Восстания и мятежи XVII в.

Соляной бунт

В ночь с 12 на 13 июля 1645 г. умер царь Михаил Федорович. Через месяц (18 августа) скончалась его супруга, царица Евдокия Лукьяновна. Новым московским государем стал их 16-летний сын Алексей Михайлович. Лишенный родительского попечения, юный царь доверил управление страной своему "дядьке" (воспитателю), боярину Борису Ивановичу Морозову.

Новое правительство испытывало острую нужду в деньгах. Между тем испытанные источники пополнения казны были уже исчерпаны. В 1646 г. Алексей Михайлович по совету близких к нему людей, – боярина Морозова (к тому времени успевшему породниться с царем, женившись на Анне Ильиничне Милославской, родной сестре царицы Марии Ильиничне) и думного дьяка Назария Чистого обнародовал указ о введении повышенной пошлины на продаваемую в Московском государстве соль. Отныне в казну должны были поступать 2 гривны с каждого пуда соли. При этом правительство отменило некоторые старые налоги – стрелецкие и ямские деньги, полагая, что соляной сбор с лихвой покроет все текущие нужды страны.

Соль требовалась всем, ее оборот в России был колоссален. Засол продуктов был единственной возможностью сохранить их на длительный срок, особенно в жаркое летнее время. Однако корыстные расчеты властей не оправдались. Народ стал отказываться от соли – такой дорогой она стала. На Волге гнила брошенная рыбаками рыба. Казна пустела. Правительство быстро спохватилось и в декабре 1647 г. отменило соляной налог, но взимание этой подати уже накалило обстановку в стране. Еще больше возмутило москвитян вероломство властей, решивших в 1648 г., вскоре после отмены сбора на соль, взыскать с тяглого населения отмененные ими же налоги за три прошедших года.

Вспыхнувшие при известии об этом беспорядки прокатились по всей стране. В Москве же они вылились в настоящее восстание, получившее в народе название Соляной бунт.

1 июня 1648 г. царь Алексей Михайлович возвратился в Москву с богомолья в Троице-Сергиевом монастыре. Встречавшая государя толпа попыталась подать ему челобитную с жалобой на "неправду и насилие", чинимые судьей (начальником) Земского приказа Леонтия Степановича Плещеева, ведавшего управлением Москвы. Царская охрана разогнала челобитчиков. 16 чел. были схвачены и отправлены в пыточные застенки, располагавшиеся тогда в Константино-Елениской башне Кремля. Но на следующий день, во время крестного хода из Кремля в Сретенский монастырь, московские посадские люди вновь попытались обратиться к Алексею Михайловичу. Во время начавшейся потасовки огромная толпа недовольных проникла в Кремль. Вспыхнул настоящий бунт, во время которого все московские стрельцы, кроме наиболее приближенного к царю Стремянного полка, недовольные невыплатой им положенного жалованья, отказались выступить против восставших. Мятежная толпа, собравшись вокруг царского дворца, шумно требовала выдать ей головой главных виновников своего разорения – боярина Морозова, его шурина, окольничего Π. Т. Траханиотова и Л. С. Плещеева, также бывшего в родстве с ними. Лишь после личного обращения царя к своему взбунтовавшемуся народу мятежная толпа вместе с примкнувшими с ней стрельцами покинула Кремль и двинулась в город искать своих обидчиков. Двор боярина Морозова был разгромлен дочиста. При этом никто из погромщиков не позарился на собранные там огромные богатства. "То наша кровь", – кричали москвичи и бросали боярское добро в огонь. Вслед за этим был разорен двор думного дьяка Назария Чистого, возглавлявшего Посольский приказ. Сам хозяин был убит ударом дубины, а тело его брошено на навозную кучу.

На следующий день бунтовщики продолжали бесчинствовать в столице. Разорены были дворы Траханиотова, Плещеева, других бояр и купцов. Всего же в Москве было разграблено до 70 дворов бояр и богатейших купцов. В довершение всех бед в этот же день в Москве вспыхнул сильный пожар. В огне выгорали улицы Петровка, Дмитровка, Тверская, Никитская, Арбат, Чертолье. Положение стало настолько угрожающим, что власти решили пойти навстречу взбунтовавшемуся народу. Были выданы на расправу и казнены Леонтий Плещеев и Петр Траханиотов. Морозову удалось спастись лишь благодаря просьбам самого Алексея Михайловича, упросившего бунтовщиков пощадить своего "дядьку", пообещав выслать его из Москвы в Кирилло-Белозерский монастырь.

Силой подавить восстание правительство не могло. Верность ему сохранили лишь служилые иноземцы и стремянные стрельцы. В этих условиях государь и его бояре пошли на значительные уступки восставшим. Была объявлена отсрочка взимания недоимок, стрельцам выдали по 8 руб. на человека. Царь лично угощал их вином и медом, укоряя за непохвальное поведение в мятежные дни. Идя навстречу пожеланиям московитян о введении справедливых законов, власти тогда же обещали созвать Земский собор и на нем принять новое Уложение. Работу по составлению нового законодательства возглавил боярин II. И. Одоевский.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >