Этапы развития института несостоятельности (банкротства) в России

В России институт банкротства имеет давнюю историю. Можно выделить три этапа его развития:

  • 1) дореволюционный;
  • 2) советский;
  • 3) современный.

Дореволюционный этап характеризуется следующими особенностями.

Законодательство о несостоятельности и банкротстве существовало и развивалось в России с древнейших времен. Положения, касающиеся несостоятельности, имеются уже в Русской Правде (одном из первых русских законодательных актов, действовавшем в Древней Руси в XI– XIII вв.).

Законодательством того времени выделяются два вида несостоятельности[1]:

  • 1) несчастная (невинная) несостоятельность, возникшая не но вине должника (имела место в случае наступления различного рода форсмажорных обстоятельств: пожара, стихийного бедствия);
  • 2) злонамеренная (виновная) несостоятельность, которая могла наступить, к примеру, в случае легкомысленного поведения купца (растрата вверенных средств, потеря товара в результате пьянства и других предосудительных действий).

Если в первом случае проторговавшемуся купцу давался шанс выплатить долги частями и в рассрочку, то во втором случае, по усмотрению кредиторов, все имущество должника и он сам могли быть проданы в счет погашения долга.

Уже тогда существовало понятие очередности удовлетворения требований кредиторов. Так, в соответствии со ст. 55 Русской Правды требования князя удовлетворялись в первую очередь, затем удовлетворялись требования иностранных купцов и только после этого – соотечественников.

Попытки регулирования отдельных вопросов, связанных с несостоятельностью должников, содержатся также в Договоре Смоленска с Ригою 1229 г., Псковской судной грамоте, Судебнике Ивана III, Уложении царя Алексея Михайловича и др.

Законодательство того времени содержало понятие злостного банкротства, которое отличалось от несчастного. Если должник становился несостоятельным из-за несчастного стечения обстоятельств или имел только одного кредитора, то его имущество не подлежало продаже, и ему предоставлялась отсрочка в погашении долга.

Подход к несостоятельности, обозначенный в Русской Правде, сохранился и в более позднем российском законодательстве. Соборное уложение 1649 г. практически повторяет то, что было установлено 400 лет до этого Русской Правдой. Изменения были несущественными: при распределении имущества должника устанавливались преимущества иностранцев перед русскими кредиторами и государственной казны перед подданными.

Переломом в истории российского законодательства о банкротстве стал XIII в., когда было составлено несколько проектов законов в области конкурсного права, принято много актов в данной сфере, наиболее значимым из которых является Вексельный устав 1729 г. Он связывал понятие несостоятельности с процедурой акцепта векселя. После принятия Вексельного устава развития института несостоятельности происходило путем появления прецедентов.

В 1736 г. по делу одного купца оказалось, что в составе конкурсной массы имеются товары, сданные на комиссию иностранными купцами. При этом часть продукции находилась в нераспакованном после транспортировки виде. Решая данное дело, Коммерц- коллегия указала вернуть нераспакованные товары собственнику, а уже распакованные остались в составе конкурсной массы[2].

Важной вехой в развитии института несостоятельности стало принятие 19 декабря 1800 г. Банкротского устава, который в отличие от Русской Правды выделял три вида несостоятельности:

  • 1) несчастную несостоятельность, которая признавалась при наличии непредвиденных обстоятельств, не зависящих от действий должника (пожар, наводнение и пр.);
  • 2) неосторожную несостоятельность, происходившую по вине самого должника;
  • 3) злостную несостоятельность, или злонамеренное банкротство.

Банкротский устав, по мнению специалистов, был подготовлен на высоком уровне и выгодно отличался от зарубежного законодательства. Первая часть устава регламентировала банкротство купцов, вторая – несостоятельность дворян. Процедуры банкротства различались в зависимости от его причин. Если причиной служили форс-мажорные обстоятельства, то кредиторы получали удовлетворение в размере имущества должника, а остальные долги списывались. Если же банкротство происходило по вине должника (неосторожность, небрежность, умысел), то долги подлежали возмещению в полном объеме.

В Банкротском уставе был намечен переход к более современным понятиям критериев несостоятельности, отказ от категории неоплатности, свойственной Русской Правде. В соответствии с положениями этого устава банкротом признавалось лицо, которое не могло оплатить своих долгов. Важной нормой того времени явилось введение мер по обеепечению иска в отношении предполагаемого банкрота. Эти меры применялись как по отношению к личности самого должника, так и по отношению к его имуществу (арест имущества должника и документации, связанной с деятельностью должника)[3].

Дальнейшее развитие законодательства о несостоятельности пошло по пути усложнения процедур и разделения правил банкротства для различных сословий (купцов, дворян и т.д.). В 1832 г. был принят новый Устав о несостоятельности, который, однако, оказался менее удачным, чем Банкротский устав 1800 г. Так, новый устав устанавливал сложную систему родов и разрядов долгов, но не указывал точные сроки начала и окончания конкурсного производства. В частности, данный устав устанавливал следующую очередность удовлетворения требований кредиторов:

  • 1) преимущественное положение имели церкви и монастыри;
  • 2) во вторую очередь удовлетворялись требования по оплате труда рабочих;
  • 3) затем – требования казны и конкурсных кредиторов.

Вместе с тем данный устав вводил новые положения по сравнению с ранее действовавшим законодательством о банкротстве. В частности, одним из способов наиболее эффективного удовлетворения интересов кредиторов стало выделение из общего их числа так называемых кураторов, руководивших работой общего собрания, а также выполнявших некоторые функции по управлению имуществом должника. За кураторами закреплялось право на признание недействительными сделок должника и отказ от исполнения текущих договоров[4].

В отдельных регионах Российской империи (Великом княжестве Финляндском, губерниях Привисленских) применялись нормы иностранного законодательства в соответствии с исторически сложившимися традициями. Издавались сборники судебной практики, в том числе по делам о банкротстве, изучалось и обобщалось западное и российское законодательство о банкротстве[5].

Дальнейшая эволюция законодательства о банкротстве характеризуется выходом в свет ряда указов Сената:

  • 1) указ Сената 1806 г. установил запрет выбора кураторов из посторонних лиц, т.е. лиц, не являющихся кредиторами должника;
  • 2) указ Сената 1800 г. закрепил положение, согласно которому конкурсное производство прекращалось при наличии у должника одного кредитора, но требования кредитора при этом удовлетворялись в порядке, предусмотренном указом;
  • 3) в связи с проведением судебной реформы и появлением нескольких разновидностей судов возникла потребность в регламентации вопросов подсудности дел о несостоятельности. Данные вопросы нашли решение в указе Сената 1868 г.

Следует отметить, что в 1846 г. действие норм о торговой несостоятельности было распространено на дворянство.

На данном этапе развивались и другие категории института несостоятельности[6]:

  • • в частности, достаточно четко были определены критерии разграничения торговой и неторговой несостоятельности, вытекающие из оснований их возникновения;
  • • конкретизирован правовой статус конкурсного управляющего;
  • • определены полномочия суда при назначении конкурсного управляющего.

Законодательство о банкротстве рассматриваемого периода, по мнению многих специалистов, было не только трудно создавать, но и применять. По свидетельству известного российского ученого-юриста Г. Ф. Шершеневича (1863–1912), депутата I Государственной думы, "многие статьи были построены настолько сложно, что затрудняли не только торговых лиц, но и опытных юристов".

Таким образом, дореволюционный этап развития законодательства о несостоятельности (банкротстве) характеризовался следующими основными особенностями:

  • 1) законодательство данного периода было в основном представлено законодательством о несостоятельности физических лиц (Русская Правда, уставы судопроизводства торгового и гражданского, уставы о несостоятельности 1800, 1832 гг. с последующими изменениями);
  • 2) различались несостоятельность торговая и неторговая, что оказывало влияние на подсудность дел, порядок судопроизводства по делам о несостоятельности, последствия признания должника несостоятельным.

Советский период развития института несостоятельности (банкротства) связан с принятием в 1922 г. Гражданского кодекса РСФСР и в 1927 г. Гражданского процессуального кодекса РСФСР, в которые были введены главы, регулирующие отдельные положения, касающиеся несостоятельности:

  • • условия признания сделок недействительными;
  • • правила зачета взаимных требований;
  • • условия отказа управляющего от исполнения неисполненных договоров и т.д.

Необходимость введения данных положений была продиктована бурным развитием российской экономики в рамках новой экономической политики (НЭПа). В дальнейшем вместе с ликвидацией рыночных отношений исчезла необходимость и в признании участников хозяйственного оборота банкротами. При недостатке у предприятия собственных средств или сто нерентабельности действовала система дотаций или списания долгов.

С 1930-х гг. в России правоотношения, связанные с несостоятельностью предприятий, практически не регулировались, так как плановая экономика и институт банкротства были объективно несовместимы.

Современный этап развития института несостоятельности начинается с принятия в 1992 г. Закона РФ "О несостоятельности (банкротстве)".

  • [1] См.: Карелина С. А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). С. 4.
  • [2] См.: Карелина С. А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). С. 5.
  • [3] См.: Карелина С. А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). С. 6.
  • [4] См.: Там же. С. 7.
  • [5] Андреев С. Е. Комментарии к Федеральному закону о несостоятельности (банкротстве). М.: Изд-во г-на Тихомирова, 2005. С. 12.
  • [6] См.: Карелина С. А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). С. 7.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >