Города и городское население

Постепенно и не в полном объеме происходит восстановление городов, пострадавших во время нашествия Батыевой рати. Некоторые из этих населенных пунктов подвергались разорению и впоследствии. По этой причине падает значение столицы Северо-Восточной Руси Владимира. С конца XIII в. князья, получившие ярлык на великое княжение Владимирское, лишь изредка приезжают в этот город, постоянно обретаясь в своих отчинных городах – Городце, Твери, Москве.

Возобновляется городское ремесло. В XV в. в его развитии намечается некоторый прогресс. Это касается почти всех традиционных для Руси производств – металлургии и металлообработки, прядения и ткачества, гончарного дела, обработки кожи и кости, стекольного дела, деревообработки, ювелирного ремесла. В Новгороде, где принципиально не носили лаптей, получило развитие кожевенно-обувное ремесло.

В XV в. литейное дело, бывшее в домонгольское время лишь ювелирным приемом в изготовлении женских украшений и церковной утвари (в том числе и небольших колоколов), превращается в крупную и очень важную отрасль складывающейся металлообрабатывающей промышленности. Большие успехи мастерами-литейщиками были достигнуты уже в начале XV в. Так, в 1420 г. для Троице-Сергиева монастыря был отлит колокол, весивший 20 пудов. Новый этап в развитии литейного дела наступил в 70-х гг. XV в. Связан он был с началом литья первых медных орудий. Внедрение новой технологии улучшило качество "наряда" (артиллерийских орудий) и позволило перейти к изготовлению пушек-пищалей и мортир крупного калибра.

Определенную роль в улучшении качества русских артиллерийских орудий сыграли итальянские и немецкие мастера, работавшие в конце XV – начале XVI в. в построенной в Москве Пушечной избе. Хорошо известный строитель Успенского собора, "муроль" (архитектор) Аристотель Фиорованти, прославился своим искусством лить пушки и стрелять из них. О признании его артиллерийских способностей свидетельствует участие знаменитого болонца в походе 1485 г. на Тверь, во время которого старый мастер состоял при полковом "наряде".

Кроме Аристотеля Фиорованти, в документах той эпохи упоминаются и другие мастера пушечного дела – Петр, приехавший на Русь в 1494 г. вместе с архитектором Алевизом Фрязиным, Иоганн Иордан, командовавший рязанской артиллерией во время татарского вторжения 1521 г., а еще ранее Павлин Дебосис, еще в 1488 г. отливший в Москве первое орудие большого калибра. Рядом и вместе с иностранцами работали русские мастера – предшественники блистательного Андрея Чохова, работавшего уже в следующую историческую эпоху, при Иване Грозном.

В эпоху создания Московского государства заметно изменяется строительная техника. Еще в конце XIII – начале XIV в. на разоренных татарами землях вновь возрождается каменное строительство. Традиции старого русского зодчества были сохранены новгородскими и псковскими мастерами, в ряде случаев сумевшими развить и приумножить их (псковские "звонницы"). По лишь с появлением в Московском княжестве кирпичного производства и новой (и своей, и заимствованной у итальянских мастеров) технологии был обеспечен небывалый расцвет храмового, гражданского и военного строительства в России. Кирпич производился на государевых заводах и изготовлялся по стандартным размерам (6 х 3 х 1,5 вершка; 1 вершок = 4,44 см) и имел особое клеймо – в виде государственного герба.

В ремеслах, промыслах и быту использовались различные механизмы, иногда достаточно сложные. В домонгольское время были известны токарные станки, воздуходувные меха, подъемные устройства, вероятно и водяные мельницы, хотя первое упоминание о них относится к 1267 г. В XV в. повсеместно распространяются водяные мельницы, нашедшие применение не только в мукомольном деле, но и во многих других отраслях производства. Энергию падающей воды использовали при создании тяжелых рычажных механических молотов, в сложных сверлильных и расточных приспособлениях. В XVI в. с появлением зубчатых передач можно уже говорить о настоящем водяном двигателе, впоследствии почти повсеместно использовавшемся на русских казенных заводах – первых в нашей стране предприятиях мануфактурного типа.

Великим изобретением ремесленного периода развития техники признано появление механических часов, первого прибора-автомата, созданного для сугубо практических целей. В Европе часы появляются уже в IX–X вв. В России аналогичное устройство было создано только в самом начале XV в. В 1404 г. на одной из башен Московского кремля первые механические часы установил приехавший из Сербии монах Лазарь. Их изображение есть в Лицевом своде Ивана Грозного. Часы не имели стрелок, так как вращающимся был голубой орнаментированный циферблат. Летописец записал об этом событии кратко, но выразительно: "Часы постави чюдны велми и с луною, мастер же бе им чернец Лазарь Сербин". Правивший тогда на Москве великий князь Василий I не поскупился и заплатил мастеру 150 руб. (около 30 фунтов серебра), очень значительную по тем временам денежную сумму.

Торговыми операциями занимались и сами ремесленники, продававшие на местных торгах свои изделия, и купцы, скупавшие их товары и торгующие доставленными из других мест. Приторговывавшие ремесленники продавали свою продукцию либо непосредственно в мастерских, либо в лавках, расположенных в одном определенном ряду. Их владельцы - "рядовичи" – объединялись в сообщества во главе с рядовскими старостами.

Верхушку профессиональных торговцев – купцов – представляли "гости", ведущие заморскую и иногороднюю торговлю, и только оптом.

В Московском государстве "гости" делились на "сурожан" (но названию города Сурожа (Сугдеи) в Крыму), торговавших с восточными странами, и "суконников" – с западными. Сурожане доставляли на Русь преимущественно шелковые ткани, драгоценные камни, пряности. На Московском торге и в других городах были особые "Сурожские (шелковые) ряды", в Москве позже переименованный в Суровские. Суконники торговали фламандскими и итальянскими сукнами, продававшимися, соответственно, в "Суконных рядах". Сурожане и суконники имели своих выборных старост, постоянно контактировавших с княжеской и великокняжеской администрацией.

Огромный торг находился в Новгороде. Иностранные купцы доставляли сюда сукна, вино, сельдь, цветные металлы (медь, олово, свинец), нитки, иголки, вывозили преимущественно воск, меха, привезенный с севера "рыбий зуб". Новгородский торг находился на правом берегу реки Волхов, напротив детинца, с которым его соединял Великий мост. На нем насчитывалось до 1800 лавок, также делившихся на ряды в зависимости от ассортимента продаваемых и покупаемых товаров и аналогично называвшихся. Свои торговые (гостиные) дворы имели в Новгороде иностранные купцы – готландцы (Гутагард), немцы (двор св. Петра), позже была открыта Ганзейская контора, действовавшая до 1494 г., когда по указу Ивана III она была закрыта, а арестованные ганзейские купцы и их товары отправлены в Москву. Вновь торговать с заморскими гостями новгородцам было разрешено только в 1514 г.

Средства передвижения, использовавшиеся на Руси в XIII–XVI вв., условно можно подразделить на водный (речной и морской) и сухопутный транспорт. Наибольшего развития речное и даже морское судоходство достигло в Новгородской земле, а в XV–XVI вв. и в Русском Поморье. О больших походах новгородских ушкуйников[1] либо с осуждением, либо с похвалой сообщают многие летописные своды.

В каждом ушкуе помещалось до 30 чел., их оружие и припасы. Корабли этого типа отличались хорошими мореходными качествами и не раз бороздили воды северных ледовитых морей. Так, в 1320 г. в дальний поход на Норвегию новгородцы пошли именно на ушкуях, сначала вдоль побережья Белого, а затем уже и Баренцева моря.

В XV в. ушкуй медленно вытесняется одномачтовым речным кораблем иного типа – насадом, имевшим высоко поднятые носовую и кормовую части, пригодные для установки пушек. В этом, по мнению русских корабельщиков, заключалось большое и явное преимущество насада над ушкуем. Псковский летописец сделал характерную запись о таком корабле, в 1460 г. захваченном немцами. Враги, войдя "в Норову реку... насаду псковскую у ловцов с пушками и со всем запасом ратным отняли". Существовали на Руси и морские торговые ("юмы") и промысловые ("кочи") корабли.

В сухопутных грузоперевозках преобладал гужевой транспорт. Летом грузы перевозили на телегах, зимой – на санях, называвшихся в то время "возами". Возницы-ямщики правили лошадьми, сидя на телегах или в санях, а верхом – на упряжных животных.

В конце XV–XVI вв. в стране создается служба, ведавшая перевозками и вестовой службой. В середине XVI в. она была сосредоточена в специальном учреждении – Ямском приказе. Однако о существовании государевой ямской службы, несомненно предшествовавшей созданию этого ведомства, свидетельствует рассказ С. Герберштейна, дважды – в 1517 и 1526 гг. - побывавшего в России. Он отметил, что "государь имеет ездовых во всех частях своей державы, в различных местах, с надлежащим количеством лошадей. Так, чтобы когда куда-нибудь будет послан царский гонец, у него без замедления наготове была лошадь. При этом гонцу предоставляется полная свобода выбрать лошадь, какую он пожелает. Когда я ехал спешно из Великого Новгорода в Москву, то почтовый служитель, который на их языке называется ямщиком, заботился, чтобы ранним утром мне приводили когда тридцать лошадей, а иной раз сорок или пятьдесят, хотя мне было нужно не более двенадцати. Поэтому каждый из нас брал такого коня, который казался ему подходящим...".

  • [1] Ушкуйник – вольный человек, входивший в вооруженную дружину, снаряжавшуюся новгородскими купцами и боярами. Плавали на ушкуях (легкое, быстроходное парусногребное судно), занимались торговым промыслом и совершали набеги на Волге и Каме.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >