Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Международное сотрудничество в борьбе с преступностью

МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ ПО ГРАЖДАНСКИМ И УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Понятие и юридическая природа международной правовой помощи

Понятие международной правовой помощи

На современном этапе развития общества все большее значение приобретает сотрудничество государств в сфере уголовного судопроизводства, а также в области гражданских правоотношений, осложненных иностранным элементом. Указанное сотрудничество реализуется государствами посредством осуществления правовой помощи по уголовным и гражданским делам. Прежде чем приступить к рассмотрению ее сущности и отдельных форм, необходимо дать определение и краткую характеристику юридической природы международной правовой помощи. В первую очередь следует соотнести два взаимосвязанных термина: "международное сотрудничество по гражданским и уголовным делам" и "международная правовая помощь".

Необходимо отметить, что в настоящее время отсутствует законодатель-нос определение этих понятий, а также единое понимание и разграничение их содержания среди ученых и практиков. В науке международного права существует два подхода к соотношению данных понятий.

Представители первого подхода (П. А. Смирнов, Э. Б. Мельникова, М. П. Глумин, В. В. Милинчук и др.) считают, что "международная правовая помощь" является более узким понятием но отношению к термину "международное сотрудничество государств по гражданским и уголовным делам". По мнению этих ученых, международная правовая помощь являет собой вид международного сотрудничества и входит в него как самостоятельная часть[1]. В обоснование данной теории исследователи указывают на три принципиальных различия между международной правовой помощью и международным сотрудничеством.

Первое различие состоит в том, что при осуществлении международного сотрудничества государства действуют в пределах своих полномочий, тогда как в рамках правовой помощи по гражданским и уголовным делам происходит частичная передача запрашивающим государством компетенции по собственному уголовному (гражданскому) делу другому государству[2].

В основе второго отличия лежит принцип интереса. Так, международное сотрудничество как вид совместной деятельности базируется на общности интересов государств, в то время как в случае оказания правовой помощи речь идет только об интересах государства, которое обращается за помощью по конкретному уголовному (гражданскому) делу[3].

Третье отличие международной правовой помощи от международного сотрудничества заключается в характере тех действий, которые предпринимаются в процессе их реализации. Так, ряд ученых сужают содержание правовой помощи по уголовным делам лишь до производства отдельных процессуальных действий. Как утверждает А. П. Юрков, "правовая помощь включает в себя только процессуальные действия, осуществляемые на основании просьб правоохранительных органов иностранных государств... Сотрудничество охватывает оперативно-розыскные действия, а также те процессуальные действия, которые осуществляются без запроса, в связи с обнаружением лиц или признаков преступления, затрагивающих интересы другого государства".

Вместе с тем необходимо отметить, что на современном этапе развития межгосударственных отношений вышеуказанные различия между правовой помощью и правовым сотрудничеством носят весьма условный характер. Несмотря на то что при осуществлении правовой помощи одно государство передает другому свои процессуальные полномочия по уголовному (гражданскому) делу, по сути указанная "передача полномочий" предусмотрена двусторонними (многосторонними) соглашениями и нормами национального нрава, в связи с чем государство, исполняющее запрос о правовой помощи, фактически действует в рамках своей компетенции.

Кроме того, на наш взгляд, не вполне справедливо говорить о том, что в случае оказания правовой помощи речь идет только об интересах государства, которое обращается за правовой помощью по конкретному уголовному (гражданскому) делу. Ведь, во-первых, борьба с правонарушениями, обеспечение законности и восстановление социальной справедливости, реализуемые посредством оказания правовой помощи по отдельным делам, нельзя отнести к интересам только лишь одного государства: достижение данных целей лежит в плоскости интересов всех без исключения государств. Во-вторых, правовая помощь по уголовным (гражданским) делам носит непрерывный и двусторонний характер, основана на принципе "обратной связи", в связи с чем сотрудничество государств в данной сфере отвечает интересам всех сторон взаимодействия.

Что же касается отличия правовой помощи от международного сотрудничества по содержанию, то, по нашему мнению, сущность правовой помощи по уголовным (гражданским) делам не ограничивается лишь процессуальными действиями. В частности, как свидетельствует практика, международный запрос о розыске лиц, скрывшихся от правосудия, получении доказательств по уголовному делу может быть успешно выполнен только при сочетании процессуальных действий и оперативно-разыскных мероприятий[4].

На отсутствие различий между правовой помощью и международным сотрудничеством по уголовным (гражданским) делам указывают название и предмет некоторых международных договоров, например: Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Белоруссия от 12 февраля 1999 г. "О сотрудничестве и взаимной помощи в области борьбы с незаконными финансовыми операциями, а также финансовыми операциями, связанными с легализацией (отмыванием) доходов, полученных незаконным путем"; Соглашение Правительств государств — участников стран СНГ от 4 июня 1999 г. "О сотрудничестве и взаимной помощи но вопросам соблюдения налогового законодательства и борьбы с нарушениями в этой сфере" и др.

На основании изложенного позиция представителей второго подхода к соотношению понятий "международная правовая помощь" и "международное сотрудничество по уголовным и гражданским делам" представляется, на наш взгляд, наиболее соответствующей современным правовым реалиям.

Представители этого подхода (А. И. Бастрыкин, Л. А. Лазутин, А. К. Строганова и др.) полагают, что "международная правовая помощь" и "международное сотрудничество по уголовным и гражданским делам" являются тождественными понятиями, между которыми нет существенных различий'. Они признают, что правовое сотрудничество представляет собой более емкое понятие, однако подчеркивают, что в целом "правовое сотрудничество государств и правовая помощь суть явления одного порядка". Данный подход, на наш взгляд, отражает сущность международной правовой помощи по гражданским и уголовным делам, заключающуюся в согласованности действий государств, взаимности интересов, организованности механизма сотрудничества и постоянном совершенствовании уровня взаимодействия.

Таким образом, в настоящей главе понятия "международное сотрудничество по уголовным и гражданским делам" и "международная правовая помощь" будут употребляться как тождественные друг другу.

Определившись с соотношением рассматриваемых понятий, необходимо отметить, что в современной науке международная правовая помощь разделена на две составляющие, относящиеся соответственно к международному публичному и международному частному праву: международная правовая помощь по уголовным делам и международная правовая помощь по гражданским и семейным делам.

Говоря о международной правовой помощи по уголовным делам, отметим, что данная система норм рассматривается в основном как институт международного уголовного права. Ученые (И. И. Лукашук, А. В. Наумов, Л. А. Лазутин, О. И. Рабцевич) считают, что международная правовая помощь по уголовным делам является частью международного сотрудничества в борьбе с преступностью. Институт международного сотрудничества по уголовным делам направлен прежде всего на реализацию норм международного уголовного права и играет вспомогательную роль в борьбе с преступностью. Вместе с тем международная правовая помощь по уголовным делам представляет собой не только международно-правовые нормы в сфере сотрудничества государств по уголовным делам, по и разработанные на их основе организационно-правовые механизмы данного сотрудничества. Что касается характеристики норм о правовой помощи, то они представляют собой как материальные, так и процессуальные правовые предписания. Указанный факт позволяет сделать вывод о комплексном характере института правовой помощи: его нормы относятся как к международному уголовному, так и к развивающемуся в настоящее время международному уголовно-процессуальному праву.

Аналогичную характеристику можно дать и институту международной правовой помощи по гражданским и семейным делам, развивающемуся в рамках международного частного права. Целью данного института является оказание государствами содействия друг другу в осуществлении правосудия по гражданским и семейным делам. Этот институт также состоит из материальных и процессуальных норм.

Таким образом, международная правовая помощь по уголовным и гражданским делам представляет собой комплексный институт международного права, включающий в себя нормы международного публичного и частного права, а также материальные и процессуальные правовые предписания. Комплексный характер института правовой помощи также проявляется во взаимодействии норм международного и национального права.

Несмотря на приведенное выше разделение системы норм международной правовой помощи в зависимости от категории дел (уголовные или гражданские) на две составляющие, данный институт международного права рассматривается в их совокупности. Ведь международная правовая помощь как по гражданским, так и по уголовным делам базируется на единых принципах, преследует общую цель (обеспечение законности, осуществление правосудия, восстановление социальной справедливости) и реализуется посредством схожих организационно-правовых форм и механизмов. Вместе с тем настоящая глава, исходя из характера и специфики изучаемой темы, посвящена рассмотрению прежде всего вопроса о международной правовой помощи по уголовным делам.

Особенность института международной правовой помощи, как уже отмечалось, состоит в его ярко выраженном практическом характере: он включает в себя не только международные правовые нормы в области сотрудничества государств по уголовным и гражданским делам, но и созданные на их основе организационные механизмы осуществления взаимодействия государств в данной сфере. Нормы и механизмы данного института вступают в действие тогда, когда возникает реальная и практически значимая потребность в совершении процессуальных действий на территории более чем одного государства в рамках конкретного уголовного или гражданского дела, производство по которому ведется в одной из сотрудничающих держав.

На основании изложенного дадим определение рассматриваемого понятия применительно к сотрудничеству по уголовным делам.

Международная правовая помощь по уголовным делам — это система международных норм, регулирующих сотрудничество государств по уголовным делам, требующим совершения процессуальных действий на территории более чем одной страны, а также совокупность организационно-правовых механизмов, используемых при взаимном оказании помощи по указанным делам.

Правовую основу института международной правовой помощи по уголовным делам составляют международные договоры, а также нормы национального уголовного и уголовно-процессуального законодательства. В основе международной правовой помощи лежат именно договоры между государствами, которые предусматривают официальный порядок деятельности их органов. Случаи предоставления международной правовой помощи без заключения договоров исключительны, возможны только на уровне центральных государственных органов и, как правило, основаны на принципе взаимности. Международные договоры о правовой помощи позволяют достигнуть максимального уровня упорядоченности межгосударственных отношений в данной сфере и исключить конфликт полномочий. Соглашения о правовой помощи регулируют такие вопросы, как выполнение отдельных поручений о производстве процессуальных действий, информационный обмен, исполнение решений суда иностранного государства, экстрадиция, а также разрешение правовых коллизий (конкретный перечень форм правовой помощи предусматривается договором и зависит от договоренности между государствами).

В настоящее время в Российской Федерации действуют следующие многосторонние международные договоры по вопросам правовой помощи и правовых отношений по уголовным делам[5]:

  • 1) Конвенция Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. и дополняющие ее Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху и Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее;
  • 2) Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 г.;
  • 3) Конвенция о передаче осужденных лиц (ЕТ5 № 112) от 21 марта 1983 г. (в рамках Совета Европы) вместе с Дополнительным протоколом к ней (ЕТБ № 167) от 18 декабря 1997 г.;
  • 4) Европейская конвенция о выдаче (ЕТ5 № 24) от 13 декабря 1957 г. вместе с Дополнительным протоколом к пей (ЕТЯ № 86) от 15 октября 1975 г. и Вторым дополнительным протоколом (ЕТЭ № 98) от 17 марта 1978 г.;
  • 5) Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам (ЕТЯ № 030) от 20 апреля 1959 г. вместе с Дополнительным протоколом к ней (ЕТБ № 099) от 17 марта 1978 г.;
  • 6) Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов, от 5 октября 1961 г.;
  • 7) Европейская конвенция о пресечении терроризма (ЕТБ № 090) от 27 января 1977 г. вместе с Протоколом о внесении в нее изменений (ЕТ8 № 190) от 15 мая 2003 г.;
  • 8) Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются, от 19 мая 1978 г.;
  • 9) Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 г. (в рамках СНГ);
  • 10) Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (в рамках СНГ) вместе с Протоколом к ней от 28 марта 1997 г. (государствами-участницами являются Беларусь, Узбекистан, Казахстан, Российская Федерация, Таджикистан, Армения, Украина, Киргизия, Молдова, Азербайджан, Грузия[6], Туркменистан);
  • 11) Конвенция о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения от 28 марта 1997 г. (в рамках СНГ);
  • 12) Конвенция о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания от 6 марта 1998 г. (в рамках СНГ);
  • 13) Соглашение о правовом обеспечении формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства от 26 октября 1999 г.

Однако наибольшее распространение среди международных актов, регламентирующих правовую помощь по уголовным делам, получили двусторонние договоры. Что касается России, то еще во времена СССР с рядом государств были заключены подобные договоры, которые в большинстве своем в порядке правопреемства применяются в настоящее время Российской Федерацией. К числу данных соглашений относятся договоры о правовой помощи со следующими государствами: Австрией (11 марта 1970 г.); Албанией (30 июня 1958 г.); Алжиром (23 февраля 1982 г.); Болгарией (19 февраля 1975 г.); Венгрией (15 июля 1958 г.); Грецией (21 мая 1981 г.); Ираком (22 июня 1973 г.); Испанией (26 октября 1990 г.); Италией (25 января 1979 г.); Йеменом (6 декабря 1985 г.); Кипром (19 января 1984 г.); Кореей (16 декабря 1957 г.); Кубой (28 ноября 1984 г.); Монголией (23 сентября 1988 г.); Румынией (3 апреля 1958 г.); Тунисом (26 июня 1984 г.); Финляндией (11 августа 1978 г.; 8 ноября 1990 г.); Францией (11 августа 1936 г.); Чехословакией (12 августа 1982 г.) — ныне Чехией и Словакией; Югославией (24 февраля 1962 г.) ныне образовавшимися на ее территории государствами. Также было заключено Соглашение между СССР и США о порядке исполнения судебных поручений от 22 ноября 1935 г. (в форме обмена нотами).

Российской Федерацией были заключены действующие в настоящее время соглашения о тех или иных формах правовой помощи со следующими странами: Азербайджаном (22 декабря 1992 г.; 26 мая 1994 г .); Анголой (31 октября 2006 г.); Аргентиной (20 ноября 2000 г.); Афганистаном (23 марта 2005 г.); Беларусью (17 января 2001 г.); Бразилией (14 января 2002 г.); Вьетнамом (25 августа 1998 г.); Египтом (23 сентября 1997 г.); Индией (21 декабря 1998 г. ; 3 октября 2000 г.); Ираном (5 марта 1996 г.); Испанией (16 января 1998 г.); Канадой (20 октября 1997 г.); Кипром (8 ноября 1996 г.); Киргизией (14 сентября 1992 г.); Китаем (19 июня 1992 г.; 26 июня 1995 г .; 2 декабря 2002 г.); Колумбией (6 апреля 2010 г.); Кореей (28 мая 1999 г.); Латвией (3 февраля 1993 г.; 4 марта 1993 г.); Литвой (21 июля 1992 г.; 25 июня 2001 г.); Мексикой (7 июня 2004 г.; 21 июня 2005 г.); Молдовой (25 февраля 1993 г.); Монголией (20 апреля 1999 г.); Панамой (30 апреля 2009 г.); Польшей (16 сентября 1996 г.); США (17 июня 1999 г.); Туркменистаном (18 мая 1995 г.); Францией (11 февраля 2003 г.); Эстонией (26 января 1993 г.); Японией (12 мая 2009 г.).

На сегодняшний день имеются также двусторонние соглашения, подписанные, но еще не вступившие в силу для Российской Федерации. К их числу относятся такие международные акты, как Договор между Российской Федерацией и Республикой Грузия о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 15 сентября 1995 г.; Договор между Российской Федерацией и Грузией о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы, от 19 марта 1996 г.; Договор между Российской Федерацией и Королевством Испания об оказании правовой помощи но уголовным делам от 25 марта 1996 г.; Договор между Российской Федерацией и Эстонской Республикой о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, от 5 ноября 2002 г.; Договор между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Нигерией о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы, от 24 июня 2009 г.; Договор между Российской Федерацией и Арабской Республикой Египет о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы, от 23 июня 2009 г.; Договор между Российской Федерацией и Республикой Ангола о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 31 октября 2006 г.

  • [1] См.: Глумин М. П. Международно-правовая помощь по уголовным делам как институт уголовно-процессуального права России : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2005. С. 20—22 ; Ларин А. М., Мельникова Э. Б., Савицкий В. М. Уголовный процесс России : лекции-очерки. М.: БЕК, 1997. С. 271 ; Смирнов П. А. Понятие и содержание международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства как одно из направлений международной борьбы с преступностью // Международное уголовное право и международная юстиция. 2011. № 1. С. 3—5 ; Феоктистова Е. Е. Международное сотрудничество органов предварительного расследования по уголовным делам: процессуально-правовые и криминалистические аспекты : монография. М.: ВНИИ МВД России, 2010.
  • [2] См.: Милинчук В. В. Институт взаимной правовой помощи по уголовным делам. Действующая практика и перспективы развития. М.: Юрлитинформ, 2001. С. 19—20.
  • [3] См.: Гардоцкий Л. Международное сотрудничество по уголовным делам // Социалистическая законность. 1979. № 6. С. 61.
  • [4] См.: Волеводз А. Г. Правовое регулирование новых направлений международного сотрудничества в сфере уголовного процесса. М.: Юрлитинформ, 2002. С. 51.
  • [5] По данным, опубликованным на официальном сайте Минюста России (по состоянию на 10 января 2015 г.).
  • [6] Грузия не является участником СНГ с 18 августа 2009 г. — Примеч. ред.
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы