Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Источниковедение

Русская публицистика XVII века

Русская публицистика в XVII в. переживала расцвет и продолжала развивать вопросы, поставленные еще в XV–XVI вв. В то же время возник ряд новых тем. Резко усилилась интенсивность публицистической полемики в церковной сфере, возросла пропагандистская роль публицистики.

В связи со сменой династии, приходом к власти Романовых власть нуждалась в публичной легитимации, прославлении представителей правящего дома. Для этого привлекались и литературно-публицистические произведения. Как пример можно привести сочинение князя Ивана Семеновича Куракина "Чаша государя нашего царя и великого князя Михаила Федоровича всея России" (между 1613 и 1619).

Авторы XVII в. в полной мере осознали силу письменного слова, публицистической полемики и публичной пропаганды. Теперь они сочиняли не для конкретных адресатов, а для более широкого круга читателей. Произведения переписывались и распространялись по России, передавались из рук в руки, все чаще печатались по мере развития книгопечатания. Конечно, здесь были эффект и результат Смутного времени, когда разного рода литературные и публицистические сочинения, "подметные письма", грамоты и другие документы активно циркулировали по стране и оказывали серьезное влияние на политические процессы, например, работа над созданием Второго ополчения Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, как известно, началась после получения грамот патриарха Гермогена, призывавшего к сопротивлению иноверцам-полякам.

В связи с этим авторы в рассматриваемый период очень ответственно подходили к созданию публицистических сочинений. Когда в 1644 г. в Россию приехал датский королевич Вольдемар, жених царевны Ирины Михайловны, для переубеждения сопровождавших его лютеран и обоснования необходимости крещения принца в православную веру, по приказу царя Михаила Федоровича был издан целый антипротестантский полемический сборник – "Кириллова книга". Как пример можно привести рукописный сборник Леонтия Белоуса, в 1665 г. собравшего материалы, посвященные истории шведского завоевания русского побережья Финского залива (от Ивангорода до Невы, которые по Столбовскому миру 1618 г. отошли к Швеции). Данные сопровождались литературной частью, главной в которой было сочинение "Плач о реке Нарове". Леонтий Белоус горевал о землях, потерянных Россией, жаловался на притеснения шведов. Показательно, что этой теме был посвящен целый сборник с продуманной структурой, составленный из документов по теме и дополняющих их литературно-публицистических сочинений.

Другим примером осознания значения слова являются проповеди 1645–1652 гг. Ивана Неронова (1591–1670), одного из создателей и лидеров знаменитого "кружка ревнителей благочестия" при царе Алексее Михайловиче, а затем идеолога старообрядчества. Он первым "написа окрест стены... поучительные словеса", т.е. снабдил, если можно так выразиться, свои проповеди в московском Казанском соборе наглядной агитацией, сопроводил их письменными текстами.

Новым явлением в XVII в. было появление литературно-публицистических псевдоисторических сочинений, написанных от имени известных исторических персонажей, но никакого отношения к ним не имеющих. Например, "Запрещение о тафьях митрополита Филиппа" (Колычева), рассказывающее о якобы имевшем место столкновении Филиппа Колычева и Ивана Грозного, явившегося на церковную службу в мусульманской шапке (тафье). Легендарная переписка Ивана Грозного с турецким султаном (первая четверть XVII в.) является одним из первых отечественных антитурецких публицистических сочинений. В 1670-х гг. эта тема была развита появлением легендарной переписки турецкого султана с цесарем Леопольдом, с Чигиринскими казаками и легендарным "Посланием турецкого султана немецким владетелям и всем христианам".

Большой толчок развитию публицистики во второй половине XVII в. дал церковный раскол. Вокруг реформ церкви развернулась масштабная полемика, имевшая много направлений. Антикатолическая полемика представлена следующими сочинениями:

  • – "Послание против латинской ереси и о крещении латин" (около 1620) митрополита ростовского и ярославского Варлаама;
  • – анонимный "Просветитель литовский" (около 1620);
  • – антикатолические сочинения князя Ивана Андреевича Хворостинина, в частности, "Изложение на еретики злохулники", "Повесть слезная о листриском, сиречь Феларском и Фларентиском разбойническом кровопролитном осмом соборе" (около 1620);
  • – "Обличения на новопотаенных волков, ходящих в одеждах ловчих..." (1688), направленные против учения братьев Иоанникия и Софрония Лихудов о Евхаристии дьякона кремлевского Спасского собора Афанасия.

Образцами антипротестантской полемики считались "Изложение на люторы" (1623) Ивана Наседки, "Слова избранные о чести святых икон и поклонении им" (1642) Захарии Подосенова. Новым явлением стало также выступление против униатов[1].

К традиционной антилатинской и антипротестантской полемике добавилась антигреческая, например "Прения с греками о вере" и "Проскинитарий" Арсения Суханова (ум. 1668), в которой православные греки объявлялись чуть ли не еретиками. Грекофилы отстаивали свои позиции, обличали католичество ("Книга православного вероисповедания" (1688) и "Щит веры" (1690) архиепископа Холмогорского и Важеского Афанасия). За Россией и Московской патриархией в XVII в. прочно закрепляется роль III Рима. Новое глубокое идейное обоснование теории "Москва – III Рим" содержалось в "Слове благочестивому и христолюбивому воинству" и "Слове к православному воинству о помощи Пресвятой Богородицы" (1687) Игнатия (Римского-Корсакова), будущего митрополита Тобольского и Сибирского (1692–1700).

Крупнейшим публицистом был духовный лидер старообрядцев Аввакум Петров (1620–1682), автор знаменитого автобиографического жития и еще около 80 сочинений. Его главными полемическими произведениями были четыре челобитные царю Алексею Михайловичу; "Записка о заточении и расстрижеиии", которые распространялись старообрядцами в списках (инок Авраамий включил "Первую челобитную" и "Записку о заточении и расстрижеиии" в сборник "Христианоопасный щит веры против еретического ополчения"); "Книга бесед" (1669–1675); "Книга толкований и поучений" (1673–1676); "Книга обличений, или Евангелие вечное" (1676) – памятник, посвященный богословским догматическим спорам (о Троице, о сошествии в ад и т.д.).

Среди сочинений других старообрядческих идеологов нужно назвать "О сложении перстов..." (около 1656) Герасима Фирсова, "Великую челобитную" (около 1656) Никиты Пустосвята, "Покаянные воззвания к народу" (1666) Ефрема Потемкина; "Сказание от божественных писаний..." (1666–1667) Геронтия Рязанова, комплекс так называемых соловецких челобитных (1667), "Прение верного инока с отступником" (1670-е), "Книга о титуле на кресте" дьякона Соловецкого монастыря Игнатия, его же "Челобитная последнего остальца соловецкого" (1676) и "Исповедение" (1682), пропагандирующее самосожжение как форму социально-религиозного протеста.

Власть отвечала своими полемическими и публицистическими антистарообрядческими сочинениями (никонианский антистарообрядческий сборник "Скрижаль" (1656), "О аллилуи", "О честном кресте", "О Иисусове молитве" и "О четвероконечном кресте, иже именуют крыжем" (1667) архимандрита Иверского монастыря Дионисия Грека, "Слово на Никиту Пустосвята" (1682) патриарха Иоакима, "Бразда духовная" (1683), "Известие об увещании раскольников в уездах Костромском и Кинешемском" (1687) Игнатия (Римского-Корсакова) и Кариона Истомина.

Деятельность лидеров старообрядчества удостоилась публицистических биографических повестей, отличающихся от житийной литературы своим демократизмом, стилистикой и новой реалистической манерой рассказа. Такова "Повесть о боярыне Морозовой" (1675–1677).

Старообрядческая публицистика вовсе не была единой по своей идейной направленности. Например, в 1691 г. Ефросин написал "Отразительноt писание о новоизобретенном пути самоубийственных смертей" против распространившейся практики самосожжений. Аналогичные идеи содержала "Жалобница" (1691) поморских старцев против самосожжений.

В публицистике XVII в. очень усиливается личностный, авторский момент. Развивается жанр личной проповеди, наиболее ярко проявившийся в творчестве Антония Подольского (первая треть XVII в.), автора сочинений "Слово о многонотонном и прелестном пьянстве", "Слово о царствии небесном..." и "Слово о разслабленном и немужественном и изуменном страховании", и Ивана Неронова. Церковная публицистика, как и вся остальная, демократизировалась. Так, житель Коломны Исидор Крючков 19 февраля 1665 г. подбросил на полки овощного ряда на рынке тетрадь со своим сочинением о близкой кончине мира. Как другой пример можно привести публицистические выступления старообрядцев, не являвшихся духовными лицами, например, "Сказка" (1679), рассказывающая, почему крестьяне готовы устроить самосожжение, чтобы отстоять "старую веру" и не принимать реформ Никона, крестьянина деревни Мостовка Тюменского уезда Ивана Бархатова.

Характерной чертой русской публицистики XVII в. стала ее демократичность: более широким становится социальное происхождение авторов, более обширным круг обсуждаемых проблем, более демократичным язык произведений.

  • [1] Униаты – сторонники Брестской унии 1596 г., в которой на территории Речи Посполитой произошло слияние православной и католической церквей. Это вызвало религиозные волнения и столкновения православных и униатов в первой половине XVII в. на территории Украины и Белоруссии. После присоединения Левобережной Украины в 1653–1667 гг. часть униатских приходов оказалась на территории России, что обострило религиозную ситуацию и вызвало новый виток церковной полемики.
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы