Коммуникативное согласие и законы речевого воздействия

Для современных гуманитарных наук важным становится представление о коммуникации как о сущностной характеристике самого общества: человеческие отношения, да и сама социальная жизнь, невозможны без общения. Весьма актуальной в этом плане является теория коммуникативного действия современного немецкого социолога Юргена Хабермаса, в работах которого раскрываются такие важные понятия, как коммуникативность, коммуникативное пространство, коммуникативное действие и др. Важной является высказанная автором мысль: "Спираль насилия начинается со спирали нарушенной коммуникации". Особое место в его концепции занимает идея коммуникативного согласия, или консенсуса.

Ю. Хабермас разграничивает два типа человеческих действий: инструментальное и коммуникативное. Если инструментальное действие ориентировано па успех, то коммуникативное — на взаимопонимание действующих индивидов, их консенсус. При этом важным элементом теории коммуникативного действия является положение о том, что подобное согласие относительно ситуации и ожидаемых следствий основано на убеждении, а не на принуждении. Коммуникативное согласие предполагает координацию именно тех усилий людей, которые направлены на взаимопонимание.

Суть коммуникативного действия, по Ю. Хабермасу, состоит в необходимости для собеседников самим находить и применять рациональные основания, способные убедить участников коммуникации и склонить их к согласию. Таким образом формируется новая задача современной философии (и гуманитарной мысли) — обнаружить и описать все многообразие различных коммуникативных аспектов и измерений в реальной коммуникации людей, помогая современному человеку находить и использовать механизмы согласия, консенсуса, убеждения, без которых не может быть нормального демократического процесса.

Главный постулат теории коммуникативного действия достижение согласия через преодоление разобщенности между индивидами. При этом, по мнению современных философов, достижение согласия следует отличать от простого единодушия, которое может иметь различную природу: от индифферентности до конформизма. Коммуникативное согласие для участников коммуникации должно стать самостоятельной важной и значимой целью, а не связываться с каким-либо внешним воздействием: консенсус не должен быть вынужденным — к нему собеседники должны прийти обоюдно и добровольно.

Среди множества разнообразных способов достижения коммуникативного согласия в межличностном общении можно назвать следующие: соблюдение речевого этикета, вербальные и невербальные сигналы понимания и согласия, фатические (контактоустанавливающие) средства, конкретизация сообщения собеседника, призыв к уточнению, развитие предложенной собеседником темы, поддакивание, речевой подхват, положительная эмоциональная оценка, языковая игра, поощрение речевых усилий собеседника, разнообразные повторы-подхваты реплик или элементов высказывания партнера и многое другое.

Идеальной формой коммуникативного согласия становится ситуация, когда один говорящий "угадывает" продолжение реплики другого, который, в свою очередь, принимает "версию" своего собеседника.

В качестве примера такого диалога, построенного на коммуникативном согласии, можно привести фрагмент задушевной беседы брата и сестры из романа Л. Н. Толстого "Война и мир":

  • - Бывает с тобой, — сказала Наташа брату, когда они уселись в диванной, — бывает с тобой, что тебе кажется, что ничего не будет — ничего; что все, что хорошее, то было? И не то что скучно, а грустно?
  • - Еще как! — сказал он. — У меня бывало, что все хороню, все веселы, а мне придет в голову, что все это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка... и так мне вдруг скучно стало...
  • - Ах, я это знаю. Знаю, знаю, — подхватила Наташа. -Я еще маленькая была, так со мной это было. Помнишь, раз меня за сливы наказали, и вы все танцевали, а я сидела в классной и рыдала. Так рыдала, никогда не забуду. Мне и грустно было, и жалко было всех, и себя, всех-всех жалко. И главное, я не виновата была, — сказала Наташа, — ты помнишь?
  • - Помню, — сказал Николай. — Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить, и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка-болванчик, и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
  • - А помнишь ты, — сказала Наташа с задумчивой улыбкой, -как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, и темно было — мы пришли, и вдруг там стоит...
  • - Арап, — докончил Николай с радостной улыбкой, — как же не помнить. Я и теперь не знаю, что это был арап, или мы во сне видели, или нам рассказывали.

Такого рода беседы демонстрируют особый тип диалога — диалог-унисон, который характеризует речь доброжелательно настроенных друг к другу участников. Для этого типа свойственны следующие речевые особенности: подтверждение и дополнение реплик собеседника, подхватывание, завершение фразы партнера по коммуникации ("досказывание"), включение реплики собеседника в собственную речевую партию. Диалог-унисон всегда отражает коммуникативное согласие собеседников.

Итак, можно утверждать, что для современной риторики такие заимствованные из философии и теории коммуникации понятия, как "коммуникативное согласие", "коммуникативное поведение", "коммуникативные тактики и стратегии", становятся как никогда важными и актуальными.

Многое сделал для современной науки о речевом воздействии американский психолог Дейл Карнеги, который впервые систематически описал некоторые правила и приемы эффективного общения. Из богатого вклада Д. Карнеги в современные представления о речевом воздействии можно выделить несколько главных положений.

  • 1. В общении людей действуют определенные правила и законы.
  • 2. Соблюдение достаточно простых правил делает общение более эффективным.
  • 3. Успешность общения строится на фундаменте толерантности.
  • 4. Любой человек в процессе обучения и размышления над собственным общением может повысить эффективность своих коммуникативных навыков и умений.
  • 5. Наиболее действенный метод обучения взрослых правильному речевому воздействию — это обсуждение показательных случаев из жизни и выведение на их основе правил эффективного общения.

Важнейшее значение работ Д. Карнеги состоит в том, что он учит людей задумываться над процессом общения, совершенствовать коммуникативные навыки и умения, развивать навыки авторефлексии, строить общение на основе принципа толерантности и интереса к собеседнику. Эти простые способы приводят к успеху в делах и улучшению взаимоотношений с окружающими.

Для достижения коммуникативного согласия как в межличностном, так и в публичном общении культура и общество за длительную историю существования выработали своего рода правила ведения коммуникации. Часть этих правил может быть сформулирована в виде законов, подробно охарактеризованных, например, в работах И. А. Стерпина. Остановимся на некоторых из них.

Закон зеркального развития общения: собеседник в процессе коммуникации имитирует стиль общения своего партнера. Интересно, что в большинстве случаев люди следуют этому закону бессознательно: если в доброжелательной беседе один собеседник поменяет позу или начнет говорить чуть тише, то и второй собеседник примет ту же позу и также начнет говорить тише.

Наиболее часто "отзеркаливаются" позы и жесты, эмоциональность, громкость и темп речи. Однако зеркальными могут быть и слова, и целые реплики (ср. "стандартный" финал детских ссор: "Дурак! — Сам дурак!"). Более того, повтор слова или предложения позволяет выразить согласие с собеседником, доброжелательное отношение к нему:

  • — Удивительное существо... странное существо, — прибавил Шубин после короткого молчания.
  • — Да, она удивительная девушка, — повторил за ним Берсенев (И. С. Тургенев. Накануне).

Правильное подражание манере говорить собеседника, его эмоциональности, а также аккуратный повтор сто слов и высказываний — действенный способ достичь коммуникативного согласия в беседе и добиться гармонизации общения.

Закон зависимости результата общения от объема коммуникативных усилий: чем больше коммуникативных усилий затрачено, тем выше эффективность общения. Вежливость и соблюдение правил речевого этикета всегда предполагают развернутые формулы, ступенчатость оформления просьбы или пожелания. И наоборот: короткие просьбы и распоряжения зачастую выполняются неохотно, так как воспринимаются как приказы. Усилия, приложенные к тому, чтобы высказать мысль не только четко и ясно для собеседника, но и ярко, выразительно, как правило, ведут к успешности коммуникации. Усилия слушателей (проявленное внимание, доброжелательность, готовность к восприятию чужой позиции) также являются залогом эффективного общения.

Анализ разных форм межличностного общения в частной, деловой н публичной сферах убеждает, что эффективность коммуникации прямо пропорциональна коммуникативным усилиям участников общения.

Закон первичного отторжения новой идеи: новая, непривычная идея в первый момент собеседником обычно отвергается. Другими словами, если человек вдруг получает информацию, которая противоречит существующему в его сознании мнению или представлению, то первая мысль, возникающая у слушателя, следующая: эта информация ошибочна, говорящий не прав, эта идея вредна и принимать ее не надо.

Таким образом, для достижения коммуникативного согласия и гармонизации общения (особенно в публичных выступлениях) необходимо аккуратно вводить новые знания и факты, следуя одной из педагогических заповедей швейцарского педагога Песталоцци: "В обучении следует идти от известного к неизвестному".

Закон речевого самовоздействия: словесное воплощение идеи или эмоции способствует формированию этой идеи (эмоции) у самого говорящего. Современная психолингвистика утверждает, что мысль не только формируется в слове, но и формируется словом: иными словами, высказанная мысль становится более убедительной для обоих собеседников — как для слушающего, так и для говорящего. Словесное выражение некоторой мысли позволяет человеку укрепиться в ней и окончательно уяснить ее для себя. Если человек своими словами объясняет что-либо собеседнику, он сам лучше уясняет суть рассказываемого. Этот закон был известен еще древним риторам: крылатое латинское выражение (автор которого — знаменитый Сенека) означает "Обучая, мы учимся сами".

Кстати, на этот же закон опираются и многие религиозные (молитвы, мантры) и психологические (аутотренинга) практики.

Закон отторжения публичной критики: обычно человек отторгает публичную критику в свой адрес (оно может быть выражено словесно или остаться невыраженным). Ни один человек не хотел бы, чтобы кто-либо публично усомнился в его умственных способностях или моральных качествах. Именно поэтому любое поучение, критика или непрошенный совет в процессе общения воспринимаются как минимум настороженно, как покушение на самостоятельность, как демонстративное сомнение в компетентности и способности принимать самостоятельные решения. В условиях, когда персональная критика осуществляется в присутствии других людей, она отвергается практически всегда. Этот закон необходимо учитывать как в межличностном общении, избегая прямых и категоричных оценок личности собеседника, так и в публичном, особенно при ведении дебатов, дискуссии и т.п.

Закон доверия к простым словам (закон коммуникативной простоты): чем проще слова и выражения, используемые для вербализации мысли, тем лучше ее понимание и тем больше доверия вызывает говорящий. Особенностью, отличающей речевое поведение многих молодых дипломированных специалистов, является чрезмерное употребление терминологии, подчас весьма узко известной. Однако настоящий специалист может говорить о сложнейших научных проблемах простым языком. Эту мысль по отношению к научной деятельности выразил знаменитый британский физик Эрнест Резерфорд: "Если вы не можете объяснить полученный вами результат на простом, не отягощенном специальными терминами языке, это значит, что вы не понимаете его по-настоящему". Простота содержания и формы в общении — залог коммуникативного успеха и верный путь к коммуникативному согласию.

Люди лучше воспринимают простые истины, потому что эти истины им более понятны и привычны. Многие из простых истин вечны, и поэтому апелляция к ним гарантирует интерес собеседников и их внимание. Кстати, этим законом речевого воздействия активно пользуются политики во всем мире: обращение к простым истинам — основа популизма.

Закон притяжения критики: чем больше говорящий выделяется на фоне окружающих, тем больше людей подвергает критике его действия. Неординарный в интеллектуальном или ином плане человек всегда становится объектом повышенного внимания и, подобно магниту, притягивает к себе критику. Человек, выступающий перед публикой (особенно незнакомой, безразличной или недоброжелательной), должен быть заранее готов к критическому отношению к себе.

Интересно отметить, что этот закон действует по отношению не только к интеллектуальной "выделенности" ритора, но и к его внешнему облику. Известно, например, что женщин, выступающих публично, аудитория оценивает в первую очередь по внешнему виду и только во вторую очередь — по ораторским способностям.

Кстати, именно на этом законе строится рождение и существование многих мультимедийных персонажей: "звезда", попадая в категорию выдающихся людей, становится объектом повышенного внимания жадной до сплетен публики — каждое действие "звезды" становится предметом обсуждения, критики и даже злословия. Публика получает от этого огромное удовольствие и не теряет интерес к "звезде". В свою очередь, средства массовой информации еще более подогревают нездоровый интерес к медийной персоне, используя скандалы и сплетни в беседах со "звездами".

Закон отклонения публичной критики: когда осуществляется публичная критика кого-либо но тому или иному вопросу и при этом присутствует человек, у которого есть аналогичные недостатки, но его лично в данный момент не критикуют, этот человек критику по отношению к себе (критику по аналогии) практически всегда отвергает, считая, что "у него — совсем другое".

Закон искажения информации при ее передаче (закон "испорченного телефона"): любая передаваемая информация искажается в процессе передачи в степени, прямо пропорциональной числу передающих ее лиц. Эта житейская истина не требует доказательств: чем большее число людей передает какую-либо информацию, тем больше вероятность ее искажения.

Закон детального обсуждения мелочей: большинство людей охотнее сосредоточивает свое внимание на обсуждении незначительных вопросов и готово уделять этому гораздо больше времени, нежели обсуждению важных проблем. Знание этого закона особенно ценно для публичных обсуждений (полемики, дискуссии, дебатов), а также при принятии коллективных решений.

Американский историк и юморист Сирил Норткот Паркинсон приводит следующий убедительный пример действия данного закона: обсуждение выделения многомиллионного кредита на строительство атомного реактора (цена проекта — 10 млн долларов) занимает у некой финансовой комиссии две минуты, однако у той же комиссии дискуссия по проблеме утверждения суммы затрат па кофе (35 шиллингов в месяц) длится час с четвертью.

Детальное обсуждение мелочей связано с тем, что именно по отношению к мелочам любой человек имеет определенное мнение: все разбираются в них. Зато при решении серьезных вопросов многие отклоняются от участия в обсуждении, полагая, что "все должны решать специалисты" или "от моего решения ничего не зависит".

Закон эмоционального подавления логики: в условиях эмоционального возбуждения человек плохо говорит и плохо понимает обращенную к нему речь, а также теряет логичность и аргументированность. Следовательно, при необходимости общаться с человеком, находящимся в сильном эмоциональном напряжении, в психологически подавленном состоянии или измененном состоянии сознания, не стоит опираться на логические рассуждения и убеждать его в чем-либо — лучше демонстративно соглашаться с ним и постепенно снижать его эмоциональный накал.

Приведенные правила общения необходимо иметь в виду как в межличностной, так и в деловой коммуникации, учитывая, конечно, что в сложных коммуникативных ситуациях они могут взаимодействовать друг с другом и усложняться.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >