Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России с древнейших времен до конца XVII века

Внешняя политика России во второй половине XVI в.

Присоединение к Московскому государству Нижнего и Среднего Поволжья

После прихода к власти в Казанском ханстве в 1521 г. враждебной России крымской партии и возобновления набегов на пограничные русские земли одной из главных внешнеполитических задач московского правительства стал военный разгром этого татарского государства. Начало походов на Казань было несколько отсрочено периодом внутренней нестабильности в Русском государстве, наступившем после смерти Елены Васильевны Глинской. Первый поход начался в 1545 г. Московская судовая рать князя С. И. Микулинского, И. Б. Шереметева и князя Д. И. Палецкого, соединившись с пришедшим из Вятки полком воеводы В. С. Серебряного-Оболенского, подошла к Казани, разорила ее окрестности и вернулась назад. Действовавшее обособленно от основных сил пермское ополчение воеводы В. Львова было окружено татарами и разбито.

В конце 1547 г. состоялся новый поход на Казань. При московском войске, в декабре выступившем во Владимир, где к нему присоединились полки, пришедшие из других русских земель, находился царь Иван IV. Из-за небывало теплой зимы армия лишь в конце января достигла Нижнего Новгорода и двинулась к границам Казанского ханства. Часть "стенобитного наряда" (осадной артиллерии) утонула в Волге, при переправе через нес. Нс дожидаясь окончания похода, Иван IV вернулся в Москву. Главный воевода, князь Д. Ф. Бельский, смог достичь Казани и в битве на Арском поле разбил войска хана Сафа-Гирея, однако, потеряв во время начавшейся осады многих людей, ушел из-под города к русскому рубежу.

Неудачным был и поход 1549–1550 гг. Он стал неизбежным после получения Москвой 25 марта 1549 г. известия о кончине хаиа Сафа-Гирея. Казанцы попытались получить нового "царя" из Крыма, однако их послы не справились с возложенной на них миссией. В результате новым ханом был провозглашен двухлетний сын Сафа-Гирея – Утемыш-Гирей, именем которого стала править мать, ханша Сююн-Бике. Русское правительство решило воспользоваться наступившим в Казани династическим кризисом и нанести мощный удар по татарскому ханству. В поход войско провожали специально прибывшие во Владимир митрополит Макарий и крутицкий владыка Сава. В послании митрополита есть чрезвычайно важный призыв, адресованный воеводам и детям боярским: идти в поход "без мест". Получив благословение митрополита, царь во главе собранных полков выступил "на свое дело и на земское" к Нижнему Новгороду, откуда 23 января 1550 г. русское войско вниз по Волге направилось в татарскую землю.

Под Казань полки пришли 12 февраля и начали готовиться к осаде хорошо укрепленной крепости. Однако погодные условия вновь оказались не па их стороне. По свидетельству летописцев, наступила "в то время... мокрота немереная; и из пушек и ис пищалей стреляти не мощно, и к городу приступати не възможно за мокротою. Царь и великий князь стояли у города 11 ден, а дожди по вся дни быша и теплота и мокрота великие; речкы малые попортило, а иные многие прошли, а приступати к городу за мокротою не угодно". 25 февраля 1550 г. осада была снята и русское войско ушло в свои города.

Главной причиной неудач этих походов стала невозможность наладить правильное снабжение войск. Чтобы исправить положение, в 1551 г. в устье реки Свияш (в 20 верстах от Казани) была построена русская крепость Свияжск, ставшая русским форпостом в Казанском ханстве. Построили ее всего за четыре недели, несмотря на просчет строителей, неверно определивших длину стен будущего города. Об этом совершенно определенно говорится в летописи: "Город же, которой сверху привезен, на половину тое горы стал, а другую половину воеводы и дети бояръскые своими людми тотчас зделали".

Основной набор стен и башен, а также жилых помещений и двух храмов будущей твердыни зимой 1550–1551 гг. заготовили на Верхней Волге в Углицком уезде, в вотчине князей Ушатых. Надзирал за ее строительством государев дьяк И. Г. Выродков, которому предстояло не только изготовить крепость, но затем в разобранном виде доставить ее к устью Свияги. Эту сложнейшую инженерную операцию сопровождал целый ряд мероприятий, призванных изменить ход военных действий против волжских татар.

Главная роль в акции прикрытия фортификационных работ на Круглой горе отводилась рейду князя П. С. Серебряного, получившему весной 1551 г. приказ идти с полками "изгоним на казаньской посад". Одновременно с этим Вятская рать Б. Зюзина и волжские казаки должны были занять все перевозы по основным транспортным артериям ханства: Волге, Каме и Вятке. На помощь Зюзину из Мещеры выслали 2,5 тыс. пеших казаков во главе с атаманами Севергой и Елкой. Им предстояло пройти "Полем" к Волге и "суды поделать да поити вверх по Волге воевати казаньскых мест". Дальнейшая хроника этой войны упоминает атамана Севергу в связи с его действиями па Вятке в составе рати воеводы Зюзина, что свидетельствует о благополучном завершении казачьего похода из Мещеры на Волгу. Другие отряды служилых казаков действовали в Нижнем Поволжье. На них жаловался царю Ивану IV нурадин (титул наследника правителя Ногайской Орды) Измаил, писавший, что его казаки "у Волги оба берега отняли и волю у нас отняли и наши улусы воюют".

Войско князя Серебряного выступило из Нижнего Новгорода на Казань 16 мая 1551 г. и уже 18 мая было под стенами города. Нападение оказалось для татар полной неожиданностью. Русским воинам удалось ворваться в посад и, пользуясь внезапностью своей атаки, нанести противнику ощутимый урон. Однако казанцам удалось перехватить инициативу у нападавших, оттеснив их к кораблям. Во время контратаки были окружены и взяты в плен 50 стрельцов вместе со стрелецким сотником А. Скоблевым.

Отступив от Казани, войско князя Серебряного встало лагерем на реке Свияге, дожидаясь прибытия туда армии Шаха-Али и доставки основных конструкций будущей крепости. Огромный речной караван вышел в путь в апреле, а подошел к Круглой горе только в конце мая 1551 г.

В апреле из Рязани "на Поле" двинулось войско воевод М. И. Вороного и Г. И. Филиппова-Наумова. Перед ними была поставлена задача прервать сообщение Казани с Крымом.

Активность русских войск ошеломила казанцев и отвлекла их внимание от начатых 24 мая больших строительных работ в устье Свияги.

Крепостные стены Свияжска протянулись на 1200 саженей. Прясла (участки стены между башнями) состояли из 420 городен[1]; в крепости было 11 башен, 4 стрельницы и 6 ворот, стены и башни имели 2 яруса бойниц, предназначенных для ведения артиллерийского и ружейного огня.

Возведение сильной крепости в самом сердце татарского государства продемонстрировало силу Москвы и способствовало началу перехода на русскую сторону ряда поволжских народов – чувашей и черемисов- марийцев. Полная блокада водных дорог ханства московскими отрядами усугубила сложную ситуацию.

Новое правительство, которое возглавили отлай Худай-Кул и князь Нур- Али Ширин, вынуждено было пойти на переговоры с русскими властями. 11 августа 1551 г. казанские послы князь Бибарс Растов, мулла Касим и ходжа Али-Мерден согласились выдать хана Утемыша и "царицу" Сююн- Бике, признать присоединение к России Горной (западной) стороны Волги, запретить христианское рабство и принять ханом угодного Москве Шаха- Али. 14 августа 1551 г. на поле в устье реки Казанки (в 7 км от Казани) состоялся курултай, па котором татарская знать и духовенство одобрили заключенный договор. 16 августа состоялся торжественный въезд нового хана в Казань. Вместе с ним "для полону и иных для управных дел" приехали русские представители: боярин И. И. Хабаров и дьяк И. Г. Выродков, которым на следующий день были переданы 2700 наиболее видных русских пленных.

Правление нового казанского "царя" продолжалось недолго. Обезопасить себя и немногих своих сторонников Шах-Али мог только одним способом: пополнив казанский гарнизон за счет русских войск. Но, несмотря на шаткость положения, хан согласился ввести в Казань лишь 300 касимовских князей, мурз и казаков и 200 русских стрельцов. Между тем вынужденное согласие Шаха-Али выполнить ряд требований московского царя, в том числе выдать 60 тыс. русских пленных, окончательно подорвало авторитет казанского правительства. Отказ Москвы на просьбы Шаха-Али о возвращении под власть Казани присягнувших России жителей "горной" половины ханства вызвало еще большее недовольство татар. Хан попытался силой подавить оппозицию, но начатые репрессии лишь усугубили ситуацию.

В связи с этим в Москве, где внимательно следили за развитием событий в Казани, стали склоняться к принятию предложения, высказанного сторонниками русского царя из числа казанской знати: об удалении Шаха- Али и замене его русским наместником. Неожиданные действия хана, узнавшего о предстоящей передаче власти прямому представителю Москвы и решившего покинуть престол, не дожидаясь официального уведомления, спутало карты сторонников такой рокировки. 6 марта 1552 г. Шах-Али под предлогом поездки на рыбную ловлю покинул Казань. Захватив в качестве заложников сопровождавших его князей и мурз (всего 84 чел.), он ушел под русскую защиту в Свияжск. Вскоре после этого в Казань были направлены московские воеводы, но вступить в город им не удалось. 9 марта 1552 г. подстрекаемые князьями Исламом и Кебеком и мурзой Аликеем Парыковым горожане восстали. В ходе переворота к власти пришла партия сторонников возобновления войны с Россией во главе с князем Чапкуном Отучевым. Новым ханом стал астраханский царевич Едигер, войска которого начали военные действия против русских отрядов, стараясь очистить от них Горную[2] половину ханства.

В Москве немедленно начинается подготовка нового похода на Казань. Возобновилась блокада русскими отрядами-заставами казанских речных путей. В конце марта – апреле 1552 г. в Свияжск из Нижнего Новгорода были отправлены осадная артиллерия, боевые припасы и продовольствие. В мае для отправки под Казань в Москве было собрано большое войско (150 тыс. чел.). Однако в поход оно выступило лишь 3 июня 1552 г., после того как часть собранных ратей, выдвинувшись к Туле, отразила нападение крымских татар хана Девлета-Гирея. Проходя в среднем по 25 верст в день, русское войско подошло к столице Казанского ханства 13 августа. При осаде крепости велась ее бомбардировка, под стены закладывались пороховые фугасы, была построена подвижная 13-метровая осадная башня, которая поднялась "выше града Казани". На ней установили 10 больших и 50 малых орудий – полуторных и затинных пищалей (крепостных крупнокалиберных ружей). Когда все уже было готово к общему штурму окруженной со всех сторон Казани, русское командование 1 октября 1552 г. направило в город парламентера – мурзу Камая с последним предложением о сдаче. Оно было отвергнуто – казанцы решили защищаться до конца.

На следующий же день, 2 октября 1552 г., русские войска сразу с семи сторон начали атаку городских укреплений. Сигналом к штурму стали взрывы подведенных под стены крепости минных галерей, в которые заложили 48 бочек с порохом. Сам Иван Грозный, пребывавший на торжественной литургии в своей походной церкви, услышав страшные взрывы в Казани, вышел из шатра и увидел летевшие в разные стороны остатки крепостных укреплений. Взорванными оказались участки стен между Аталыковыми воротами и Безымянной башней и между Царевыми и Арскими воротами. Опоясывавшие город со стороны Арского поля укрепления были почти полностью разрушены, и русские отряды смогли беспрепятственно ворваться в крепость.

Основная битва разгорелась на кривых улочках татарской столицы. Казанцы отказывались сдаваться и бились насмерть. Одним из наиболее упорных очагов обороны стала главная казанская мечеть на Тезицком овраге. Все защищавшие ее и в их числе имам Кул-Шериф погибли. Последний бой произошел на площади перед ханским дворцом. Хан Едигер был взят в плен. Вместе с ним были схвачены князь Зениет и два молочных брата хана. Избежали гибели лишь немногие воины из тех защитников города, которые бросились со стен и бежали к Арскому лесу, уйдя от погони за мелководную речку Казанку.

Таким образом, в результате полуторамесячной осады и кровопролитного штурма 2 октября 1552 г. Казань пала, превратившись в центр русского владычества в Среднем Поволжье. После подавления нескольких татарских и марийских восстаний территория Казанского ханства вошла в состав Московского государства.

По соседству с Казанским ханством, в низовьях Волги, находилось еще одно татарское государство – Астраханское ханство. Оно возникло в начале XVI в. после окончательного разгрома войском крымского хана Менгли-Гирея Большой Орды (1502). Столицей ханства был город Хаджи- Тархан (Астрахань). Пользуясь исключительно благоприятным положением своих владений в дельте Волги, астраханские ханы контролировали торговлю Руси и Казани со странами Востока. Вплоть до завоевания

Россией здесь сохранялись рабство и работорговля. Астраханские татары не раз участвовали в походах Крымской и других татарских орд на русские земли, на рынках Хаджи-Тархана продавали захваченных невольников. Однако отношения с Бахчисараем были сложными. Гиреи не раз пытались захватить Нижнее Поволжье, астраханцы участвовали в ногайских рейдах за Перекоп.

После постройки крепости Свияжск и вынужденного согласия казанских беков принять вассальную зависимость от Московского государства, стремление нового астраханского хана Ямгурчи крепить союз и дружбу с Иваном IV упрочилось, но ненадолго. Уже в следующем 1552 г. (видимо, после изгнания Шаха-Али из Казани) Ямгурчи, нарушив договор с Россией, оскорбил русского посла Севастьяна Авраамова, выслал его на каспийские острова и ограбил русское посольство. Новым союзником астраханского хана становится крымский хан Девлет-Гирей. В том же 1552 г. он прислал Ямгурчи 13 пушек. Встревоженные этим союзом ногайские мирзы отправляют своих послов в Москву. Они предложили свергнуть Ямгурчи и посадить на ханский престол "царя" Дервиша-Али (Дербыша), в 1537–1539 и в 1549–1550 гг. уже занимавшего астраханский престол. Новый претендент был сестричем[3] ногайского мирзы Исмаила. Дервиш-Али срочно был вызван в Москву, где ему сообщили о назначении новым ханом.

Ранней весной 1554 г. в поход к Астрахани выступило 30-тысячное русское войско воеводы князя Юрия Ивановича Пронского-Шемякииа. 2 июня 1554 г. оно без боя заняло Хаджи-Тархан. Новым ханом стал Дервиш-Али. Власть его первоначально признали 500 князей и мурз и 7 тыс. "черных людей", оставшихся на своих кочевьях. Но вскоре вернулся знатный татарин Енгуват-азей, "а с ним многы моллы и азеи и всякых 3000 человек, и правду царю и великому князю и царю Дербышу учинили". Новый хан выполнил требование Москвы, освободив русских пленников. Он также обязался ежегодно выплачивать московскому царю дань: 40 тыс. алтын (1200 руб. серебром) и 3 тыс. "осетров в сажень".

Через месяц русские полки ушли из Астрахани, оставив в городе отряд иод командованием воеводы Петра Дмитриевича Тургенева, ставшего наместником при Дервише-Али.

Весной 1555 г. прежний хан Ямгурчи, заручившись поддержкой Крыма и Турции, предпринял попытку вернуть престол, дважды нападая на Астрахань. В его войске были не только астраханские и ногайские мурзы, но и турецкие янычары. В апреле 1555 г., во время первого приступа, русским стрельцам и казакам удалось отразить нападение, обратив противника в бегство. В мае произошло новое нападение Ямгурчи. Подробные сведения о нем сохранились в сообщении в Москву воеводы Тургенева. На этот раз события приняли неожиданный поворот. Дервиш-Али смог договориться с находившимися в войске противника ногайскими мирзами, сыновьями Юсуфа, которые помогли ему разбить отряды Ямгурчи. В благодарность за эту помощь Дсрвиш-Али перевез мятежных ногайцев через Волгу, где они начали военные действия против союзника Москвы – ногайского бия (князя) Измаила. На помощь Петру Тургеневу из Москвы был отправлен отряд стрелецкого головы Григория Кафтырева и казачьего атамана Федора Павлова. Однако астраханского воеводу они встретили на Волге, по дороге к Москве. Тургенев сообщил Кафтыреву о том, что Дервиш-Али его "отпустил" от себя и ищет поддержки у крымского хана Девлета-Гирея. Поспешив в Астрахань, Кафтырев нашел город покинутым жителями. Он сумел переслать Дервишу-Али сообщение о готовности восстановить добрососедские отношения между Москвой и Астраханью и частичном удовлетворении его просьб московским царем. Астраханцы вернулись в город, но в марте следующего 1556 г. ногайский князь Измаил известил русское правительство, что Дервиш-Али окончательно изменил России.

Действительно, подстрекаемый новыми союзниками из числа ногайских "Юсуфовых детей" и астраханскими советниками Дервиш-Али напал на стоявший в Астрахани русский отряд Леонтия Мансурова и вынудил его покинуть территорию ханства. Городок, где держался Л. Мансуров, был подожжен с помощью подвезенной нефти. Уйти на кораблях не удалось – они оказались "просечены" ногаями. Все же Мансурову удалось уйти на плоту в Верхний острог, где были основные силы его отряда, всего с семью оставшимися у него людьми.

Опасаясь ответных действий со стороны московского правительства, он тогда же обратился за помощью к крымскому хану Девлету-Гирею, поспешившему прислать в Хаджи-Тархан небольшой отряд (700 крымских татар, 300 янычар). Этих сил оказалось недостаточно, чтобы успешно противостоять русскому войску, в которое входили стрелецкие приказы Ивана Черемесинова и Тимофея Пухова-Тетерина, вятская рать воеводы Федора Писемского и отряды казаков Михаила Колупаева и волжского атамана Ляпуна Филимонова. Казачий отряд Филимонова, отправленный в поход еще зимой па лыжах, первым подошел к Хаджи-Тархану, хотя у него было всего 500 казаков, Филимонов сумел ворваться в город и нанес тяжелое поражение астраханскому войску. Дервиш-Али отступил, рассчитывая на поддержку союзных ему ногайских мурз. Но "Юсуфовы дети" договорились с дядей Измаилом и, повинившись перед русскими воеводами, напали на Дервиша-Али. В бою он потерял все крымские пушки. 26 августа 1556 г. Астрахань и все ханство вошло в состав Русского государства.

С остатками разбитого войска последний астраханский хан бежал к Азову. Итог закончившейся войны подвел С. М. Соловьев: "Так устья Волги окончательно закрепились за Москвой"[4]. В 1557 г. вассальную зависимость от Москвы признал ногайский бий Измаил.

Присоединение к Московскому государству Казанской земли (1552), Астраханского ханства (1556) и Ногайской орды (1557) не означало полного покорения Среднего и Нижнего Поволжья. Мятежи в этом, тогда еще неспокойном регионе продолжались всю вторую половину XVI в., отвлекая русские вооруженные силы, крайне необходимые на других рубежах.

  • [1] Городня – отдельный, замкнутый сруб, наполненный песком или землей с камнями, Поставленные вместе городни образовывали "прясла" – стены крепостей.
  • [2] Казанское ханство было разделено рекой Волгой на Горную (левобережную) и Луговую (правобережную) части.
  • [3] Сестрин (устар.) – племянник, сын сестры.
  • [4] Соловьев С. М. Сочинения. М.: Мысль, 1989. Кн. III. С. 473.
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы