Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Банковское дело arrow Деньги, кредит, банки

Деньги и экономический рост

Воздействие денег на экономический рост – одна из центральных теоретических проблем. В более общем плане вопрос может быть поставлен так: способно ли повышение денежного предложения привести к увеличению объема производимых товаров и услуг? Ответить на этот вопрос – значит определить, являются ли деньги нейтральными по отношению к реальным показателям или, наоборот, они не нейтральны.

Количественная теория денег традиционно считает, что деньги нейтральны по отношению к объему выпуска. Их рост в обращении способен лишь вызвать повышение цен, по не может влиять на реальные показатели. Данный вывод следует из "уравнения обмена" и "кембриджского уравнения". По мнению сторонников монетаризма, деньги – лишь покрывало над процессом обмена. Условия экономического равновесия могут выполняться без их участия. Денежная система оказывается нейтральной, если ставка процента находится на таком "естественном" уровне, при котором отсутствуют как инфляция, так и дефляция.

В кейнсианской доктрине сбалансированный денежный рынок является одним из условий макроэкономического равновесия. Нехватка ликвидности приводит к повышению процента и снижению инвестиций. Поэтому деньги не нейтральны. Более того, они представляют собой основной инструмент активной экономической политики, обеспечивающей высокий уровень эффективного спроса и максимальное вовлечение факторов производства в производственный процесс.

Усиление в 1950–1960-е гг. инфляционных процессов предопределило популярность среди экономистов монетаристских воззрений на роль денег в экономических процессах. Концепция нейтральности денег и неэффективности денежной политики получила широкое распространение. Теоретический лозунг монетаризма – "Деньги имеют значение!" – для экономической практики означал: "Деньги не влияют на реальные показатели".

Монетаризм активно использовал для доказательства нейтральности денег концепцию инфляционных ожиданий. Эти ожидания должны неизбежно сформироваться, если под воздействием роста денег в обращении будет повышаться совокупный платежеспособный спрос в экономике. Неотвратимый в данном случае рост цен приведет к новому уровню равновесия между совокупным спросом и совокупным предложением. Но предложение товаров и услуг останется на своем "естественном" уровне. Это означает, что рост денежного предложения способен оказать влияние на реальные показатели в краткосрочном плане. Однако деньги нейтральны в долгосрочном плане.

Увеличение совокупного спроса даже в краткосрочном плане влечет за собой рост загрузки производственных мощностей и повышение запасов готовой продукции. Предположение о том, что в долгосрочном плане экономика возвращается к естественному уровню производства, должно основываться на наличии механизма, который приводил бы к падению производства после "краткосрочного рывка" строго до первоначального уровня. Изменение ожиданий описывает движение цен, но не производства. Это указывает на нереалистичность приведенного выше предположения монетаристской концепции.

Теория рациональных ожиданий экономических агентов и инфляция

Основная предпосылка теории рациональных ожиданий состоит в том, что экономические агенты способны полностью использовать всю имеющуюся у них информацию и не делают систематических ошибок в оценке хозяйственной ситуации. Они могут ошибиться, столкнувшись впервые с новым явлением, но не повторят неверные действия в следующий раз. Эти рассуждения привели разработчиков теории рациональных ожиданий к следующему выводу: попытка центрального банка стимулировать рост реального продукта за счет увеличения денежного предложения приводит лишь к усилению инфляции, поскольку экономические агенты способны четко предвидеть последствия таких мер.

Теория рациональных ожиданий основывается на представлениях о способности экономической системы приходить в долгосрочном плане к равновесному состоянию. "Рациональность ожиданий" есть механизм, позволяющий достигать равновесия. По сути своей это не что иное, как "новое видение" знаменитой "невидимой руки рынка". Сторонники теории рациональных ожиданий увидели эту "руку" в способности экономических агентов безошибочно предвидеть будущие события в экономической системе.

К появлению теории рациональных ожиданий привели следующие события в экономической науке:

  • – открытие в 1958 г. А. Филлипсом зависимости между уровнем безработицы и заработной платой;
  • – концепция Э. Фелпса о значении ожидаемого уровня инфляции для принятия решений экономических агентов, а также о наличии естественного уровня безработицы (1967 г.);
  • – исследования Р. Лукаса, показавшие отсутствие связи между уровнем инфляции и реальным объемом выпуска (1972–1975).

Возникновение теории рациональных ожиданий тесно связано с новыми явлениями в хозяйственной практике конца 1960-х – начала 1970-х гг. Рост уровня производства в развитых странах сопровождался повышением занятости. В таких условиях резко снижалась необходимость стимулирования экономики кейнсианскими методами нагнетания платежеспособного спроса. Подобным мерам нс оставалось "простора для маневра". Основное значение получали нс количественные, а качественные показатели роста. Это было связано с особенностями развития в тот период производительных сил, в частности с появлением автоматизированных производств. В связи с этим возникал вопрос о селективной поддержке передовых отраслей. Теоретики стали уделять внимание воздействию на экономическую систему через совокупное предложение.

Открытие Л. Филлипса не было непосредственно связано с этими событиями, но впоследствии сыграло большую роль в их осмыслении. С теоретической точки зрения, кривая Филлипса образца 1958 г. отражает очевидную связь: рост заработной платы имеет место при увеличении спроса на труд. Следствием этого является сокращение безработицы.

Но впоследствии в кривую Филлипса было внесено принципиальное изменение: показатель номинальной заработной платы в ней был заменен на темп инфляции. Сторонники такого нововведения объясняли эту замену тесной зависимостью между данными показателями. Новая кривая Филлипса стала выражать связь между инфляцией и безработицей.

Проведенную замену вряд ли стоит трактовать как равноценную. Первоначальная кривая Филлипса, во-первых, косвенно отражала влияние на заработную плату изменений в реальных показателях, в частности росте производительности труда; во-вторых, описывала долгосрочные связи.

Новая кривая Филлипса была призвана отразить возможные, но отнюдь не однозначные связи между инфляцией и безработицей. Однако она не показывала механизм этих связей и ничего не говорила о том, являются ли они долгосрочными или краткосрочными.

Трактовку механизма этих связей взял на себя Э. Фелпс. Он предположил наличие "естественного уровня безработицы". Из такой предпосылки следовало, что должен существовать естественный уровень производства. Второе, что отметил Э. Фелпс, это использование показателя ожидаемой инфляции для определения уровня безработицы. Данная постановка вопроса позволяла говорить о механизме взаимообусловленности основных макроэкономических показателей в условиях высокой степени задействованности факторов производства.

Суть этого механизма в следующем. Предполагается, что существует равновесный (естественный) уровень безработицы, при котором фактический уровень инфляции соответствует равновесному; поэтому ожидаемый уровень инфляции не изменяется. Если денежные власти попытаются снизить безработицу ниже естественного уровня, то для фирм и рабочих сам факт такого снижения будет означать ожидание увеличения инфляции в будущем периоде. Они пересмотрят свои оценки роста цен. В результате кривая Филлипса сдвинется вправо. Если власти попробуют снизить безработицу еще больше, то сдвиг кривой Филлипса повторится, и она займет положение, близкое к вертикальному. Проявится спираль "заработная плата – цены". Система сможет вернуться к стационарному равновесию лишь при условии равенства фактического уровня инфляции ожидаемому уровню.

М. Фридмен интерпретировал идеи Э. Фелпса о связи между ожидаемыми темпами инфляции и безработицей в следующих тезисах. Цены потребительского рынка реагируют на неожиданные изменения совокупного спроса быстрее, чем цены на факторы производства. Работодатели лучше осведомлены о будущих изменениях цен, чем работники. На этой основе возникают различия в формировании у работодателей и работников ожиданий будущих цеп. Работники оценивают будущие цены на основе более ранней и потому неверной информации. Например, они считают, что их реальная заработная плата растет, и предлагают на рынке больше труда. Но в этот же момент работодатели уже знают, что цены начали повышаться, и выплачиваемая ими реальная заработная плата падает. Однако рабочие наконец понимают, что их реальная заработная плата падает из-за начавшегося роста цен. Предложение труда на рынке снижается, и безработица возвращается на свой естественный уровень.

Приведенные рассуждения М. Фридмена основаны на жестких допущениях. Во-первых, его концепция предполагает, что рост потребительских цен обязательно должен предшествовать росту оптовых цен. Очевидно, что на практике могут складываться разные сочетания в темпах их повышения. Во-вторых, М. Фридмен исходит из того, что решения об увеличении численности персонала принимаются работодателями на основе данных о соотношении между реальной и номинальной заработной платой их работников. На практике такие решения могут приниматься конкретным предприятием лишь исходя из портфеля заказов. В-третьих, ожидаемая реальная заработная плата определяется ожидаемым уровнем инфляции, а не реальными показателями. В-четвертых, в концепции М. Фридмена признается, что в краткосрочном плане объем выпуска увеличивается, но ничего не говорится о механизме, который должен приводить к его последующему падению.

Может ли рост издержек на заработную плату приводить к снижению объема выпуска? На экспортно ориентированных предприятиях, безусловно, может. Увеличение издержек способно предопределять ситуацию, когда эти предприятия "не впишутся" в мировые цены. Но на производствах, работающих на внутренний рынок, увеличение цен в результате роста издержек на заработную плату будет происходить до тех пределов, пока не начнется падение спроса на производимую продукцию.

Проанализированная Э. Фелпсом и М. Фридменом взаимосвязь "инфляция – безработица" основана на адаптивных ожиданиях – способности экономических агентов распространять свой опыт на будущий период. Эта взаимосвязь была призвана объяснить действия рыночного механизма восстановления общеэкономического равновесия.

Концепция Р. Лукаса основывалась на допущении "естественного" уровня реального выпуска. Эта идея вытекает из представлений о естественном уровне безработицы. Предполагается, что в экономике действуют рациональные хозяйствующие субъекты. При таких условиях анализируется взаимосвязь уровня инфляции и реального выпуска. Очевидно, что при сделанных допущениях ожидаемая динамика инфляции учитывается экономическими агентами. Поэтому рост денежной массы должен приводить к повышению цен и не затрагивать реальные показатели. Из этого следует, что даже в краткосрочном плане экспансивная денежно-кредитная политика не в состоянии снизить безработицу ниже ее "естественного" уровня и увеличить реальный выпуск выше его "естественного" уровня.

Концепция рациональных ожиданий основывается на жесткой версии теории общего равновесия. Уровни выпуска и безработицы рассматриваются в ней в качестве констант. Полностью игнорируются структурные сдвиги. Но частота таких сдвигов в условиях НТП возрастает, а период их протекания оказывается зависимым от перераспределительных процессов в экономике и концентрации ресурсов, в том числе и финансовых, в передовых отраслях. Кроме того, проведенные в последние годы исследования поставили под сомнение рациональность поведения экономических агентов при принятии экономических решений. Было высказано мнение о том, что экономические агенты способны допускать систематические ошибки.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы