмитриевича Ковальченко, 1923–1995). Именно в этот период началось активное развитие источниковедения Нового и Новейшего времени, во многом благодаря открывшимся возможностям работы в архивах страны. Μ. Н. Тихомиров включил источники советского периода в сферу научных изысканий Археографической комиссии Академии наук СССР.

В 1960–1970-е гг. все большее внимание уделялось совершенствованию методов исторических исследований, направленных на повышение "информативной отдачи" документов. Усилиями Б. Г. Литвака, И. Д. Ковальченко, В. И. Бовыкина, В. 3. Дробижева разрабатывались вопросы источниковедения массовых источников. Углублялись междисциплинарные связи источниковедения с такими науками, как математика, психология, статистика. В конце 1960-х гг. при отделении истории Академии наук СССР была создана Комиссия по применению математических методов и электронно-вычислительных машин (далее – ЭВМ) в исторических исследованиях, началось создание лабораторий в академических институтах и университетах. В МГУ была открыта лаборатория исторической информатики, сформировалась научная школа использования количественных методов в исторических и источниковедческих исследованиях (Леонид Иосифович Бородкин (род. 1946), Леонид Васильевич Милов (1929–2007), Ирина Марковна Гарскова).

В Ленинградском государственном университете традиции источниковедения поддерживали в 1930-е гг. ученик А. А. Шахматова Михаил Дмитриевич Приселков (1881 – 1941), а в послевоенные годы – ученик А. С. Лаппо-Данилевского Сигизмунд Натанович Валк (1887–1975) и ученик А. Е. Преснякова Борис Александрович Романов (1889–1957). С. Н. Валк изучал источники как средневековые, так и Нового и Новейшего времени: древнерусские акты, сочинения В. Н. Татищева, документы советских учреждений. Столь же широким диапазоном отличались научные интересы Бориса Александровича Романова (1889–1957), который известен как автор исследований и по истории Древней Руси, и по истории России начала XX в.

М. Д. Приселков, занятия которого источниковедческим изучением древнерусских летописей были результативными сами по себе, создал школу историков-летописеведов, среди которых такие крупные ученые, как Арсений Николаевич Насонов, Яков Соломонович Лурье (1921–1996) и Даниил Натанович Альшиц (1919–2012).

В 1991 г. на историческом факультете Ленинградского (Санкт- Петербургского) государственного университета была образована кафедра источниковедения истории России под руководством известного специалиста в области применения математических методов при изучении источников XVIII–XIX вв. Сергея Григорьевича Кащенко (род. 1949). Школа С. Г. Кащенко занимается исследованием массовых источников математическими методами, в частности, источников по истории проведения и реализации реформы 1861 г. но отмене крепостного права, а также истории демографических процессов в России XVIII – начала XX в.

Развитие источниковедческих исследований продолжалось в секторе (отделе) древнерусской литературы Института русской литературы Академии наук СССР (Российской академии наук) в Ленинграде (Санкт-

Петербурге), которым в 1954–1999 гг. руководил выдающийся ученый Дмитрий Сергеевич Лихачев (1906–1999). Здесь сформировалась школа, продолжавшая дореволюционные историко-филологические традиции. В частности, был разработан метод текстологического изучения нарративных источников древнерусской традиции. Представители этой школы (Лев Александрович Дмитриев (1921 – 1993), Руфина Петровна Дмитриева (1925–2001), Ольга Андреевна Белоброва (род. 1925), Олег Викторович Творогов (род. 1928), Гелиан Михайлович Прохоров (род. 1936), Наталья Владимировна Понырко (род. 1946), Дмитрий Михайлович Буланин (род. 1953) и др.) своими работами составили золотой фонд отечественного источниковедения. Продолжающееся издание "Труды отдела древнерусской литературы" является одним из самых авторитетных среди исследователей русских средневековых источников.

Лингвистическое источниковедение русской средневековой письменности – направление, которое развивают сотрудники Института русского языка Российской академии наук. Особенно успешным стало исследование Андреем Анатольевичем Зализняком (род. 1935) обнаруженных в процессе археологических раскопок берестяных грамот и изучение Алексеем Алексеевичем Гиппиус (род. 1963) древнейшего списка русской летописи – Новгородской I старшего извода. Среди выдающихся лингвистов-источниковедов советского времени следует назвать также профессоров Ленинградского-Петербургского университета специалиста по древнерусской переводной книжности Никиту Александровича Мещерского (1906–1987) и специалиста по древнерусской эпиграфике Татьяну Всеволодовну Рождественскую (род. 1945).

В 1970–1980-е гг. база исторических исследований расширилась за счет источников, ранее использовавшихся только в качестве вспомогательных, а также разработкой методики их анализа: мемуаров (Андрей Григорьевич Тартаковский, 1931–1999), кино-, фото-, фонодокументов (Владимир Маркович Магидов, род. 1938), устной традиции (В. В. Кабанов). С 1990-х гг. перед исследователями встала задача разработки принципов источниковедческой критики по отношению к документам советского времени, ставшим доступными в ходе так называемой "архивной революции". Эта проблематика получила отражение в трудах Η. Н. Покровского, А. К. Соколова. Все большее распространение в отечественном источниковедении приобретают взгляды сторонников феноменологической школы (Ольга Михайловна Медушевская, 1922–2007). Сегодня идеи этой школы развивают Марина Федоровна Румянцева, Людмила Борисовна Сукина, Сергей Иванович Маловичко. В рамках данной концепции исторический источник рассматривается как результат творческой деятельности человека, необходимый для познания исторической и культурной реальности через ее личностное восприятие.

Отечественное источниковедение в XX в. добилось крупных научных результатов как в теоретической (методологической), так и в прикладной сферах. Благодаря достижениям ученых стало возможным углубленное изучение российской истории с древнейших времен до XX в.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >