Русское государство в начале и первой трети XVI в.

Рост территории, население, хозяйство

Территория. Границы Российского государства к началу XVI в. расширились, хотя и не превзошли размеры Киевской державы – значительная часть западнорусских земель продолжала оставаться в составе Великого княжества Литовского. Приращение владений потомков Данилы Московского продолжалось и впоследствии. Иван III в 1462 г. унаследовал от отца княжество, площадь которого составляла чуть больше 430 тыс. км2. Но уже к концу 10-х гг. XVI в. территория Московского государства достигла 2,8 млн км2, т.е. увеличилась в 6 раз. Тем не менее, большую часть этих действительно обширных территорий составляли леса и болота – земли, непригодные для земледелия. Находившиеся за Окой и в Среднем Поволжье черноземные места контролировались ордынскими "царями" и "царевичами". Отвоевание их станет важнейшей русской внешнеполитической задачей.

Следует подчеркнуть, что на Руси в начале XVI в. сохранялись и широко использовались возможности внутренней, а позже, с присоединением новых земель, и внешней колонизации. Проистекало это от того, что налогом облагалась земля, а не крестьянин, поэтому его взрослые сыновья и племянники имели право уходить на новые земли и использовали его.

Население

На значительной по площади территории проживало недостаточное в количественном отношении число людей. Население достигало, по самым смелым предположениям историков, 6–6,5 млн чел. Таким

образом, плотность населения в среднем составляла 2,15–2,3 чел. на 1 км2 (в Европе тогда на 1 км2 приходилось по 10–30 чел.), что, конечно, не стимулировало ускоренного развития земледелия. К тому же трудовые ресурсы были размещены неравномерно – основная часть населения в России была сосредоточена в северо-западных и центральных районах страны, что сказывалось на уровне развития различных российских регионов.

Опорой великокняжеской власти были служилые люди. Среди них действовала достаточно сложная иерархия чинов:

  • удельная княжеская знать – в рамках своих уделов она обладала определенным суверенитетом. Князья имели свою боярскую думу, свой двор, своих наместников в удельных городах. Однако аристократы должны были в своих вотчинах соблюдать общерусские законы, пользоваться единой монетной системой, участвовать в общегосударственных военных акциях. Права вести самостоятельную внешнюю политику князья были лишены;
  • служилые князья ("слуги") – князья пограничных земель, добровольно перешедшие в конце XV – начале XVI в. в государство Ивана III и Василия III со своими уделами (князья Стародубские, Одоевские, Белевские, Воротынские и др.). Их прерогативы в вотчинах были меньше, чем у удельной знати. В случае отъезда к другому государю их земли конфисковывались в пользу государя. Долгое время слуг не включали в состав московской Боярской думы (только в 1530 г. в нее первым вошел Д. Ф. Бельский);
  • старомосковское боярство – неродовитая аристократия, достигшая своего высокого статуса благодаря службе московским великим князьям. Как правило, ее представители занимали воеводские должности, управленческие посты (дворецких, наместников) или были членами Боярской думы. В своем большинстве они были богатыми вотчинниками;
  • служилое дворянство (дворяне или дети боярские) – основная масса средних и мелких землевладельцев. С конца XV в. представители дворянских фамилий из верхних слоев были объединены в корпорацию, называвшуюся государев двор. В него входили все думные чины (бояре и окольничие), представители правящего аппарата (дворецкие, казначеи и др.), дворяне московские, с определенного времени – выборные дворяне из регионов (городов и уездов, отбиравшиеся по территориально-родовому принципу). Именно двор был главным кадровым фондом для назначений на различные государственные службы и формирования аппарата управления в уездах, городах, регионах. В основном дворяне держали поместья, но постепенно обзаводились и вотчинами. Дети боярские составляли ядро русского войска – поместную конницу.

Высшие государственные чины замещались с учетом так называемого местнического счета – прежних заслуг и положения родичей кандидата на чин. Зачастую это приводило к ожесточенным конфликтам – местническим спорам. Первый из них произошел в 1500 г., накануне Ведрошского сражения. После соединения войск Данилы Щени и Юрия Захарьича Кошкина последний был назначен воеводой Сторожевого полка, подчиненного большому воеводе, которым стал Щеня. Юрий Захарьич пытался обжаловать это решение, но проиграл первый в нашей истории местнический спор. Разрядные книги сохранили слова выговора, сделанного Иваном 111 своему воеводе: "Гораздо ли ты так чинишь, говоришь: в Сторожевом полку быти тебе непригоже, стеречь княже Данилова полку? Ино тебе стеречь не князя Данила; стеречь тебе меня и моего дела. А каковы воеводы в Большом полку, таковы чинят и в Сторожевом полку; ино не сором тебе быть в Сторожевом полку"[1].

В дальнейшем местнические споры стали очень распространенным явлением, препятствующим выдвижению незнатных, но талантливых военных и государственных деятелей. В то же время зачастую местничество было удачной альтернативой княжеско-боярскому сепаратизму, минимизируя ущерб от соперничества "великих" родов.

Помимо служилых людей второй опорой государственной власти являлось духовенство.

Еще в 1448 г. Русская православная церковь обрела автокефалию (самостоятельность) от Константинопольского патриархата. Это породило длительный конфликт, существовавший и в начале правления Василии III. Только в 1517 г. были возобновлены контакты предстоятеля Русской церкви Варлаама с константинопольским митрополитом Феолиптом.

Продолжался рост монастырского землевладения. Первая половина XVI в. – время расцвета монастырей. В центре и на окраинах появились сотни новых обителей. Некоторые из них стали крупными землевладельцами. Так, Троице-Сергиев монастырь по вкладам и завещаниям в первой трети XVI в. приобрел 18 сел, 21 сельцо, 161 деревню, 9 пустошей, 18 починков, 2 селища. Были куплены 3 села и 31 деревня. По обмену были приобретены 2 села, 2 сельца, 28 деревень. Процветали и такие обители, как Иосифо-Волоцкий монастырь, Соловецкий, Кирилло-Белозерский, Саввино-Сторожевский. В 1524 г. был основан Новодевичий монастырь (Богородице-Смоленский), также превратившийся в богатую обитель.

Самым многочисленным сословием русского общества на Руси было крестьянство. Оно делилось на несколько категорий:

  • черносошные крестьяне, жившие на государственных землях и несшие тягло, т.е. исполнявших работу для великого князя;
  • владельческие крестьяне, сидевшие на землях вотчинника или помещика, либо отрабатывающие барщину, либо выплачивающие ему оброк.

Владельческие крестьяне делились на монастырских, боярских, светских, старожильцев, новоприходцев, наймитов, закупов, половников, третников и т.п. На них распространялось положение Судебника 1497 г. о крестьянском выходе в Юрьев день. В специально оговоренное время года – за неделю до и неделю после 26 ноября, Юрьева дня осеннего, – владельческие крестьяне имели право перейти от одного господина к другому, заплатив своему бывшему хозяину компенсацию – пожилое. Эти компенсационные выплаты не были чрезмерными: по подсчетам А. И. Филюшкина платеж "в самых критических случаях <...> примерно равнялся годовому доходу крестьянского хозяйства[2]. За несколько лет его вполне можно было накопить и обрести свободу перемены мест". Поэтому разрешение крестьянского перехода только в Юрьев день становилось мерой не закрепостительной, а упорядочивающей правила такого перехода. Время его специально относилось на конец сельскохозяйственного года, когда урожай был уже собран и подготовлен к хранению, уплачены подати и выполнены другие тягловые обязательства. Таким образом власти как бы страховали владельцев земли от потери работников в разгар страды и подготовительного периода к ней.

Идя дальше, А. И. Филюшкин называет рубеж XV–XVI столетий золотым веком русского крестьянства, которое якобы было лично свободным и имело возможность неплохо существовать за счет своего хозяйства. Однако это нс согласуется с известным утверждением Максима Грека о том, что несчастные "только ржаной хлеб ели, даже без соли от последней нищеты"[3].

Крестьяне жили в поселениях различного типа:

  • село – 20–30 дворов, центр церковного прихода. Как правило, село было центром вотчины;
  • слобода – поселение крестьян, призванных на льготных условиях из других земель;
  • деревня – 3–5 дворов. Название происходит от слова "дерть" - целина. Деревень среди типов поселений было большинство. Они обычно возникали в результате перехода крестьян на новые земли. Важно подчеркнуть, что деревня представляла собой самодостаточный хозяйственножилой комплекс, воспринимаемый как таковой и визуально (дворы, стоявшие вместе). От села и слободы деревня отличалась сугубо сельскохозяйственной направленностью (а те могли быть и ремесленными, и торговыми), а от починка – большим размером, большим хозяйственным ареалом и устойчивостью;
  • починок – 1–3 двора. Термин возник от глагола "почать, почну" - начать. Это маленькое поселение на свежевозделанной земле;
  • пустошь, селище, печище – запустевшие, брошенные поселения. Они различались по степени опустошенности. Земля пустошей еще вносилась в земельные переписи как пригодная для сельскохозяйственного использования, а печище считалось совсем погибшим – от него оставались только сгоревшие остовы печей.

Важную роль в жизни крестьян по-прежнему играла община (мир). Она делила пахотные наделы и огородные участки между крестьянскими семьями, контролировала использование сенокосных угодий, промысловых территорий, озер и рек. Община распределяла между крестьянскими дворами государственные подати и повинности. Она сохранялась также и при передаче "черных" (государственных) земель в вотчинную и поместную собственность.

Горожан называли городчане, они делились на несколько категорий. Оброчные (тяглые) делились по материальному достатку на лучших и молодших. Владельцы частных земель назывались своеземцы.

В этот период на южных рубежах государства начинает формироваться новое сословие казаков (от тюрк, "удалец, вольный человек"). Казаками становились беглые или же ушедшие на свободные земли "Поля" ("Дикого Поля")[4] крестьяне. Там они объединялись в общины и все важнейшие дела решали на общем собрании, получившем название казачьего круга.

Хозяйственное развитие

Основным способом полеводства стало появившееся еще в предыдущий период трехполье. Но где это возможно, оно сплошь и рядом сочеталось с подсекой и перелогом, в некоторых местах встречалась и пашня наездом. Урожаи практически на всей территории государства были низкими. Во многом это было связано с неблагоприятными природно-климатическими условиями. Основная часть земледельческих районов страны находилась в зоне рискованного земледелия. Суровый и неустойчивый климат с долгой морозной зимой и коротким теплым летом был неблагоприятен для ведения сельского хозяйства. Земледельческим трудом можно было заниматься всего 125–130 рабочих дней в году (с середины апреля до середины сентября). Около 30 дней приходилось на косьбу (сенокос), а в течение 100 оставшихся дней нужно было выполнить прочие работы: пахоту, сев, жатву. Время сельскохозяйственных работ получило на Руси название "страда" (от слова "страдать"). Во время страды, с рассвета до заката, на поле работали все – от мала до велика, с великим поспешанием, стремясь максимально использовать погожие дни.

Пахотным орудием продолжала служить двузубая соха с железными сошниками. Вертикально укрепленная рассоха (широкая рабочая часть) позволяла избегать частых в лесной местности зацепов за корневище.

Основным способом уборки хлебов была жатва серпами. Высушенный и обмолоченный ценами хлеб ссыпали в житные амбары.

К началу XVI в. и впоследствии все большее количество земли переходило в поместную собственность. В некоторых уездах она охватывала до 90% всех земельных угодий.

Одновременно с присоединением все новых земель к Москве шло "обояривание" удельных князей – они становились вассалами великого князя, а их владения превращались в обычные вотчины.

Недостаток финансовых средств на содержание наемной армии при постоянной и насущной для России потребности в военной силе для защиты своих рубежей выдвигали на ведущую роль и в армии, и в государстве дворянское ополчение, состоявшее из дворян и детей боярских, которые получали за свою службу поместья. Это привело к увеличению доли поместий в структуре феодального землевладения. В XVI в. складывается государственная поместная система. При этом возникал вопрос: если дворяне были связаны своими поместьями со службой, то насколько обязательной являлась служба бояр-вотчинников, получавших свои владения не за службу, а по происхождению? Возможно, попыткой решить эту проблему были раздачи поместий и боярам.

Постоянный рост поместных земель привел к существенному сокращению черносошного крестьянства, платящего государственные подати. Это наблюдалось в основном в центре и на северо-западе страны, где и происходили основные раздачи владений. На Севере, в Поволжье и Сибири черносошное крестьянство преобладало над помещичьим.

Основной формой ренты являлся оброк. В XVI в. натуральный оброк все чаще заменяется денежным. Барщина нс получила широкого распространения, а собственную землю феодала обрабатывали кабальные холопы, отрабатывавшие проценты долга господину или же добровольно пошедшие в кабалу.

В России XVI столетия насчитывалось свыше 200 городов. Крупнейшим из них была Москва, се население в середине века насчитывало свыше 100 тыс. жителей, после сожжения города в 1571 г. крымским войском – около 70 тыс., что примерно соответствовало таким европейским городам, как Лондон, Венеция, Амстердам и Рим. Только в Париже и Неаполе в то время проживало большее количество населения. Население остальных российских городов в основном было немногочисленным – по 3–8 тыс. чел. В Европе тогда средний по размерам город населяло 20–30 тыс. чел.

Помимо Москвы, наиболее крупными и развитыми русскими городами были столицы присоединенных к Москве уделов, многие из которых одновременно сохраняли за собой статус центров епархий Русской православной церкви. К таковым относились Новгород, Вологда, Ярославль, Нижний Новгород, Ростов, Тверь. В XVI в. произошло выдвижение таких городов, как Великий Устюг, Соль Камская, Тула, Тихвин. В период освоения новых территорий Дикого Поля, Урала и Сибири возник целый ряд новых городов: Орел, Белгород, Воронеж; по Волге строились Самара и Царицын, в Сибири – Тюмень и Тобольск.

Структура русского города изменялась медленно. Его планировка строилась от укрепленного центра – кремля, крома, детинца. В центре располагались административные здания, храмы, склады и так называемые осадные дворы – помещения, предназначенные для размещения посадских и уездных людей в случае приближения неприятеля. Посады, делившиеся на слободы, населенные ремесленным и торговым людом, перед осадой выжигались.

Продолжали, развиваться ремесла, ширилась их специализация. Только в обработке металла было более 20 специальностей. Всего для XVI в. выявлено 210 названий городских ремесел (для XVII в. – 250). На базе болотных руд растут центры железоделательного производства (Устюжна Железопольская, Тула).

В ремесле, промыслах и быту применялись различные механизмы, иногда достаточно сложные. В XVI в. с появлением зубчатых передач можно уже говорить о настоящем водяном двигателе, впоследствии почти повсеместно использовавшемся на русских казенных заводах – первых в нашей стране предприятиях мануфактурного типа.

В Москве появились первые большие государственные предприятия, существовавшие на государственные средства и подведомственные казне (отсюда их название – казенные предприятия). Первыми казенными предприятиями стали оружейная палата, пушечный двор, суконный двор, чуть позднее – печатный двор.

Торговля

Свои особенности наметились в развитии торговли. Происходит все больший разрыв между мелкой и крупной торговлей. Если мелкими торговцами, продававшими свой товар на городском рынке, чаще всего были сами ремесленники – его производители, то обменом между различными районами и городами занималось купечество, сосредоточившее в своих руках необходимый для осуществления подобного рода операций капитал. Конкуренцию купцам в торговле внутри страны составляли богатые светские и духовные феодалы, особенно монастыри. Ассортимент товаров внутренней торговли был традиционен: из южных районов на север везли хлеб и кожаные изделия, из Поморья и Сибири – пушнину, рыбу, соль; центральные районы поставляли железо и лен.

Внешняя торговля, как и прежде, была тесно связана с политикой государства и осуществлялась лишь богатейшими купцами, объединенными в корпорации. В XVI в. произошли серьезные изменения в организации таких корпораций. Если раньше богатейшие "гости" были привязаны к различным феодальным центрам – уделам, традиционно ориентированным на тот или иной торговый путь (Новгород – на торговлю с Балтийскими странами, нижегородские "гости" – на Волжский торговый путь, московские – на южную и восточную торговлю), то теперь, с возникновением единого Русского государства, лучшие купеческие семьи переселялись из разных земель в Москву и получали статус "государевых гостей". Такая политика особенно активно проводилась Иваном III и способствовала, с одной стороны, подрыву экономического благосостояния удельных княжеств, а с другой – сосредоточению всей крупной и внешней торговли под единым контролем центрального аппарата. Именно в это время происходит процесс разрушения старых торговых корпораций "гостей-сурожан", "суконников" и начало оформления на иных принципах гостиных сотен.

Торговые операции осуществлялись прежними методами. Купцы собирались в караван, возглавляемый головными "гостями". Иногда в такие караваны собиралось по нескольку десятков купцов. Двигались они под сильной воинской охраной по традиционным торговым путям. Множество опасностей, поджидавших торговцев на пути к конечному пункту, заставляли их присоединяться к посольствам, а зачастую и самим выполнять дипломатические поручения. Нередко по внешнему виду было трудно отличить русское посольство от торгового каравана.

Основными товарами русских купцов являлись меха, лен, пенька, мед, воск, ловчие птицы, в обмен на которые в Россию ввозились шелк, фарфор, краски, пряности с Востока; оружие, сукно, драгоценности, вина из Западной Европы. Развитие торговли привело к поиску и налаживанию новых торговых путей. В частности, были установлены связи с Англией по Северной Двине и Белому морю. В конце XVI в. на этом пути возник город Архангельск. Однако климатические условия региона ограничивали судоходство в этом районе тремя-четырьмя теплыми месяцами.

Картина хозяйственного развития России в XVI в. указывает на то, что политическое объединение страны происходило на фоне укрепления

феодального способа производства. В росте мелкотоварного производства и торговли можно увидеть лишь слабые ростки зарождавшихся капиталистических отношений. Крупных очагов буржуазного развития, уже появившихся в это время в Западной Европе, в России пока не наблюдалось.

Подати и повинности

Население было обложено податями (налоги) и повинностями, которые составляли главный источник государственных доходов. Повинности делились на государево тягло и оброк, барщину, назначаемые помещиками. В государево тягло входили государственные повинности: посошная (для уборки трупов, строительства укреплений и т.д. крестьян набирали в своеобразные отряды "чернорабочих войны" - посоху), ямская (предоставление подвод для государственных нужд), тамга (сбор пошлин с клеймения коней), постройная (участие в строительных работах), "пищальные деньги" (сборы на огнестрельное оружие), устройство рыбных прудов для государя. Владельческий оброк делился на издолье (взимался зерном: отдавался каждый четвертый или пятый сноп) и посп (оговоренное количество зерна и остальных продуктов, произведенных в крестьянском хозяйстве). Иногда вносили и денежные платежи.

В XV в. налоги платили "по силе", т.е. кто сколько сможет. После составления писцовых книг (описаний земель) в конце XV–XVI вв. (этот процесс был долгим и непростым) начали платить "по книгам". Единицей налогообложения выступали земельные площади. На черносошных землях они назывались сохами, а во владельческих селах – вытями. Их размер различался по регионам.

Всего по различным повинностям крестьяне в XV – начале XVI в. отдавали 20–30% своего годового дохода.

  • [1] Разрядная книга 1475–1605 гг. М.: Наука, 1977. Т. 1. Ч. 1. С. 61–62.
  • [2] Филюшкин А. И. Василий III. М.: Молодая гвардия, 2010. С. 72.
  • [3] Сочинения преподобного Максима Грека, изданные при Казанской духовной академии. Казань, 1860. Ч. 2. С. 30.
  • [4] Полоса степей. Бытовавшее на Руси устойчивое обозначение степного пространства между реками Днестр и Дон. Отсюда обозначение этих рек и Днепра, как "запольных" рек.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >