Виндикационный (ст. 301) и кондикционный (ст. 302) иски

Таким образом, в нормах ст. 301 и 302 ГК говорится о двух различных исках, которые объединяются под именем виндикационного столь же традиционно, сколь и ошибочно.

Первый иск — тот, что предъявляется не владеющим собственником к фактическому владельцу вещи, не являющемуся ее добросовестным приобретателем (неисправному контрагенту по обязательству[1], недобросовестной стороне недействительной сделки, лицу, нашедшему вещь, лицу-похитителю, недобросовестному приобретателю и т.д. — словом, лицу, которое не приобретало и не могло приобрести права собственности на вещь). Это и есть классический виндикационный или владельческий иск. Он регламентируется ст. 301 ГК и называется ею иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Второй иск — иск кондикционный, или, во всяком случае, построенный по модели кондикционного. Он предъявляется бывшим и не владеющим собственником к лицу, ставшему собственником вещи на основании акта ее добросовестного приобретения (владеющему, а, может быть, и не владеющему добросовестному приобретателю[2]). Он регулируется ст. 302 ГК, которая называет его иском об истребовании имущества от добросовестного приобретателя. Перед нами, таким образом, иски:

  • 1) предъявляемые разными субъектами (виндикационный — собственником, кондикционный — бывшим собственником);
  • 2) обращаемые к разным субъектам (первый — к фактическому владельцу, не относящемуся к числу добросовестных приобретателей (не являющемуся собственником вещи), второй — к собственнику вещи, возможно, что и не владеющему ей);
  • 3) обладающие различным содержанием (первый направлен на возврат вещи из чужого незаконного владения, т.е. на достижение только фактических целей; второй касается прекращения вновь приобретенного права и восстановления права, прежде существовавшего, т.е. направлен, в первую очередь, па юридические цели; если ответчик является еще и владеющим приобретателем, то с названными юридическими требованиями соединяется и требование о возврате вещи из прежде обессиленного фактического владения);
  • 4) удовлетворяемые при различных условиях (первый удовлетворяется всегда (ст. 301 ГК), второй — по общему правилу никогда, за исключениями, прямо установленными в законе (ст. 302 ГК)).

Об этих (последних) исключениях стоит конечно же, напомнить. Согласно п. 1 и 2 ст. 302 ГК бывший собственник может юридически обессилить владение нового собственника, если

  • 1) право собственности на спорную вещь приобретено хотя бы и добросовестно, но безвозмездно, либо
  • 2) если объектом добросовестно приобретенного права собственности является вещь, выбывшая из владения собственника (или лица, которому она была передана собственником) помимо его воли, в частности, в результате потери, хищения, обмана, злоупотребления доверием, действия стихийных сил и т.п.[3]

Отталкиваясь от этих исключений следовало бы уточнить норму ст. 211 ГК в том смысле, что собственник несет не только риск случайной гибели или повреждения имущества, но и риск утраты своего права собственности, приобретенного безвозмездно, либо на вещь, выбывшую из законного владения предшественника помимо его воли. "Мораль" — если уж приобретаешь вещь, то озаботься двумя моментами: (а) по возможности проверь, не краденая ли она и (Ь) заплати за нес. С другой стороны следовало бы сформулировать и следующее уточнение: лицо несет риск утраты права собственности на добросовестно и возмездным образом приобретенную вещь, выбывшую из его владения по его воле. "Мораль" — уж если расстаешься с фактическим владением вещью, выпускаешь се из своих рук, вверяешь фактическое господство и контроль над ней другому лицу — позаботься о том, чтобы это лицо действительно заслуживало оказанного ему доверия.

Данные исключения не распространяются на денежные знаки и бумаги на предъявителя (п. 3 ст. 302 ГК); в силу принципа приоритета формальной легитимации над материальной и обусловленного им начала ограничения возражений (публичной достоверности) они не должны распространяться также и на иные виды ценных бумаг. Получается, что собственник денежных знаков и цепных бумаг песет риск утраты права собственности на них не только при их добросовестном приобретении другим лицом, но и при простом осуществлении предоставляемых этими вещами возможностей добросовестным формально легитимированным лицом.

Вывод о том, что ст. 301 и 302 ГК — это нормы о двух различных исках — вполне подтверждается рядом других (формальных и косвенных) доказательств.

Во-первых, если ст. 301 и 302 ГК трактовать как нормы об одном и том же — виндикационном в традиционном смысле этого слова — иске, то нужно будет констатировать содержательное несоответствие этих статей друг другу. Вспомним начало настоящего Очерка: ст. 301 ГК недвусмысленно говорит о праве собственника истребовать свою вещь из чужого незаконного владения, причем, без каких бы то ни было оговорок, вроде "если иное не предусмотрено настоящим Кодексом". И буквально следом ст. 302 ГК немедленно отступает от этого правила, вводя то самое "иное", о возможности существования которого предыдущая норма ни словом не обмолвилась. Что это — очередная "нестыковка" одной нормы ГК другой? Возможно. Но на фоне тех обстоятельств, которые ей сопутствуют она имеет воистину необъяснимый характер: как можно едва установив общее правило, не предполагающее исключений, немедленно сделать эти самые исключения?!

Во-вторых, правильность нашей позиции подтверждается и содержанием следующей, 303-й статьи ГК. Она имеет общее как значение для виндикационного и кондикционно-владельческого исков, ибо регламентирует отношения собственника с добросовестным и недобросовестным владельцами. О каких-либо расчетах собственника с добросовестным приобретателем — ответчиком по чистому кондикционному (приобретательскому) иску — в ней не говорится ни слова, что отнюдь не случайно: ведь знание о том, что ответчик — приобретатель права на спорную вещь еще не говорит о том, что он же является и владельцем спорной вещи и значит, не позволяет понять, возможен ли возврат этой вещи из его владения. Условия же расчетов с добросовестным и недобросовестным владельцами, установленные ст. 303 ГК (в части необходимых затрат и доходов), в своих принципиальных положениях совпадают с условиями расчетов, предусмотренными ст. 1107, 1108 ГК[4]. Сравним:

"При истребовании имущества из чужого незаконного владения собственник вправе также потребовать от лица, которое знало или должно было знать, что его владение незаконно (недобросовестный владелец). возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно быт извлечь за все время владения..." (ч. 1 ст. 303)

"При истребовании имущества из чужого незаконного владения собственник вправе также потребовать... от добросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества", т.е. с того момента, когда он превратился в недобросовестного владельца (ч. 1 ст. 303)

"Лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения" (п. 1 ст. 1107)

"Владелец, как добросовестный, так и недобросовестный, в свою очередь вправе требовать от собственника возмещения произведенных им необходимых затрат па имущество с того времени, с которого собственнику причитаются доходы от имущества" (ч. 2 ст. 303)

"При возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества... или возмещении его стоимости... приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества с того времени, с которого он обязан возвратить доходы... с зачетом полученных им выгод. Право на возмещение затрат утрачивается в случае, когда приобретатель умышленно удерживал имущество, подлежащее возврату" (ст. 1108)

Конечно, налицо и различия между нормами, каковы:

  • 1) правило ст. 1108 ГК о законном зачете реально полученных приобретателем выгод в счет своих требований по возмещению необходимых затрат на содержание и сохранение имущества, подлежащего возврату;
  • 2) правило той же ст. 1108 об утрате права возмещения затрат на содержание и сохранение в случае умышленного удержания имущества, подлежащего возврату;
  • 3) правило ч. 3 ст. 303 ГК о праве на отделимые и неотделимые улучшения имущества, подлежащего возврату.

Что касается первых двух пунктов, то их наличие говорит не столько о содержательной разнице институтов, сколько о технических особенностях ГК, ибо в силу подп. 2 ст. 1103 нормы ст. 1108 имеют субсидиарное применение к виндикационному иску[5]. Отсутствие среди норм о неосновательном обогащении такой, которая регламентировала бы вопрос, затронутых ч. 3 ст. 303 ГК, также объяснимо: улучшения имущества, подлежащего возврату, отделимые без ущерба для этого имущества, естественно, могут быть отделены ответчиком по кондикционному иску; неотделимые же улучшения возвращаются вместе с вещью, сами становясь при этом... неосновательным обогащением истца. Стоимость таких улучшений возмещается по правилу п. 1 ст. 1105 ГК.

  • [1] Мы не обсуждаем здесь вопроса о так называемой конкуренции исков, ибо с нашей точки зрения этот вопрос носит более формально-терминологический (схоластический), нежели сущностный характер. Поясним примером. В чем суть требования арендодателя к арендатору, удерживающему арендованное имущество несмотря на прекращение договора аренды? В восстановлении фактического владения арендодателя собственным имуществом (которое он когда-то имел неосторожность сдать в аренду недобросовестному контрагенту). Вопрос, следовательно, не в существе требования, а лишь в том. какой нормой ГК арендодатель это требование обоснует — ст. 301 или 622 ГК.
  • [2] Имея в виду эту возможную разницу — предъявление кондикционного иска к не владеющему и к владеющему приобретателю — можно говорить о двух его разновидностях: 1) кондикционном в узком смысле или приобретательском иске, т.е. иске, направленном исключительно на разрушение неосновательно, хотя и добросовестно приобретенного права собственности ответчика и восстановление необоснованно прекращенного права собственности истца и 2) кондикционном иске в широком смысле слова или кондикционно-владельческом иске, назначение которого не ограничивается разрушением неосновательно приобретенного права ответчика и восстановлением необоснованно прекращенного права собственности истца, но также имеет целью и возврат объекта "реанимированного" права в фактическое владение истца.
  • [3] Пункт 1 ст. 302 ГК в качестве примера ситуации, в которой вещь считается выбывшей из владения помимо воли владельца называет потерю вещи. Конечно, потерю никак нельзя назвать волевым актом — постановка вопроса о наличии у кого-либо воли что-то потерять, откровенно абсурдна. Вместе с тем, нельзя не учитывать, что потеря всегда является следствием недосмотра (небрежности, упущения) владельца вещи, избравшего неадекватный обстоятельствам способ пользования, хранения или транспортировки вещи, либо особенностей в проявлении его личных качеств (неаккуратности, забывчивости и т.д.). В обоих ситуациях речь идет об ошибке владельца в реализации своего правомочия владения; юридические же последствия ошибки должны ложиться исключительно на лицо, допустившего ошибку. Дело, следовательно, не в наличии (отсутствии) воли, направленной на выбытие вещи из фактического владения, а в наличии или отсутствии вины в таком выбытии (аналог института встречной вины — п. 2 ст. 1083 ГК).
  • [4] Справедливости ради надо отметить, что в этих нормах ответчик но кондикционному иску называется приобретателем. Само по себе это, конечно, правильно (а в контексте п. 1 ст. 1107 — абсолютно правильно, ибо его норма никак не привязана к кондикционно-владельческому иску), по, учитывая, что п. 1 ст. 1102 ГК подчиняет нормам гл. 60 не только собственно кондикционный, но и кондикционно-владельческий иск, от которого отталкивается и ст. 1108, следовало бы говорить об истребовании неосновательно приобретенного от владеющего приобретателя.
  • [5] Буквальное толкование этой нормы позволяет констатировать применение правил ст. 1108 ГК лишь к иску по ст. 301, но не по ст. 302 ГК. Однако, памятуя о том, что традиционно эти статьи понимаются как трактующие об одном и том же предмете — виндикационном иске — не должно быть никаких препятствий к распространению подп. 2 ст. 1103 не только на собственно владельческий, но и кондикционно-владельческий иск.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ