Меню
Головна
 
Главная arrow Философия arrow Философия. В 2 т. Т.1

Возможность, действительность и вероятность

В обыденном сознании реальность фиксируется как нечто уже действительное, существующее в наличный момент времени, т.е. в настоящем. При этом настоящее понимается как действительное, как то, что есть, а не то, что становится, находится в процессе, в пути от возможного к действительному. Возможное в таком случае помещается где-то вне настоящего и, следовательно, вне действительного, оно как бы не существует, но только мыслится. Безусловно, на уровне обыденного сознания такое понимание реального, возможного и действительного может быть вполне достаточным, по научное и философское сознание не могут довольствоваться (и не довольствуются) подобным уровнем понимания существа дела.

Реальное гораздо шире, чем просто настоящее. Реальность — это не то, что уже стало и есть, совершилось, но и то, что содержит в себе возможность превращения в нечто иное — становление иного, а следовательно, того, что есть еще только в возможности: то, чего нет в возможности, не может стать и в действительности. Следовательно, реальность как бы "нагружена" не только прошлым и настоящим, но и будущим — теми всевозможными процессами развертывания бесчисленных потенций сущего, без которых вообще невозможны жизнь, движение, развитие. Иначе говоря, реальное -есть единство возможного и действительного. В жизни есть все — и только могущее возникнуть, и возникающее, и зреющее, и расцветающее, и увядающее, и умирающее, и уже умершее, и имеющее возможность воскреснуть. Следовательно, возможность и действительность, равно как и связь того и другого, совечны.

Возможность как особо существующая реальность

В истории философской мысли категории возможности и действительности, традиционно выступавшие диалектической парой, познаются одна через другую и вместе выражают глубокие аспекты категорий бытия и развития. Возможность и действительность различны, непосредственно не совпадают, в то же время возможность существует лишь в наличной действительности: она вызревает в лоне действительности как зачатие нового, определенная тенденция развития действительного. Возможность характеризует реальность с точки зрения ее будущего. Все возможности нацелены к реализации и обладают определенной потенцией. Бытие в возможности — это самостоятельная сфера реальности, при этом очень существенная и порой могучая по своей действенной силе и воздействию на становящееся бытие. Так, трагическая возможность войны приводит к огромному напряжению, "мобилизации" материальных и духовных сил общества. С другой стороны, и светлая перспектива общественного развития тоже обладает не меньшей (или даже большей) производящей мощью, а значит, существованием.

Уместно различить понятия "действительность" и "реальность", чтобы не смешивать сферу реальности с одним из модусов ее существования, ведь реальности, помимо модуса действительности, присущи еще и другие: возможность, необходимость и случайность. При этом само понятие действительности употребляется в двояком смысле. В узком смысле действительность есть реализованная возможность, в широком смысле — это вся реальность вообще, которая включает в себя в том числе и возможность как форму реальности. Таким образом, под действительностью в широком смысле разумеют и возможное, и процесс созидания нового, и его бытие на всех уровнях совершенства: Логос и космос, природу во всем великолепии ее вещественных, энергетических и информационных образований и процессов, свойств и отношений; всемирную историю со всеми ее бесчисленными событиями и коллизиями большого и малого масштаба; человека с его утонченной сферой духа; материальную и духовную культуру общества.

Мир как бы подобен бесконечному полю, усеянному семенами различных возможностей: они возникают и пребывают в нем, выражая самоосуществление реальности. Следовательно, категория действительного охватывает и вбирает в себя все возможности: последним негде больше быть, как только в действительности. Все возможное является таковым в силу того, что оно пребывает в действительности как ее направленность на изменение, на будущее.

Когда мы говорим о возможности, то имеем в виду уже пусть даже ничтожно малое начало возникновения чего-то, что находится внутри того, что обладает возможностью, т.е. внутри конкретной действительности. Это начало включает в себя и программу того, чего еще нет, но находится в том, что есть. Так, в клетке, где соединились мужское и женское начала, природа мудро заложила программу как сумму возможностей будущего плода. Однако возможность существует не только в виде программы, ай в виде функционирования совокупности определенных законов, например динамического закона, в силу которого при определенных условиях происходят солнечное или лунное затмения, что дает возможность однозначного предсказания этих событий.

Поскольку все в мире взаимосвязано и взаимодействует, то каждый объект раскрывается со стороны свойства как способа оказывать воздействие и подвергаться ему со стороны других объектов. Тем самым объекты раскрываются со стороны своих возможностей, интенций, которые внутри себя активны, "рвутся" к реализации: все возможное стремится к осуществлению.

По своему характеру и содержанию возможность обусловлена каждый раз новой действительностью, т.е. наличным бытием. Это означает, что возникают не любые возможности, но такие, качественная характеристика которых зависит от существа порождающей их действительности. Но если бы все возможности были даны раз и навсегда и никаких новых возможностей не могло бы возникнуть, тогда миру грозило бы неизбежное истощение возможностей и он походил бы на известного бальзаковского героя из "Шагреневой кожи", дни и часы которого сокращались с выполнением каждого желания. На самом деле развитие сущего — не просто развертывание свитка готовых возможностей: как в следствии имеется нечто большее, чем в причине, так и в действительности постоянно рождаются все новые и новые возможности.

Движение духа в поле возможного

Вся жизнь человека и социума организуется в соответствии с координатами возможного и действительного. Сама наша деятельность была бы немыслимой вне постоянного движения в поле возможного: именно движение человеческого социума в поле возможного послужило мощным импульсом в развитии всей человеческой культуры и цивилизации. Это условие бытия человека настолько фундаментально, что выступает как существенный и мощный регулятивный принцип отношения человека к миру, бытия человека в мире и его познания (и самопознания). Практически возможное у человека реализуется через волевые импульсы, мотивацию, интересы. Чтобы совершить тот или иной поступок, человек выбирает одну из возможных линий поведения среди множества других, руководствуясь и нравственными нормами, составляющими, в свою очередь, специфическое поле моральных возможностей. Любой поступок, совершаемый человеком, является следствием того или иного выбора из поля морально возможного, следовательно, моральная возможность поступка должна предшествовать ему: прежде, чем совершить поступок, необходимо сообразоваться с морально возможным (или необходимым).

С субъективной точки зрения человека возможности могут быть желанными и нежеланными: на первые направлены все помыслы и мечты, тогда как приближение реализация вторых может принести страдания, порождая даже чувства ужаса и отчаяния. Но вне поля возможностей невозможна свобода, по крайней мере как свобода внешняя, свобода выбора.

Подчеркивая единство возможности и действительности, включенность первой во вторую, мы должны вместе с тем иметь в виду не только их различие, но и очевидную противоположность. Возможность чего-либо — это еще далеко не действительность, и быть может, ей никогда и не суждено стать таковой. Зерно представляет собой своего рода сосредоточение растения, его информационный концентрат, но "никто зерна не принимает за растение, никто не садится под тень дубового желудя, хотя он содержит в себе более, нежели целый дуб — ряд прошедших да ряд будущих".

Идея возможности выражает тот факт, что существование явления уже началось, но еще не приобрело завершенной формы, поэтому возможность существования, например, предсказанных явлений будет казаться даже фантазией до тех пор, пока эти явления до конца не доказаны прямо.

По отношению к возможному как потенциальному действительное есть осуществившаяся возможность и основа форм бытия новых возможностей. Диалектика возможного и действительного такова, что возможное, став действительным, порождает новые возможности, и так до бесконечности. Как возможность предшествует действительности в одном отношении, так и действительность предваряет возможность в другом. В бытии все существует в "многообразном единстве", и сила человеческого ума пытается схватить это единство в его многообразии, анализируя и расчленяя. В этом не только сила, но и слабость человеческого разума: в самой логичности своей человек всегда остается не только детищем природы.

Виды возможностей и условия их превращения в действительность

Бытие заключает в себе множество возможностей — совозможностей, которые, однако, качественно характеризуются тем, что не обладают в своих потенциях равновозможной (равновеликой) энергийностью. Помимо этого, чтобы возможность стала действительностью, необходимы два фактора: действие определенного закона и наличие соответствующих условий. Процесс превращения возможности в действительность может усиливаться или ослабляться, что связано с изменением соответствующих условий. В природе превращение возможности в действительность происходит в целом стихийно. Да и в общественной жизни события порой могут совершаться как бы самотеком: некоторые возможности реализуются независимо от нас. Однако историю делают люди, а это значит, что от их воли, сознания зависит очень многое. Нет ничего ужаснее упущенных возможностей!

Наиболее существенной характеристикой основания для различения возможностей и их условий является мера их перспективности: тут речь идет о мере реальности в самой возможности. С этой точки зрения возможности могут быть либо перспективными (реальными), либо малоперспективными, либо вообще бесперспективными (формальными, абстрактными). Реальная возможность — это закономерная тенденция процесса развития. Для реальной возможности имеются достаточные условия превращения ее в действительность: ей в "спину" дует попутный ветер благоприятных обстоятельств.

При своем появлении на свет ребенок обладает заложенными в нем способностями в виде наследственных задатков: они, как возможности, слиты воедино с целостной внутренней сущностью бытия этого организма. Однако необходимы еще и внешние условия, чтобы данная возможность с ее внутренними условиями превратилась в действительность. Вот тогда-то мы и можем сказать о полноте всех условий для перехода возможности в действительность. Снежный обвал в горах происходит тогда, когда в общую цепь условий включается то недостающее (порой даже и незначительное) условие, которого до этого момента не было, — вот тогда-то это событие становится не только реально возможным, но и необходимым и тут же действительным, ведь если нечто возможное никогда не осуществляется, то уж во всяком случае то, что существует, не всегда необходимо. Но бывает и так, что возможность превращается в действительность вопреки очевидным условиям. Это происходит тогда, когда возможность оказывается как бы на перекрестке различных цепей причинно-следственных связей и уносится силой случайности по качественно иному пути движения к своему осуществлению.

Наличная реальность, как уже говорилось, всегда не только действительность, но в то же время и зародыш еще не определенного будущего: в своем развитии она содержит многие возможности. Однако в этой неопределенности, свойственной всякому развитию, заключена также и определенность: семя имеет в себе растение и содержит всю его силу, хотя оно еще нс есть само растение. Такова диалектика жизни сущего. Любая из многих возможностей как таковая качественно определена: она именно такая, а не иная. Неопределенной же является лишь судьба возможности, ее реализации. Неопределенность эта присуща не самой по себе отдельной возможности и не их множеству, а лишь "выбор" (субъективному и объективному) одной возможности при потере перспектив у всех иных.

Итак, возможность реализуется неоднозначно. Выражая закономерные тенденции развития, она в то же время на пути к своей реализации оплетается паутиной случайностей. Малоперспективная и тем более формальная возможность несет в себе несуществующую тенденцию процесса развития, которая лишь при случайном стечении обстоятельств может превратиться в действительность.

Возможность и причинность

Процесс превращения возможности в действительность подчиняется общим причинно-следственным закономерностям. Причина выступает тем активным началом, тем взаимодействием, которое способствует порождению новой действительности из реально существующей возможности при реализации наличной совокупности необходимых и достаточных условий. Так как причины могут быть и простые и сложные, и главные и второстепенные, и непосредственные и опосредованные, и явные и скрытые, то чрезвычайно важно исследовать характер причинности в превращении данной возможности в действительность, учитывая при этом, что указанный процесс на любом этапе всегда качественно определен по форме и содержанию. Например, абстрактная возможность некоторого явления означает не что иное, как наиболее абстрактную форму этого явления в отрыве от его содержания, а также в отрыве от содержательной побудительной причины превращения такой возможности в действительность. Таким образом, причина превращения некоторого возможного явления в действительное всегда содержательна, а не формальна: чистая форма в отрыве от содержания никоим образом нс может служить подлинной причиной превращения одного явления в другое. Существенная связь формы и содержания здесь проявляется в том, что когда такое превращение происходит благодаря содержательной причине, то форма для нового качественного явления уже налицо, ибо неоформленное содержание нс есть еще содержание в собственном смысле слова.

Процесс превращения возможности в действительность связан со всеми типами противоречий. Жизнь постоянно создаст коллизии между тем, что есть, и тем, что должно быть. На пути к реализации каждой из возможностей стоит множество барьеров, между ними идет схватка. Человек видит перед собой бесчисленное множество возможностей, его внутренний мир преисполнен борьбы мотивов, порой драматической и даже трагической. Но в конце концов человек вынужден выбрать лишь одну из возможностей, оставляя нереализованными, как бы перечеркивая, все остальные. Как выразился один мудрец: я сделал чуть больше, чем мог, но куда меньше, чем хотел. Если оглянуться в прошлое, то можно увидеть неисчислимое множество нереализованных возможностей, как бы полегших на полях житейских бурь и сражений. И это характерно не только для человека, но и для всего сущего в его наличном бытии.

Идея вероятности

К выводу о том, что потенциальные события, будучи бесконечно разнообразными, обладают разной мерой осуществимости, пришел еще Аристотель: одни события "всегда возникают одинаковым образом, другие по большей части", третьи же совершенно индивидуальны, но даже в явлениях, "происшедших не случайно, многое происходит от случая". Да и само понятие вероятности некогда возникло в логике для характеристики недостаточной обоснованности выводов и связывалось с количественной оценкой меры достоверности знания. Классическая концепция вероятности исходила из отношения числа благоприятных случаев к общему числу всех равновозможных. Так, при бросании игральной кости, имеющей шесть граней, выпадение каждой из них можно ожидать с вероятностью, равной одной шестой, поскольку ни одна грань не имеет преимуществ перед другими (тут организация игр предусматривает симметрию исходов опыта). Однако при научном познании такая ситуация -редкость, и вероятность в ее классическом понимании быстро уступила место статистической концепции вероятности, опирающейся на понятие относительной частоты, которая может быть точно определена опытным путем при длительном испытании при точно фиксированных условиях. В дальнейшем исследовательскую мысль все чаще стало занимать конкретное воплощение статистических вероятностных законов в различных сферах бытия: сначала в мире социальных явлений (статистика заболеваний, преступлений и др.), а затем и в области естественных наук.

Философское исследование вероятности предполагает прежде всего уяснение ее онтологического и гносеологического, а также методологического содержания. Сущность вероятности теснейшим образом связана с возможностью в ее соотношении с действительностью, со случайностью и закономерностью: именно через диалектику этих категорий главным образом и раскрывается философский смысл вероятности.

Вероятность — это мера объективной возможности, степень возможной реализации данного события при данных условиях и при данной закономерности. Она характеризует величину основания той или иной возможности, меру ее способности к реализации, степень ее близости к осуществлению, силу действия благоприятных и отрицательных факторов. Таким образом, вероятность — не просто мера нашего ожидания; это объективная мера возможности реализации случайного. Вероятность говорит о том, в какой степени возможно какое-либо событие, или же оно вообще не может произойти. Более того, вероятная возможность — значит более обоснованная возможность. Если вероятность события ничтожно мала, то мы пренебрегаем ею и, например, без страха сидим и слушаем лекцию, не опасаясь, что нам на голову свалится метеорит. Стопроцентная вероятность — это необходимость. Отсутствие всякой вероятности — это полная недостоверность или даже невозможность событий.

Вероятности подвержены динамике. Постоянное изменение действительности непременно связано с неуклонным возрастанием числа факторов, способствующих увеличению вероятности реализации одних возможностей и уменьшению вероятности осуществления других. Поэтому, характеризуя меру "надежды и уверенности" возможности в своей реализации при соответствующих условиях, вероятность является количественной определенностью возможности в ее соотношении с действительностью, случайностью и необходимостью.

С философской точки зрения, вероятностные отношения имеют две стороны: внутреннюю, связанную со структурой предмета, и внешнюю, связанную с частотой реализации события. Объективную связь между внутренними и внешними сторонами вероятности выражает закон больших чисел, который гласит: совокупное действие большого числа случайных фактов приводит при некоторых весьма общих условиях к результату, почти не зависящему от случая.

Каждое событие есть равнодействующая необходимых и случайных причин. Закон больших чисел выступает как закон постоянных причин, преодолевающий влияние причин случайных: при большом числе испытаний для ряда случайных событий частота остается почти постоянной. Это заставляет предположить наличие не зависящих от испытателя закономерностей течения явлений, которые обнаруживают себя в указанном почти постоянстве частоты

В чем же состоит особенный смысл вероятностных понятий? В том, что с их помощью удается по-новому истолковать традиционные философские проблемы — соотношение случайности и необходимости, возможности и действительности. Если раньше достаточно часто случайность толковалась как событие с пока неизвестной человеку причиной (т.е. фактически отождествлялась с необходимостью), а возможность трактовалась как зависящая от степени нашего познания мира, то с развитием понятия вероятности и применением его, например, в квантовой физике ситуация резко изменилась. Теперь вероятность из понятия чисто гносеологического, отражающего степень познанности объекта, превратилась в понятие онтологическое, отражающее объективную сущность самого объекта.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы