Процессуально-тактические основы проведения следственных действий в уголовном судопроизводстве

Уголовно-процессуальный кодекс РФ в отдельных нормах регламентирует общие правила производства следственных действий (ст. 164) и процессуальные требования, предъявляемые к протоколу следственного действия как процессуальной форме фиксации его результатов (ст. 166). Значительная часть процессуальных положений, посвященных правилам производства следственных действий, в своем содержании несет тактическую нагрузку и на этом основании эти положения выступают в качестве процессуально-тактических приемов, которые могут касаться как производства одного, так и нескольких следственных действий (требования об участии понятых, производства следственного действия при наличии определенных оснований и пр.). В связи с этим они выступают также и важнейшими элементами системы криминалистической тактики, что указывает на необходимость их детального рассмотрения.

Нормативные предписания ч. 1 и 2 ст. 164 УПК РФ являются важнейшими процессуальными требованиями, которые создают условия допустимости доказательств, получаемых посредством производства следственных действий. Эти требования обращены к следователю и являются его процессуальной обязанностью. Вместе с тем данные положения дополняются и иными условиями, выполнение которых для следователя также носит характер процессуальной обязанности, если уголовное преследование касается, например, категории лиц с особым правовым статусом. В ситуациях такого расследования, когда предусмотрен особый порядок производства по уголовным делам, указанные условия приобретают еще и криминалистическую значимость, так как они связываются с особенностями собирания доказательств (специальный порядок возбуждения уголовных дел, порядок производства и оперативно-разыскных мероприятий в отношении лиц указанной категории).

Комментируя ч. 2 ст. 164 УПК РФ, следует обратить внимание, что законодатель для случаев, не терпящих отлагательства, предусмотрел возможность осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, личного обыска без судебного решения. Данная процедура регламентирована ст. 165 УПК РФ. Однако неотложный характер не является исключением для процессуальных правил уголовного преследования лиц с особым правовым статусом.

Ситуациями расследования, в которых по общему правилу следователем могут быть реализованы его исключительные полномочия, определенные ст. 165 УПК РФ, могут быть признаны: возможность подозреваемого скрыться от уголовного преследования, обстановка только что совершенного преступления, предотвращение преступления, незамедлительное закрепление следов преступника и совершенного им преступления и пр. Перечень таких ситуаций не является системой закрытого типа, а их оценка и соответствующее процессуальное поведение лежит в поле принятия тактического решения исключительно следователем. Он же несет ответственность за принятое решение и его процессуальные и криминалистически значимые результаты.

Принципиально причины законодательного запрета производства следственных действий в ночное время (ч. 3 ст. 164 УПК РФ) мало чем отличаются от вышеизложенных причин обязательного санкционирования отдельных следственных действий. Но и здесь имеется оговорка относительно "...случаев, не терпящих отлагательства", под которыми подразумевается необходимость производства следственных действий, промедление с реализацией которых может повлечь невосполнимое искажение или утрату доказательств по объективным (природные явления и т.п.) или субъективным (умышленные действия заинтересованных лиц и т.п.) обстоятельствам.

Не следует забывать, что проведение отдельных следственных действий в ночное время обусловлено причинами процесса познания по обстоятельствам расследуемого преступления. В качестве примера можно привести производство следственного эксперимента "на видимость" в условиях ночного времени суток.

Резюмируя относительно этой части правил (отступление от законодательного запрета) производства следственных действий, предусмотренных ч. 1—3 ст. 164 УПК РФ, можно отметить, что в каждом конкретном случае участникам следственного действия следует разъяснять, с соответствующей фиксацией в протоколе следственного действия, обстоятельства, которые привели к принятию следователем исключительного решения.

Доказательство, добытое посредством производства следственного действия, должно быть признано недопустимым, если оно получено следователем с помощью насилия, угроз и иных незаконных мер. Следственное действие не может быть также проведено в условиях опасности для жизни и здоровья участвовавших в нем лиц (ч. 4 ст. 164 УПК РФ). Данное законоположение кажется очевидным, однако его нормативное закрепление является обязательным по причине возникновения различных следственных ситуаций и необходимости их правовой оценки. В их ряду как обстоятельства собственно применения следователем физического насилия в отношении подозреваемого или обвиняемого, так и обстоятельства, в которых подозреваемый или обвиняемый отказывается от "признательных" показаний, утверждая о применении к нему насилия на допросе. Эти факты требуют объективной проверки как версии о противоправном поведении следователя на основе тщательного анализа правомерности его действий в конкретных сложившихся обстоятельствах уголовного расследования.

Помимо общего нормативного запрета на производство следственных действий в условиях опасности для жизни и здоровья лиц, участвующих в их производстве, отдельные процессуальные нормы, регламентирующие процессуальный порядок производства следственных действий, дополнительно детализируют данное положение. Так, например, следственный эксперимент разрешается проводить только в условиях, если действия по его производству не создают опасности для здоровья участвующих в нем лиц (ст. 181 УПК РФ), в целях обеспечения безопасности опознающего опознание может быть произведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым и т.д.

В соответствии с принятыми нормами безопасными условиями производства следственного действия принято считать обстоятельства, когда отсутствуют неблагоприятные условия, угрожающие жизнедеятельности человека (радиационный фон, высокие, низкие температуры и т.п.). Кроме того, в процессе производства следственного действия не должны исследоваться или использоваться объекты, качественные характеристики которых могут представлять повышенную опасность для окружающих (взрывные устройства, взрывчатые вещества, боеприпасы и т.п.).

Диспозиция ч. 4 ст. 164 УПК РФ не содержит указаний на правовые последствия допущенных следователем повреждений (уничтожении) имущества граждан при производстве следственного действия, что следует толковать как право пострадавшего гражданина требовать возмещения вреда в порядке гражданского судопроизводства. Исключением является процессуальное правило, предусмотренное ст. 182 УПК РФ, в соответствии с которым "при производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец добровольно отказывается их открыть, при этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества".

Процедуры каждого следственного действия, обязательные для следователя, определены в ч. 5 ст. 164 УПК РФ. В соответствии с ними он обязан уведомить участников следственного действия, определенных гл. 6—8 УПК РФ, о процессуальном порядке его проведения, правах и обязанностях, предоставленных этим участником в уголовном процессе. Важным аспектом этой процедуры является обязанность следователя установить личность участников следственного действия, которая по существу носит криминалистический характер. Установление личности связано не только с идентификацией паспортных данных конкретного субъекта, что отражается в протоколе следственного действия, но и его процессуального статуса (представитель несовершеннолетнего обвиняемого, представитель юридического лица и т.п.), что может быть подтверждено свидетельством о рождении или доверенностью. Процедура стандартная и в практике обычно не вызывает каких-либо трудностей, за исключением ситуаций, когда лицо, желая избежать уголовной ответственности, умышленно скрывает свои истинные анкетные данные и сообщает о себе ложные сведения. В этих обстоятельствах следователь должен предпринять ряд следственных мероприятий, направленных на идентификацию личности, в их ряду могут планироваться как оперативно-разыскные мероприятия (розыск соответствующих документов и свидетелей), так и следственные действия (предъявление для опознания). В отдельных случаях могут быть использованы оперативно-справочные учеты, например дактилоскопический учет.

Ситуация такого рода достаточно часто порождает процессуальную проблему относительно допустимости доказательств, которые получены в ходе расследования от лица, умышленно скрывшего свои истинные анкетные данные. Например, как расценивать сведения протокола допроса подозреваемого, данные под искаженной фамилией, другим именем и т.п. Полагаем, допустимость такого доказательства не будет вызывать ни у кого сомнений, если, процессуально установив точные анкетные данные такого субъекта, следователь вынесет соответствующее постановление, тем самым признав полученные показания от конкретного лица.

Технические способы и средства допустимы к использованию в процессе производства любого следственного действия, даже проводимого следователем на вербальной основе. Процессуально это правило закреплено положением ч. 6 ст. 164 УПК РФ и в нем отсутствует перечень данных технических средств, что закономерно, так как этот арсенал, способствующий облегчению собирания и фиксации доказательств, постоянно пополняется и модернизируется. Принципиально значимыми для процесса расследования преступления являются криминалистические и процессуальные условия их применения. Это означает, что такие средства должны быть научно обоснованными и их использование следователем (участвующим в следственном действии специалистом, следователем-криминалистом) должно соответствовать процессуальным правилам проведения конкретного следственного действия.

Криминалистикой разработаны системы классификации технико-криминалистических средств.

По целевой принадлежности их можно подразделять на расходные материалы (дактилоскопические порошки и т.п.), аппаратные устройства (ультрафиолетовый преобразователь и т.п.) и комбинированные системы (наборы средств для работы со следами ног на месте происшествия и пр.).

В зависимости от источника происхождения технико-криминалистические средства подразделяются на средства, сконструированные для криминалистаческих целей (лупа с источником косопадающего света, магнитная кисть и т.п.) и средства, приспособленные для решения поисково-познавательных задач (лупа, фонарь и т.п.).

Кроме того, технико-криминалистические средства могут быть оперативно-тактическими (модификации следственных чемоданов) и стационарными. Последние предназначены преимущественно для экспертной деятельности в соответствующих учреждениях.

Применение технических средств в процессе производства следственных действий должно соответствовать определенным процессуально-криминалистическим требованиям. Первым в этом ряду является общее требование законности, толкование которого следует рассматривать в самом широком смысле: от соблюдения конституционных положений до специальных норм, обеспечивающих соблюдение прав личности. В развитие этого положения процессуальные нормы в императивной форме определяют требование о том, что любое использование технических средств в следственном действии допустимо только с предварительного уведомления его участников, свидетельством чего является соответствующая отметка в протоколе следственного действия.

Криминалистический аспект рассматриваемых требований связан с необходимостью обеспечения следователем безопасности для жизни и здоровья участников следственного действия, а также соответствующего порядка использования технико-криминалистических средств, при этом последнее обстоятельство обусловлено в том числе возможной необходимостью дальнейшего исследования этого следа посредством судебной экспертизы.

В целях повышения тактической значимости следственного действия следователь в соответствии с ч. 7 ст. 164 УПК РФ может пригласить для участия в его проведении должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность. Основное назначение этой новеллы в отечественном процессуальном законодательстве связано с возможностью рационального тактического использования следователем оперативно-разыскной информации, полученной в процессе расследования преступления, для целей проводимого следственного действия.

Процесс и результаты следственного действия отражаются следователем в протоколе, содержание и соответствующее процессуальное оформление которого являются тактически значимыми. Протокол представляет собой единственную процессуальную форму, которая удостоверяет ход и результаты проведенного следственного действия. Он должен быть составлен максимально точно, полно и объективно, также в нем должны быть констатированы установленные факты и не должны содержаться суждения и умозаключения следователя.

Правила составления протокола следственного действия (ч. 1 ст. 164 УПК РФ) основаны на том, что он должен быть подготовлен либо в ходе следственного действия, либо непосредственно после его окончания (ч. 1 ст. 166 УПК РФ). Это процессуально-тактическое положение позволяет обеспечить с максимальной точностью в содержании данного процессуального акта все результаты следственного действия. Указание диспозиции данной нормы относительно составления протокола следственного действия "...непосредственно после его окончания" не допускает, до момента его подписания следователем, производство им новых следственных и процессуальных действий.

Процессуальные правила, определенные ч. 2 ст. 166 УПК РФ, разрешают следователю изготавливать протокол следственного действия от руки или с помощью технических средств. Практика свидетельствует, что изготовление данных документов "от руки" в уголовных делах встречается все реже. Достаточно часто "ручное" изготовление протоколов дублируется техническими средствами для их читаемости руководителями следственных подразделений, прокурорами и судьями.

Закон разрешает наряду с протоколом, в качестве дополнительных средств фиксации, использовать стенографирование, фотографирование, киносъемку, аудио- и видеозапись (ч. 2 ст. 166 УПК РФ), которые хранятся при уголовном деле. Эти средства — неотъемлемая часть протокола следственного действия, которая в отличие от протокола с максимальной точностью фиксирует кроме устной речи участников следственного действия, мимику, поведенческие особенности и тому подобные обстоятельства, которые позволяют в последующем оценить степень объективности показаний с позиции достоверности полученных сведений.

Процессуально-тактические требования к киносъемке, аудио- и видеозаписи одинаковы относительно следственных действий, где они находят свое применение, обычно это осмотр места происшествия, освидетельствование, обыск, предъявление для опознания, допрос, очная ставка, проверка показаний на месте и следственный эксперимент. О применении в ходе следственного действия киносъемки, аудио- и видеозаписи его участники должны быть уведомлены, запись должна проводиться непрерывно (перерыв или прекращение записи оговаривается в протоколе) и последовательно (согласно сценарному плану), по окончании записи она предъявляется всем участникам следственного действия, о чем делается отметка в протоколе.

Протокол следственного действия составляется следователем согласно сведениям, которые были получены им в процессе проведения следственного действия, но не по данным киносъемки, аудио- и видеозаписи, которые были зафиксированы на соответствующем носителе. В этих обстоятельствах для участников следственного действия теряется эффект непосредственного восприятия хода и результатов следственного действия, что необходимо для объективного отражения протоколом всех установленных обстоятельств. Законодательно это положение закреплено в ч. 8 ст. 166 УПК, где все технические носители информации о проведенном следственном действии отнесены к приложениям протокола следственного действия. В ситуациях расследования, когда протокол, например допроса подозреваемого, дублирует данные его аудиозаписи, такой протокол следует признавать недопустимым доказательством.

Протоколы следственных и судебных действий, процессуальные документы уполномоченных на их составление лиц должны полно и объективно отражать ход и результаты проведенного действия. Они должны быть написаны грамотно, литературным языком.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >