Сущность и соотношение основных тактических понятий

При изложенном выше исходном понимании криминалистической тактики значительно теряет смысл дискуссия о соотношении тактического приема и тактической рекомендации, тем более, как верно отмечается В. Ю. Шепитько, в этимологическом понимании это разные понятия[1]. Каждая рекомендация, которая по существу есть совет, включает в себя определенный прием либо приемы — способы действий, целесообразные для использования в каких-либо конкретных ситуациях. Различия и тонкости в понимании этих двух терминов ограничены даже в теоретических рассуждениях, поскольку порой опираются лишь на некоторые стилистические неточности в определениях, даваемых разными авторами[2]. С точки зрения следователя, тактическая рекомендация — это прежде всего тот способ действий, который следует учитывать и применять в конкретных ситуациях расследования. Кроме того, в процессе расследования, как это и ни покажется парадоксальным, нередко не следователь выбирает тот или иной тактический прием и принимает в связи с этим свое решение, а наличная ситуация по существу диктует, подталкивает его на применение того или иного способа действий в соответствии с разработанными криминалистической тактикой положениями (приемами, правилами, технологиями, предписаниями).

Тактический прием — это разработанный криминалистической тактикой наиболее рациональный, целесообразный способ действий, порядок, процедура, последовательность, алгоритм проведения следственных действий, обеспечивающий оптимальные возможности раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Тактическое правило — разработанное криминалистической тактикой предписание о том, как надо наиболее целесообразно действовать в той или иной ситуации, несоблюдение которого чревато потерей доказательственной информации и возможностей установления истины по делу.

Тактическая рекомендация — содержащийся в криминалистической тактике совет по определению наиболее эффективной линии поведения и способам действий в специфических ситуациях, возникающих в процессе раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Тактическое предписание — это те способы действий, которые в соответствии с тактическими положениями, в частности рекомендациями, являются настолько рациональными, целесообразными и эффективными, что обязательность их использования в следственной деятельности признается и подкрепляется соответствующими служебными распоряжениями, приказами, наставлениями, инструкциями, ведомственными и межведомственными соглашениями.

В категориальном аппарате криминалистической тактики, т.е. наиболее существенных ее элементах, особое место занимают такие понятия, как "тактическая комбинация", "тактическая операция", "следственная ситуация", "тактическое решение", "тактический риск"[3]. Сущностные элементы этих понятий и уже рассмотренных взаимно обусловлены. Их взаимозависимость определяется направленностью на разработку наиболее рациональных, целесообразных, эффективных способов действий при проведении следственных действий и процесса расследования.

Тактические приемы, правила, средства и другие способы осуществления оптимальной деятельности могут использоваться в различных сочетаниях, комплексах, которые в своей совокупности обеспечивают наиболее оптимальное решение задач расследования. Эти комплексы принято обозначать как "тактические комбинации" и "тактические операции". Тактические комбинации и тактические операции являются своеобразными модулями — составными частями процесса расследования, объединяющими разного характера способы осуществления деятельности и реализации тактических положений.

Тактическая комбинация — это сочетание определенных тактических приемов, следственных и иных действий, направленных на решение конкретных, в том числе и взаимосвязанных задач, возникающих в процессе проведения отдельных следственных действий, а также того или иного этапа расследования.

Тактическая операция — это та тактическая комбинация, при решении задач которой необходимо использование возможностей оперативных служб правоохранительных органов.

Операция (лат. — действие) может пониматься и как единица деятельности, способ выполнения действий, определяемый условиями наличной (внешней или мысленной) ситуации[4].

Успешное проведение тактических комбинаций и тактических операций во многом зависит от точно поставленных целей, конкретных задач, четкой организации взаимодействия с оперативно-разыскными органами, совместного плана, включающего первоочередные и неотложные следственные действия, задачи, решаемые оперативными средствами, и те технико-криминалистические средства, которые необходимо при этом использовать.

Следственная ситуация — это совокупность реальных условий, обстановка, фактическое положение, складывающиеся на определенном этапе расследования.

Следственные ситуации классифицируются по разным основаниям. Выделяются ситуации проблемные (сложные) и беспроблемные (простые), конфликтные и бесконфликтные, типовые, ординарные, тупиковые и т.д.[5]

Ситуацию характеризуют следующие субъективного и объективного характера компоненты, зависящие от многих различных факторов.

Компоненты, обусловленные факторами психологического характера. К ним относятся субъективные, личностные, профессиональные качества следователя; особенности и характер противодействия расследованию со стороны лиц, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства, их личностные, интеллектуальные, волевые качества и наличие у них объективной возможности противодействовать процессу расследования.

Компоненты информационного характера. Обусловлены объемом имеющейся у следствия информации о расследуемом событии, причастных к нему лицах, возможностях преодоления их противодействия расследованию, источниках доказательственной информации.

Компоненты процессуального и тактического характера. Определяют тактическую и процессуальную возможность проведения тех или иных следственных, процессуальных действий (обыска, выемки, избрания меры пресечения и т.п.), использования конкретных способов проведения следственных действий, определенной линии поведения и т.п.

Компоненты материального и организационно-технического характера. Обусловливают зависимость следственной ситуации от наличия материально-технического обеспечения следственной деятельности, средств, времени, организационно-управленческих и иных возможностей эффективного осуществления следственных действий, тактических комбинаций и операций.

Тактическое решение — волевое мыслительное действие, волевой акт, обусловленный конкретной, чаще всего проблемной ситуацией, по осознанию цели, задач, способов и средств преодоления неблагоприятных компонентов этой ситуации, снижению ее исходной информационной и иной неопределенности, преодолению негативных последствий и изменения ее в благоприятную для следствия сторону.

Процесс принятия решения подразделяется на три основных этапа: подготовительный, основной и заключительный.

Подготовительный этап характеризуется возникновением своеобразного побуждения к деятельности, осознанием факта наличия проблемной ситуации и цели — нейтрализации, преодоления либо изменения ее в благоприятную для следствия сторону.

На основном этапе оценивается наличная доказательственная и иная информация, имеющиеся тактические, материально-организационные, технические и иные средства, все остальные компоненты, характеризующие возникшую или возникающую ситуацию. На этом этапе формулируется цель деятельности, возможность разделения исходной проблемы на более простые промежуточные задачи. При принятии решения, выборе цели и способов, методов воздействия на ситуацию в психических переживаниях конкретного лица чаще всего происходит борьба мотивов, когда приходится выбирать "за" или "против" намечаемого решения. Здесь необходимо предвидеть, спрогнозировать возможный результат своих действий, учесть противодействие заинтересованных лиц, определить степень риска и шансы достижения желаемого результата.

Тактический риск — ситуативная характеристика деятельности следователя, связанной с принятием решения, исходящая из неопределенности и различных вариантов ее возможного исхода с учетом способов, комплекса действий при достижении намеченной цели.

Риск может пониматься, во-первых, как мера ожидаемого неблагополучия при неуспехе в деятельности, сочетания вероятного неуспеха и степени неблагоприятных последствий; во-вторых, как действие, в том или ином отношении грозящее потерей (проигрышем); в-третьих, как ситуация выбора между двумя возможными вариантами действий: 1) менее привлекательным, более сложным, трудоемким, затратным по времени и средствам, однако более надежным; 2) более привлекательным, но менее надежным, исход которого проблематичен и связан с возможными неблагоприятными последствиями. Как отмечается психологами, способность к принятию рискованного решения больше всего свойственна лицам, уверенным в себе и имеющим навыки принятия подобных решений[6].

Заключительный этап принятия решения. Оценивая благоприятные и неблагоприятные последствия своих будущих действий, следователь использует версии о том, что может предпринять криминальный субъект и иные лица в ответ на принятое следователем решение. В подобных ситуациях целесообразно использовать положения теории игр и возможности рефлексивного взаимодействия и рефлексивного управления. В процессе принятия решения в ситуации риска следователю надо обязательно спланировать свои будущие возможные действия, которые могли бы в определенной мере компенсировать неудачу, отрицательный результат принятого решения.

Основные свойства тактических положений

В тактико-криминалистической литературе выделены следующие наиболее важные свойства тактических положений, разработанного тактического инструментария следственной деятельности[7] .

  • 1. Научная обоснованность. То есть тактические положения, полученные в результате обобщения опыта следственной деятельности и при использовании данных специальных наук: логики, психологии, научной организации труда, теории игр, праксеологии и др., должны опираться на их реальную научно-практическую проверку и обоснование.
  • 2. Законность тактических положений. Определяется их точным соответствием духу и букве закона. Они должны способствовать претворению в жизнь основных начал и принципов уголовного и уголовно-процессуального права — обеспечивать защиту прав и законных интересов лиц и организаций, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК РФ).
  • 3. Этичность, нравственная допустимость. При использовании тактических положений (приемов, правил, рекомендаций и т.д.) недопустимы ложь, обман, угрозы, насилие, действия и обращение, унижающие честь и достоинство личности, нарушающие нравственные нормы, принципы справедливости и гуманизма.
  • 4. Познавательная эффективность. Выделяя это требование и поясняя его, А. Р. Ратинов отмечал: "Познавательная эффективность — направленность каждого тактического приема к выяснению истины, неспособность его помешать этому, породить ошибки и искажения"[8] .
  • 5. Избирательность тактического приема. Этот термин предложил А. Р. Ратинов. Термин "избирательность" первоначально понимался совсем иначе, не так, как это трактуется в современной криминалистической литературе. Под ним подразумевалась не свобода выбора рекомендуемых криминалистической тактикой способов следственной деятельности, а совершенно иное. Он был предложен для характеристики условий, пределов допустимости приемов психического воздействия, в том смысле, что "средства психического воздействия должны обладать избирательным действием. Необходимо, чтобы они давали положительный эффект только в отношении лица, скрывающего правду, препятствующего установлению истины, и были бы нейтральны в отношении незаинтересованных лиц".

  • [1] См.: Шепитько В. Ю. Проблемные лекции по криминалистике : учеб. пособие. Харьков : Видавнича агенція "Апостіль", 2012. С. 25—26.
  • [2] См. об этом, например: Князьков А. С. Проблемы разграничения тактического приема и тактической рекомендации // Вестник криминалистики / отв. ред. А. Г. Филиппов. М. : Спарк, 2011. Вып. 2 (38). С. 50—57.
  • [3] При изложении этих положений использованы идеи и предложения, сформулированные Р С. Белкиным. См. его работу: Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории — к практике. М.: Юрид. лит., 1988. С. 250.
  • [4] Психология. Словарь / под общ. ред. Л. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. 2-е изд. М., 1990.
  • [5] О классификации и особенностях следственных ситуаций см. также: Воячецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия : монография / под ред. Н. П. Яблокова. М. ; Калининград : Изд-во Калинингр. ун-та, 1997 ; Зорин Г. А. Криминалистическая методология. Минск : Амалфея, 2000. С 481—590 ; Зорин Г. А. Теоретические основы криминалистики. Минск : Амалфея, 2000.
  • [6] См. Психология. Словарь / под общ. ред. Л. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. С. 344—345.
  • [7] Васильев Л. Н. Следственная тактика и ее место в системе криминалистики / Советская криминалистика на службе следствия : сб. статей. М. : Госюриздат, 1961. Вып. 15. С. 33—44 ; Комиссаров В. И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактики / под ред. А. Н. Васильева . Саратов : Изд-во Саратов, ун-та, 1980 ; Князьков А. С. Концептуальные положения тактического приема. Томск : Изд-во Томск, ун-та, 2012 ; и др.
  • [8] Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей : учеб. пособие. М., 1967. С. 166.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >