Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Философия. В 2 т. Т.2

Философия и психология труда

Труд как форма созидательной деятельности и выражение высокого предназначения человека

В Евангелии сказано, что не хлебом единым жив будет человек, но ведь там не сказано, что он будет жив без всякого хлеба! При этом следует иметь в виду, что потребности человека не сводятся к чисто животным потребностям. Вспомним слова короля Лира:

... Нищие, и те

В нужде имеют что-нибудь в избытке. Сведи к необходимости всю жизнь, И человек сравняется с животным.

Потребность в жилище и одежде, в пище и ее приготовлении, надобность в одежде и множестве других вещей, которые имеют характер не только простой желательности, но и необходимости, приводят к тому, что жизнь человека чрезвычайно сложна. При этом человек привносит многообразие в свои потребности, а по мере того как вкус и полезность становятся критериями оценки, и сами потребности оказываются подчинены вкусам. Удовлетворение потребности в конечном счете нацелено уже не на саму по себе потребность, а на вкусовые утонченности, характерные для культуры и даже моды, что в свою очередь порождает особые желания, а их великое множество. Когда люди привыкают к тому, чтобы пользоваться многим, у них это многообразие желаемого стремится куда-то в бесконечность. Цели переплетаются со средствами. Сами средства становятся целями. По словам Г. Гегеля, каждое удобство обнаруживает и свое неудобство, и этим изобретениям нет конца. Само неудобство становится потребностью не столько для тех, кто непосредственно пользуется им, сколько для тех, кто ищет выгоды от его возникновения у других. Так разрастается сфера услуг для удовлетворения всевозможных желаний и прихотей. Потребности и средства их удовлетворения становятся бытием и для других, потребностями и трудом которых взаимно обусловлено их удовлетворение. Все это порождает определенную сферу взаимоотношений людей: необходимость одних людей ориентироваться на других, которые могут доставить им средства для удовлетворения их потребностей. Получая нужное мне от других, я должен производить нечто, что нужно им. Так ткется паутина хозяйственной жизни, где нити одних переходят к другим, и наоборот; завязываются узелки экономической жизни общества, а ее стержнем являются потребности и труд.

Вся наша жизнь находится в роковой зависимости от удовлетворения наших потребностей: без этого жизнь гибнет. Таким образом, вся история цивилизации есть не что иное, как постоянная деятельность людей, ориентированная на достижение материальных и духовных благ. Всякий нравственно оправданный успех в жизни есть успех труда. В Священном Писании сказано: "Ибо, когда мы были у вас, то завещали вам сие: если кто не хочет трудиться, то и не ешь" (2 Фессалон., 3:10). Занятие земледелием или промышленным производством, научным, художественным творчеством или каким-либо иным трудом формирует богатство и предполагает добывание средств к существованию от своего труда, от практической хватки, от ума, а также существенно от опосредования потребностями и трудом других. В конечном счете всем, что человек потребляет, он обязан самому себе, своей собственной деятельности. В Священном Писании говорится: "От всякого труда есть прибыль, а от пустословия только ущерб" (Притч, 14:23). Труд человека, направленный на удолетворение его потребностей и интересов, в такой же мере есть удовлетворение потребностей и интересов других, как и своих собственных, и удовлетворения своих потребностей он достигает лишь благодаря труду других. Еще в древности Архилох сказал: "Все созидает для смертных забота и труд человека". Умение продуктивно и вдохновенно трудиться — истинное сокровище для людей. Труд являет собой выражение сущностных сил человека и его священный нравственный долг. Вне труда невозможна ни жизнь общества, ни бытие каждого отдельного человека. Не даром говорится: что человек делает и как он это делает — таков он и есть. В Священном Писании сказано: "Все, что может рука твоя делать, по силам делай" (Еккл., 9:10). Труд развивает и возвеличивает человека, утверждает его собственно человеческое достоинство. Даже раб, по словам Г. Гегеля, вынужденный под страхом смерти работать на господина, в конце концов возвышается над последним, превращается в подлинного господина, а господин, лишь наслаждающийся продуктами чужого труда, становится зависимым от своего раба, становится рабом раба.

Труд — это целесообразная деятельность людей, имеющая своим содержанием преобразование, освоение природных и социальных сил для удовлетворения исторически сложившихся потребностей человека и общества. Труд — это и производство материальных благ, и воспитание человека, и врачевание, и управление людьми в экономической и духовной сферах жизни общества. Он порождает мир культуры, ее ценностей, при этом он и сам выступает в виде феномена культуры. Различают труд умственный и физический: чисто мыслительное решение какой-нибудь проблемы — это труд умственный, а вспашка земли — физический. К умственному труду относится научная работа, деятельность композитора, поэта и т.п. Это, конечно, весьма различные виды деятельности. Но при всем этом их различие не абсолютно, ибо всякая физическая работа содержит интеллектуальную составляющую: без определенной "смекалки" не обходится никакой физический труд. Труд одаренного человека, настоящего мастера своего дела характеризуется не только своей результативностью, но и эстетическим начатом: с каким искусством мастер делает свое дело. Смотришь и любуешься самой работой, мастерством, тонкостью ума, изяществом исполнения. В труде важно умение, а оно у каждого уникально. Мудрость гласит: "Если двое делают одно и то же, то это не одно и то же". Трудно всякое дело, если только не хочется его делать, и легко всякое дело, за которое мы беремся с полным убеждением в его плодотворности и надобности. Когда какое-либо дело делается нерадиво, беспорядочно и поспешно, то нечего ждать хороших результатов.

Анализируя сущность труда, важно иметь в виду множество аспектов. Одним из них является качество результата, которое зависит от мастерства субъекта деятельности, от меры его ответственности, характера мотивации, условий трудовой деятельности — наличия должных орудий труда и вообще всех необходимых средств производства. Поскольку трудовая деятельность по большей части протекает в коллективе, то важное условие продуктивности труда — моральный климат трудового коллектива, психологическая совместимость его членов. Не требует доказательств тот факт, что производительный труд никогда не бывает обособленно-индивидуальным, хотя он может осуществляться и индивидуально. Человек как родовое существо несет в себе богатое наследие хозяйственной деятельности предшествующих поколений и трудится, ощущая на своем труде влияние не только современного человечества, но и опыт предков. Он знает хозяйство только как общественное существо, какие бы формы ни принимала его индивидуальная деятельность. Труд создает блага, образующие собой "богатство" независимо от того, какова его мера: творя значимо-новое, человек чувствует себя идущим впереди всего прошлого. Будучи в самом процессе труда в настоящем, он пролагает дорогу в грядущее, увеличивая массив культурных ценностей. По словам И. А. Ильина, в труде природа и культура "братаются" друг с другом, а человеку выпадает на долю радость посредника в этом вековечном процессе.

Жизнь справедлива к людям: она не оставляет без вознаграждения их труды; она учит их трудолюбию, ибо с большей работой связывает и большее вознаграждение. "Но, — как писал Монтескье, — если произвол власти лишил их установленных природой наград, они проникаются отвращением к труду и праздность кажется им единственным благом". Однако ничто так не истощает и не разрушает человека, как продолжительное физическое бездействие. Лень, как ржавчина, разъедает быстрее, чем труд изнашивает. По словам Авиценны, безделье и праздность не только рождают невежество, они в то же время являются причиной болезни, а труд творческий есть средство не только наслаждения, но и сохранения здоровья.

Труд, особенно на его творческом уровне, суть выражение высокого предназначения человека, образ Божий в человеке. Даже подневольный труд не уничтожает свободы человека, ибо осознание неволи и рабства доступно лишь свободному по природе существу, знающему, помнящему и ценящему свою свободу. Пожалуй, только бессмысленный труд вызывает у человека неприязнь, символом чего является безнадежное бремя вкатывать сизифов камень па гору, чтобы позволить ему скатиться вниз. Как говорил И. А. Ильин, жизнь без труда позорна и несчастна, а честный труд есть уже наполовину само счастье. Да, конечно, только наполовину, ибо цельное счастье — не только в честном, но, сверх того, еще и любимом и вдохновенном труде. Ценность труда особенно остро ощущается, когда человек оказывается безработным. По словам Ильина, безработица как таковая, пусть обеспеченная или даже затопленная частными и государственными субсидиями, унижает человека и делает его несчастным. Уже одно это томительное чувство, что "я в жизни не нужен" или что "мир во мне не нуждается", что "я выброшен из великого процесса мирового труда и стал социальной пылью, лишней и ветром гонимой пылью мироздания", пробуждает в сердце здорового человека ощущения личной несостоятельности, приниженности, обиды, горечи и унижения человеческого достоинства.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы