Международный уголовный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды (МТР)

Не менее сложная обстановка сложилась в конце XX в. на территории Руанды (государства, расположенного в центральной Африке), которая привлекла к себе внимание международного сообщества. Внутренний вооруженный конфликт между этническими группами тутси и хуту, по отдельным оценкам, унес жизни приблизительно 800 тыс. человек в течение небольшого периода времени[1].

Генеральный секретарь ООН в своем письме от 1 октября 1994 г. на имя Председателя Совета Безопасности отмечал, что комиссия экспертов, учрежденная по поручению Совета Безопасности ООН, пришла к выводу о совершении представителями обеих сторон в конфликте нарушений норм международного гуманитарного нрава, преступлений против человечности. Комиссия также установила, что имели место акты геноцида по отношению к народности тутси представителями этнической группы хуту, совершавшиеся планомерно и систематически. При этом "жертвами массовых убийств были преимущественно либо тутси, либо хуту, которые, как считалось, разделяли умеренные взгляды"[2].

Действуя на основании гл. VII Устава ООН, Совет Безопасности своей резолюцией 955 от 8 ноября 1994 г. постановил "учредить международный трибунал с единственной целью судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершенные на территории соседних государств, в период с 1 января 1994 года но 31 декабря 1994 года...". При этом Устав МТР прилагался к данной резолюции.

Трибунал[3] правомочен осуществлять судебное преследование лиц, ответственных за совершение геноцида как основного преступления, практиковавшегося во время вооруженного конфликта на территории Руанды, преступлений против человечности и нарушений ст. 3, общей для Женевских конвенций от 12 августа 1949 г. и Дополнительного протокола II к ним[4]. Следует отметить, что перечень нарушений указанной ст. 3 не является исчерпывающим в соответствии с Уставом МТР.

Положения Устава МТР во многом идентичны постановлениям Устава МТБЮ. Оба трибунала связаны и структурно, и по отдельным направлениям. До принятия Советом Безопасности ООН резолюции 1503 от 28 августа 2003 г., в которой он выразил убежденность в том, что эффективное выполнение обязанностей трибуналами может быть достигнуто в случае наличия у каждого своего обвинителя, в рамках деятельности обоих трибуналов функционировала одна Канцелярия прокурора. Кроме того, Апелляционные камеры укомплектованы судьями обоих трибуналов.

Что касается срока мандатов данных трибуналов ad hoc, то резолюцией 1966 от 22 декабря 2010 г. Совет Безопасности ООН постановил учредить соответствующий Международный остаточный механизм (далее — Механизм) для обоих трибуналов, состоящий из двух отделений, которые должны выполнять свои функции соответственно с 1 июля 2012 г. (отделение для МТР) и 1 июля 2013 г. (отделение для МТБЮ). По замыслу, данный Механизм должен представлять собой небольшую и временную структуру, выполняющую отдельные существенно важные функции трибунатов, включая судебную функцию в отношении лиц, скрывающихся от правосудия. В связи с этим Совет Безопасности ООН обратился с просьбой к трибуналам "принять все возможные меры к тому, чтобы оперативно завершить всю свою оставшуюся работу... не позднее 31 декабря 2014 года, подготовить свое закрытие и обеспечить плавный переход к Механизму, в том числе посредством передовых групп в каждом из Трибуналов"[5].

Неоспоримым преимуществом учреждения трибуналов ad hoc посредством резолюций Совета Безопасности ООН является юридическая обязанность всех государств сотрудничать с ними, в том числе путем оказания им помощи в задержании подозреваемых лиц, предоставлении информации и выполнении отдельных просьб структурных органов. Такой способ позволяет создать международное уголовное судебное учреждение в довольно короткие сроки по сравнению с его формированием на договорной основе, когда для вступления в силу учредительного документа и начала функционирования самого судебного органа необходима ратификация договора определенным количеством государств.

Однако у них есть и свои недостатки, главным из которых является то, что созданные таким образом трибуналы ad hoc, как правило, имеют ограниченную территориальную и временную юрисдикцию. Аналогичным образом функционируют МТБЮ и МТР. Территориальная юрисдикция первого ограничивается территорией бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославии, а временная охватывает лишь период, начинающийся 1 января 1991 г. В отличие от МТБЮ территориальная юрисдикция МТР распространяется не только на территорию Руанды, где были зафиксированы основные нарушения норм международного гуманитарного права и акты геноцида, но и на территории соседних государств. Временная юрисдикция также четко определена — это период с 1 января по 31 декабря 1994 г.

По всей видимости, это осознавали и государства, когда шли к цели учреждения постоянного международного уголовного судебного органа, созданного на договорной основе. Предположение о возможности создания такого судебного органа, действующего на постоянной основе, посредством резолюции Совета Безопасности ООН, когда его юрисдикция распространяется на территории всех государств — участников ООН, выглядит по меньшей мере иллюзорным, учитывая современную ситуацию, складывающуюся на международной арене. Что касается самой возможности создания подобного международного уголовного судебного учреждения, то она вполне могла бы стать явью, учитывая практику расширительного толкования и применения Советом Безопасности гл. VII Устава ООН, как мера по поддержанию международного мира и безопасности.

  • [1] См.: Leave None lo Tell the Story: Genocide in Rwanda (Human Rights Watch Report. March 1999) // Human Rights Watch. URL: https://hrw.org/reports/1999/rwanda/ ; https://hrw.org/reports/1999/rwanda/Genol-3-02.htm (дата обращения: 11.04.2015).
  • [2] Документ ООН S/1994/1125 от 1 октября 1994 г.
  • [3] Подробнее об учреждении трибунала и его деятельности см.: Уильямам Д. Л. Обзор международных органов уголовного правосудия, действующих в Африке: международные уголовные трибуналы // Международный журнал Красного креста: международные уголовные трибуналы. Дискуссия но гуманитарным вопросам: право, политика, деятельность. М. : МККК. 2006. Т. 88. № 861. С. 137-161.
  • [4] Дополнительный протокол 11 к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера, от 8 июня 1977 г.
  • [5] Документ ООН S/Res/1966 от 22 декабря 2010 г. // Совет Безопасности ООН : Резолюции Совета Безопасности ООН 2010 года. URL: un.org/ru/sc/documents/ resolutions/2010 (дата обращения: 11.04.2015).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >