Летописание

Особое место в истории русской письменности принадлежит летописанию. Русские летописи не являются исключительно литературными произведениями – они представляют собой оригинальный жанр письменности, да и духовной культуры в целом, в котором сочетаются публицистика, историописание, литература, богословие, философия. Русское летописание стало, пожалуй, самым оригинальным жанром древнерусской литературы и в самом широком понятии – достоянием культуры.

Большинство исследователей сходятся во мнении, что начало летописания приходится на период с конца X до начала XI в. Но дошедшие до нас памятники летописания достаточно поздние: Лаврентьевская летопись была написана в 1377 г., Ипатьевская летопись – в конце 1420-х гг., Новгородская первая летопись младшего извода сформировалась в конце 30-х гг. XV в.

Обнаружив, что начало Лаврентьевской и Ипатьевской летописей до 1117 г. совпадает (с небольшими разночтениями), исследователи сделали вывод, что в их основу был положен более ранний, не дошедший до нас свод. Этот древнейший летописный памятник получил название "Повесть временных лет", она была составлена в начале XII в. на основе более ранних летописей. Главная цель этого сочинения сформулирована в заголовке: "Се повести времянных лет, откуду есть пошла Руская земля, кто в Киеве нача первее княжити, и откуду Руская земля стала есть". В соответствие с этой задачей в центр повествования поставлена история Руси, рассматриваемая в тесной связи с историей киевской княжеской династии. Основная политическая идея, настойчиво проводимая составителями "Повести временных лет", состояла в единстве русских земель под властью Киева и киевских князей. Эта политическая позиция сказалась и на отборе материала для свода, и на оценках различных фактов, событий, политических деятелей.

От "Повести временных лет" своей трактовкой событий заметно отличалась Новгородская первая летопись. Изучая ее, А. А. Шахматов пришел к выводу, что в ранних известиях Новгородской первой летописи отразился так называемый "Начальный свод" конца XI в. В основу "Начального свода", в свою очередь, легла еще более ранняя летопись, составленная между 977 и 1044 гг. ("Древнейший свод").

Архитектура и храмовая живопись

Каменное строительство появляется на Руси на рубеже X–XI вв. Несомненно, это было связано с Крещением Киевского государства, в первую очередь реализовавшись в храмовом (церковном) зодчестве. В языческой Руси храмов почти не было, местом поклонения богам служили капища под открытым небом. В христианстве храм – это грандиозное архитектурное сооружение, предназначенное для совершения богослужений и таинств. Через символику возводимых по особым правилам соборов и церквей, их декоративное убранство раскрывает представления о мироздании. Храмы являлись местом общественных собраний, торжественных церемоний, хранилищами книг, имели мемориальное значение, так как в них погребали достойных людей.

Самой ранней каменной постройкой Руси, известной нам по летописям, является Десятинная церковь (церковь Успения Пресвятой Богородицы) в Киеве. Она была поставлена в первые годы после Крещения Руси (989–996), при Владимире Святом, на месте кончины первомучеников Феодора и его сына Иоанна. 25-купольный храм находился неподалеку от княжеского терема и долгое время являлся кафедральным собором. Археологи обнаружили, что два здания – храм и терем – находились на расстоянии 60 м друг от друга. При возведении Десятинной (Богородичной) церкви зодчие использовали традиции и приемы византийской и болгарской церковной архитектуры. При украшении храма использовался мрамор, поэтому киевляне часто называли Богородичную церковь Мраморной.

Десятинная церковь была разрушена 6 декабря 1240 г., во время взятия Киева монголами. По преданию, храм стал последним убежищем киевлян и рухнул под весом забравшихся на своды людей, пытавшихся спастись от разъяренных воинов Батыя. При первых раскопках, проведенных еще в 1635 г., были найдены захоронения князя Владимира Святославича и его супруги Анны Романовны. Княжеские останки первоначально захоронили в храме Спаса на Берестове, но позже перенесли в Успенский собор Киево- Печерского монастыря.

Влияние греческих мастеров отчетливо прослеживается в архитектуре Спасо-Преображенского собора в Чернигове, строительство которого началось в 1030-е гг. Пятикупольный храм был заложен черниговским князем Мстиславом Владимировичем. К 1036 г., когда князь скончался, собор был построен на высоту около 4 м (сидевший на коне всадник мог рукой достать до верха стены собора). После кончины князя строивших собор мастеров перевели в Новгород, где они начали возводить Софийский собор. Завершено етроительство черниговского храма было лишь в середине XI в.

Мастера из Ромейской (Византийской) империи построили и крупнейший храм Киевской Руси – собор Святой Софии в Киеве, долгое время являвшийся главным храмом православной Руси. Однако настораживает одно обстоятельство: в византийской архитектуре того времени не было построек, схожих с Софийской церковью. Вероятно, мастерам, его возводившим, пришлось учитывать пожелания заказчика. Возможно также, что мастера, находясь вдали от своей страны, в искусстве которой существовали достаточно строгие порядки и традиции, дали простор своей творческой фантазии.

Мнение историков

Об этом архитектурном шедевре следует сказать особо. Храм был заложен в 1011, 1017 или 1037 гг. 1017 г. указан в Новгородской первой летописи, 1037 – в "Повести временных лет", а 1011 г. – плод умозаключений украинских историков, в этом ключе трактующих заявление митрополита Илариона о том, что Ярослав, строя Софийскую церковь, лишь завершил дело отца – Владимира Святославича. Также они ссылаются на немецкого путешественника, епископа Титмара Мерзебургского, побывавшего в 1017–1018 гг. в Киеве и упомянувшего в связи с этим "Софийский монастырь" (!) – резиденцию Киевского митрополита – как действующую "обитель".

Софийский собор являл собой образец классического пятинефного крестово-купольного храма – этот тип постройки был особенно популярен у древнерусских зодчих. У него было 13 куполов, покрытых свинцовыми листами (сейчас, после всех перестроек, над собором высятся 19 куполов; полусферическую форму глав и главок заменили на грушевидную). Центральный купол зодчие возвели на высоком барабане с 12 оконными проемами. Диаметр его – 7,7 м, изначальная высота – 29 м. Главный купол был окружен четырьмя меньшими, не такими высокими. Еще ниже располагались восемь малых куполов.

С трех сторон в соборе была устроена двухъярусная галерея, снаружи к нему примыкала более широкая и низкая – одноярусная, над которой находилось гульбище (открытый балкон). По углам с западной стороны возвышались две лестничные башни, встроенные в галерею храма. Они вели на княжеские хоры – полати. Длина и ширина собора без внешних галерей составляли 29 м, с галереями – 42 и 55 м.

Собор Святой Софии представляет собой прямоугольное в плане здание, которое разделено крестчатыми столбами на пять продольных коридоров-нефов. Они перерезаны поперечными проходами – трансептами. Пересечение центрального нефа и трансепта, которые вдвое шире боковых нефов и трансептов, образует в интерьере собора пространственный крест, над центром которого и возвышается центральный купол. Восточная его часть примыкает к главной апсиде.

В Софийском соборе сохранился самый значительный в мире комплекс древних мозаик и фресок. За образец, по-видимому, была взята роспись византийской Форосской церкви (865). Центральным изображением стал образ Христа Пантократора (Вседержителя), находящийся в главном куполе. Традиция изображения Бога-Сына в образе Вседержителя установилась в Византии после победы иконопочитателей над иконоборцами. Образ Христа окружен изображениями четырех архангелов, облаченных в царские одежды (из них в мозаике сохранился один, в голубых одеждах, другие были дописаны М. А. Врубелем в конце XIX в.).

Огромную художественную ценность представляет мозаика "Богородица Оранта" (Нерушимая стена). Ее выложили в конхе (сводчатой части) центральной алтарной ансиды. Под мозаикой изображена евхаристия – причащение Христом своих апостолов, ниже – Отцы Церкви, в том числе мозаичные изображения Иоанна Златоуста и Василия Великого. На столбах триумфальной (алтарной) арки сохранилось изображение Благовещения. На северном столбе находится фигура архангела Гавриила, на южном – Богородицы. Па других столбах и стенах собора изображено более 500 христианских святых, но самая интересная фресковая картина была расположена на трех стенах центрального нефа (в западной части подкупольного креста). Она представляла собой огромный княжеский групповой портрет, изображавший парадный выход в храм семьи киевского князя. К сожалению, он сохранился лишь частично (в двух фрагментах) – четыре фигуры на южной стене храма и две на северной, где были изображены сыновья и дочери князя-заказчика. Центральная часть портрета, воспроизводившая образы самого князя, который держит модель храма, и его супруги, погибла при разборке в конце XVII в. тройной западной аркады, на которой находилась. Впрочем, сохранилась копия портрета, сделанная голландским художником Абрагамом ван Вестерфельдом в 1651 г. Большинство исследователей считают, что на портрете была изображена семья Ярослава Мудрого. Однако современный киевский исследователь Η. Н. Никитенко высказала другую точку зрения: по ее мнению, в качестве главы княжеского семейства был изображен Владимир Святославич, отец Ярослава Мудрого.

Особый интерес вызывают картины в лестничных башнях, на которых воспроизводятся различные моменты из византийской придворной жизни, состязания на константинопольском ипподроме, музыканты, охота. Высказаны предположения, что сюжетно они восходят либо к поездке княгини Ольги в Царьград и ее встречам с императором Константином Багрянородным, либо к женитьбе Владимира на принцессе Анне.

По образцу киевского храма выстроены соборы Святой Софии в Новгороде (1045–1050) и Полоцке. Пятиглавый новгородский храм был сооружен в 1045–1050 гг. на месте старого Владычного двора. Он представлял собой пятинефный крестово-купольный храм с тремя апсидами– центральной, пятигранной и боковыми, округлыми. Как и в киевской Софии, с трех сторон собор окружали широкие двухэтажные галереи. Но в отличие от этого храма, новгородский собор венчали пять куполов, формой напоминающие богатырские шлемы.

Толщина стен собора составляет 1,2 м. Высота от уровня изначального пола до знаменитого голубя на кресте средней главы – 38 м. Внутренняя длина храма (с севера на юг) составляет около 40 м, ширина – 35 м.

Храм был построен из огромных камней неправильной формы, скрепленных розовой цемянкой – раствором извести с добавлением толченого кирпича. Кирпичом, редким и дорогим материалом, выложены только арочные перекрытия над оконными и дверными проемами.

От старой росписи сохранилась часть фресок центрального купола с фигурами пророков и архангелов. Изначально они окружали изображение Христа Пантократора, погибшее при артиллерийском обстреле во время Великой Отечественной войны. Помимо этих фрагментов, в Мартирьевской паперти – средней части южной галереи собора – осталось настенное изображение равноапостольных Константина и Елены.

В отличие от киевского и новгородского храма, полоцкая Святая София была украшена лишь фресковой стенописью. Мозаичных изображений в ней не было.

Храм был полностью разрушен 1 мая 1710 г. из-за взрыва порохового склада, размещенного в соборе во время Северной войны. Построенный заново в 1738–1750 гг., он заметно отличался от первоначального, от которого сохранились лишь фундамент, фрагменты стен и апсида высотой около 9 м.

В своем первоначальном виде полоцкий Софийский собор представлял собой пятинефный крестово-купольный храм с княжескими хорами, выделенной алтарной частью в центральной апсиде с синтроном – дугообразной скамьей для духовенства, примыкающей изнутри к восточной стене алтаря и идущей вдоль стены главной апсиды храма. По одним сведениям, собор был семиглавым, по другим – пятиглавым. Центральный купол собора в диаметре достигал 5,85 м.

Три Софийских храма заметно повлияли на композицию многих других церковных сооружений Древней Руси, включая Успенский собор Киево- Печерского монастыря (1073–1089), взорванный немцами в 1941 г. и восстановленный только в 1990-е гг., а также белокаменных соборов Ростова, Суздаля, Владимира.

Первым известным иконописцем Руси был живший на рубеже XI– XII вв. преподобный Алипий (Алимпий или Олимпий). И хотя о его работах мы знаем сейчас лишь по кратким описаниям современников, но сомневаться в значимости творчества этого мастера оснований нет. Жизнеописание преподобного вошло в состав Киево-Печерского патерика как отдельное "Слово о первом русском иконописце Алимпие" (Слово 34-е).

К сожалению, время не пощадило иконы и росписи, сотворенные преподобным Алипием. Во время Великой Отечественной войны, в 1941 г., немцами был уничтожен и расписанный при его участии Успенский собор Киево-Печерской лавры.

Поиски творений Алипия не прекращаются. В настоящее время в кругу историков русского иконописания бытуют осторожные предположения, что кисти этого мастера принадлежат две дошедшие до наших дней древние иконы. Первая из них – "Богоматерь Великая Панагия", или "Ярославская Оранта", находившаяся до 1919 г. в Ярославском Спасо-Преображенском мужском монастыре. Вторая – Свенская Печерская икона Божией Матери. В настоящее время обе иконы хранятся в Государственной Третьяковской галерее в Москве.

Устное народное творчество

До нас дошли лишь фрагменты русского народного творчества Древней Руси, однако его влияние на культуру было велико. Известны отдельные образцы русского фольклора, представленные свадебными и похоронными песнями, пословицами, поговорками, загадками, сказками, но главным образом – былинами, передававшимися из поколения в поколение. "Былина" – кабинетный термин, народное название – "ста́рина", отразившее ее связь с историческим прошлым.

Мнение историков

В науке существует два подхода к оценке былин, представленные "исторической" и "неисторической" школами. Сторонники первой утверждают, что былины тесно связаны с исторической песней, гак как они тоже опираются на конкретные исторические факты (В. Ф. Миллер, С. К. Шамбинаго и др). Оспорив это утверждение, В. Я. Пропп и его последователи отвергли любую связь былины с конкретными историческими фактами.

Все же первые века истории Русского государства, хотя и в сильно трансформированном виде, по запечатлелись в былинном эпосе. Знакомясь с героями былин о Владимире Красном Солнышке и его богатырях, мы видим в этом правителе Русского государства собирательный образ нескольких поколений князей Рюриковичей. Воспетые в былинах богатыри – как правило, всегда защитники родной земли. Волхв Всеславич с дружиной ходил завоевывать "Индейское царство". Богатыри наделяются недюжинной силой, мудростью и даже колдовскими чарами. Скажем, тот же богатырь Волхв Всеславич мог превратиться в гнедого тура – золотые рога, сизого орла, а мог обернуться серым волком. Илья Муромец и Святогор совершали свои подвиги благодаря силе и мощи, которую приобрели буквально от родной "земли-матушки". В образах их врагов – Змея Тугарина, Боняки Шелудивого, Шарка-великана угадываются степные противники Руси – ханы Тугоркан, Боняк и Шарукан. Сложнее образ Соловья-разбойника. Это лесное чудовище, несомненно, враг Руси, но неясного происхождения, возможно, финно-угорского, хотя в образе Соловья присутствует и много тюркских черт, приписанных ему со временем.

К глубокой языческой древности восходят музыкальные традиции славян. Ни один княжеский пир не обходился без музыкантов, игравших на деревянных духовых и струнных инструментах – лютнях, гудках, гуслях, дудках, свирелях. После Крещения Руси Церковь, признающая лишь хоровую духовную музыку, пыталась бороться с уличными музыкантами, но борьба эта была безуспешной.

Многовековой опыт резьбы по дереву и вышивки на одежде, также связанный с языческими представлениями (обереги от злых духов), активно использовался древнерусскими мастерами при создании шедевров православной культуры – величественных храмов, книжных миниатюр, ювелирных изделий, оружия.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >