Присутствие следователя и других участников процесса при производстве экспертизы

Возможность присутствия при производстве СПЭ других участников процесса, не являющихся экспертами и подэкспертными, урегулирована законом.

В уголовном процессе правом присутствовать при производстве СПЭ наделены все лица (органы), назначившие экспертизу. При этом они правомочны получать от эксперта любые разъяснения, касающиеся производства экспертизы (ч. 1 ст. 197 УПК).

Следователь всегда присутствует при производстве экспертизы в его кабинете.

При проведении СПЭ в экспертном медицинском учреждении следователь вправе присутствовать лишь при освидетельствовании испытуемого. Па других этапах СПЭ присутствие следователя не допускается по этическим и правовым соображениям. Например, совещание экспертов-психиатров между собой должно проходить в отсутствие посторонних для обеспечения возможности каждому эксперту-психиатру свободно выражать свое мнение.

Если, но мнению эксперта, присутствие следователя способно негативно повлиять на ход экспертных исследований (к примеру, сильно осложнить необходимый психологический контакт с испытуемым), то эксперт вправе просить следователя о проведении исследований с испытуемым наедине. Однако окончательное решение остается за следователем. Аналогичными должны быть подходы, когда возникает вопрос о присутствии при проведении СПЭ прокурора или судьи[1].

С разрешения лица (органа), назначившего экспертизу, при производстве экспертных исследований могут присутствовать подозреваемые и обвиняемые (п. 5 ч. 1 ст. 198 УПК). Правом присутствовать при экспертизе наделены также переводчики и законные представители несовершеннолетних обвиняемых (ч. 2 ст. 18 и п. 3 ч. 2 ст. 426 УПК), а также законные представители самих подэкспертных. Эти лица, присутствуя при проведении СПЭ, дают эксперту необходимые пояснения (п. 5 ч. 1 ст. 198 УПК).

В гражданском судопроизводстве при проведении экспертизы живого лица (к которым относятся очные СПЭ) лицо (орган), назначившее экспертизу, имеет право присутствовать при ее производстве. Для присутствия других участников процесса необходимо разрешение не только лица (органа), назначившего экспертизу, но и согласие на это самого подэкспертного либо его законного представителя (ст. 36 Закона о судебно-экспертной деятельности).

Присутствующие при экспертизе иные участники процесса могут давать пояснения и задавать вопросы экспертам относительно предмета экспертизы, но они не вправе вмешиваться в ход экспертного исследования. Лица, участвующие в деле, вправе присутствовать при проведении экспертизы, за исключением случаев, мешающих совещанию экспертов и составлению заключения (ч. 3 ст. 84 ГПК). На этапе совещания экспертов и при составлении заключения для обеспечения экспертам возможности свободного обмена мнениями и исключения внешних воздействий присутствие участников процесса, включая лиц и представителей органа, назначившего экспертизу, не допускается (ст. 24 Закона о судебно-экспертной деятельности).

Права и обязанности эксперта-психиатра

Термин "эксперт-психиатр" употребляется в двух основных значениях. Согласно первому из них эксперт-психиатр есть сотрудник СПЭУ, в должностные обязанности которого входит производство СПЭ. Второе значение этого термина имеет процессуальный характер. Экспертом-психиатром в процессуальном смысле является сотрудник экспертного учреждения при проведении им конкретной экспертизы, а также лицо, которое, не будучи сотрудником экспертного учреждения, привлечено в предусмотренном законом порядке к производству СПЭ.

С 2002 г. в Российской Федерации в номенклатуру медицинских специальностей в рамках специальности "психиатрия (040115)" введена специальность, требующая углубленной профессиональной подготовки — "судебно-психиатрическая экспертиза (040115.03)", которая приобретается в процессе последипломной подготовки специалистов с медицинским образованием[2]. Согласно соответствующим нормативным документам Минздравсоцразвития России и Минобрнауки России эту специальность должны иметь все эксперты-психиатры, работающие в государственных СПЭУ.

На эксперта-психиатра как сотрудника экспертного учреждения распространяются все нормы законодательства о труде: о рабочем времени и времени отдыха, заработной плате, трудовой дисциплине и пр.

Эксперт-психиатр во втором значении в своей деятельности является самостоятельной процессуальной фигурой, и в этом смысле его деятельность регламентируется соответствующими положениями УПК и ГПК, которые могут совпадать, но могут и не совпадать с нормами трудового права. Так, например, эксперт-психиатр как сотрудник экспертного учреждения обязан выполнять указания вышестоящего должностного лица, вынесенные в пределах его компетенции, но как эксперт-психиатр при проведении конкретной СПЭ он подчиняется указаниям руководителя экспертного учреждения только в рамках его процессуальных полномочий. Эксперту-психиатру, проводящему СПЭ, никто не вправе давать никаких указаний относительно ее проведения. Более того, при проведении конкретной экспертизы все эксперты независимо от занимаемой должности процессуально равноправны.

Экспертная деятельность сотрудника государственного СПЭУ регламентируется законом. Согласно ст. 12 Закона о судебно-экспертной деятельности государственным судебным экспертом является аттестованный работник, который в порядке исполнения должностных обязанностей производит судебные экспертизы. Претендовать на эту должность может гражданин Российской Федерации, имеющий высшее профессиональное образование, прошедший подготовку по конкретной экспертной специальности и аттестацию на право самостоятельного производства судебной экспертизы. Определение уровня профессиональной подготовки эксперта и его аттестация осуществляются экспертно-квалификационными комиссиями в порядке, установленном федеральными органами исполнительной власти. Уровень профессиональной подготовки экспертов подлежит пересмотру этими комиссиями каждые пять лет (с последующей переподготовкой). Наличие полученной специальности удостоверяется сертификатом установленного образца.

При производстве СПЭ эксперт-психиатр вправе:

• знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы (ч. 3 ст. 57 УПК, ч. 3 ст. 85 ГПК).

По общему правилу в распоряжение экспертов предоставляется личное дело арестованного, а также материалы уголовного и гражданского дела в полном объеме;

  • • ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, а также о привлечении к производству экспертизы других экспертов (п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК, ч. 3 ст. 85 ГПК);
  • • присутствовать с разрешения следователя или суда при производстве следственных (судебных) действий, задавать допрашиваемым вопросы, относящиеся к предмету экспертизы (п. 3 ч. 3 ст. 57 УПК), задавать в судебном заседании вопросы лицам, участвующим в деле, и свидетелям (ч. 3 ст. 85 ГПК), просить занести в протокол существенные для дачи заключения обстоятельства;
  • • совещаться с другими экспертами при производстве комиссионной экспертизы (ч. 2 ст. 83 ГПК, ч. 3 ст. 24 Закона о судебно-экспертной деятельности);
  • • указывать в своем заключении на обстоятельства, по поводу которых не были поставлены вопросы органом, назначившим экспертизу, при условии, что эти обстоятельства имеют значение для дела и их установление входит в компетенцию эксперта (п. 4 ч. 3 ст. 57 УПК, ч. 2 ст. 86 ГПК); это правомочие эксперта именуется правом экспертной инициативы;
  • • приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда, ограничивающие его права (п. 5 ч. 3 ст. 57 У ПК, ст. 17 Закона о судебно-экспертной деятельности);
  • • сообщить в письменном виде о невозможности дать экспертное заключение, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных познаний эксперта или предоставленные ему материалы недостаточны для дачи заключения (п. 6 ч. 3 ст. 57 УПК, ч. 1 ст. 85 ГПК);
  • • получать возмещение расходов, связанных с явкой но вызову к следователю и в суд, а также с производством экспертизы.

Если производство СПЭ входит в круг служебных обязанностей врача-психиатра, он не имеет права на дополнительное вознаграждение за проведенную экспертизу, а расходы по явке (проезду, найму жилого помещения, суточные) возмещаются ему в порядке командировочных выплат. Если же СПЭ поручена лицу, в служебные обязанности которого производство СПЭ не входит, то эксперт имеет право как на оплату расходов, связанных с явкой, так и на вознаграждение за проведенное им экспертное исследование.

Эксперт-психиатр не имеет права:

  • • самостоятельно собирать материалы и объекты экспертного исследования (п. 2 ч. 4 ст. 57 УПК, ч. 2 ст. 85 ГПК). Если их недостаточно, то эксперт может лишь ходатайствовать об их дополнении перед органом, назначившим экспертизу; правило о предоставлении эксперту всех объектов исследования органом, назначившим экспертизу, обязывает также этот орган доставлять испытуемого в экспертное учреждение;
  • • вступать в личные контакты с участниками процесса по вопросам, связанным с проведением экспертизы, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела (ч. 2 ст. 85 ГПК), без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы (п. 1 ч. 4 ст. 57 УПК);
  • • разглашать данные предварительного расследования, если эксперт был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК (п. 5 ч. 4 ст. 57 УПК); разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с проведением экспертизы, или сообщать кому-либо результаты проведенной экспертизы, кроме органа, назначившего ее (ч. 2 ст. 85 ГПК, ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности);

Во время производства СПЭ эксперт имеет дело со сведениями, составляющими врачебную тайну. Поэтому в ходе производства экспертизы ему следует ограничиваться сообщением только тех составляющих врачебную тайну сведений, которые относятся к предмету данной экспертизы или необходимы для ответа на поставленные вопросы.

Эксперт-психиатр также не вправе отказаться от производства экспертизы и дачи заключения, за исключением случаев, когда:

  • • поставленные перед ним вопросы выходят за пределы психиатрических познаний;
  • • невозможно решить экспертный вопрос на современном этапе развития научных знаний;
  • • представленных материалов дела недостаточно для вынесения обоснованного заключения;
  • • на месте производства экспертизы отсутствуют условия для нормальной экспертной работы, что особенно значимо при проведении экспертиз вне экспертного учреждения: в кабинете следователя, в помещении СИЗО, в зале суда.

Помимо процессуальных прав УПК и ГПК возлагают на эксперта-психиатра определенные обязанности:

  • • провести исследование представленных материалов (объектов);
  • • дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам;
  • • явиться по вызову органа, назначившего экспертизу. Вызов может быть обусловлен необходимостью проведения экспертных исследований в кабинете следователя или в зале суда либо необходимостью допроса эксперта по поводу проведенной им экспертизы (ч. 2, 4 ст. 199 УПК, ч. 1 ст. 85 ГПК);
  • • заявить самоотвод при наличии оснований, указанных в законе (ст. 70 УПК, ст. 18, 19 ГПК);
  • • сообщить в письменном виде о невозможности дать экспертное заключение, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных познаний эксперта или предоставленные ему материалы недостаточны для дачи заключения (п. 6 ч. 3 ст. 57 УПК, абз. 2 ч. 1 ст. 85 ГПК, ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности). Письменное сообщение о невозможности дать заключение составляется экспертами также в случаях, когда "современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы" (ст. 16, 17 Закона о судебно-экспертной деятельности);
  • • не разглашать данные предварительного следствия без разрешения органа дознания, следователя, прокурора и иные охраняемые законом тайны, прежде всего врачебную;
  • • проводить экспертизу в присутствии следователя.

За нарушение служебных обязанностей эксперт-психиатр, как любой служащий, несет дисциплинарную ответственность. Нарушение экспертом-психиатром процессуальных требований, неисполнение или ненадлежащее исполнение им перечисленных выше обязанностей влекут дисциплинарную и уголовную ответственность.

Эксперт, работающий в государственном СПЭУ, может быть Привлечен руководителем этого учреждения к дисциплинарной ответственности в соответствии с нормами трудового законодательства.

Уголовная ответственность наступает за разглашение данных предварительного расследования (ст. 310 УК), а также за заведомо ложное экспертное заключение (ст. 307 УК). Эксперт, давший неверное заключение вследствие небрежности, выбора неправильной методики исследования и тому подобных причин, уголовной ответственности не подлежит, но может быть привлечен к дисциплинарной ответственности. За неисполнение возложенной на него процессуальной обязанности являться по вызову органа, назначившего экспертизу, на эксперта судом налагается денежное взыскание в уголовном судопроизводстве (ст. 117 УПК) и штраф в гражданском процессе (ч. 2 ст. 168 ГПК).

Возложенные законом на эксперта права и обязанности реализуются им независимо от мнения лица (органа), назначившего экспертизу, и других участников процесса. Например, письменное сообщение эксперта об объективной невозможности дать экспертное заключение не требует предварительного согласования или согласия суда по занятой экспертом позиции.

На эксперта-психиатра не могут возлагаться обязанности, которые не предусмотрены процессуальным законом и несовместимы со статусом судебного эксперта. Эксперт может быть допрошен, но только по обстоятельствам, относящимся к предмету проведенной им экспертизы и именно в качестве эксперта, а не свидетеля (ч. 2 ст. 205 УПК, ч. 3 ст. 31 Закона о судебно-экспертной деятельности). Не допускается допрос следователем эксперта-психиатра с целью восполнения доказательств, которые не входят в предмет СПЭ и относятся к объективной стороне преступления.

При производстве СПЭ несколькими экспертами действует принцип их процессуального равноправия. На каждого из них, независимо от места работы и занимаемой должности, в полном объеме распространяются права и обязанности, предоставленные судебному эксперту процессуальным законом. Принцип процессуального равноправия экспертов проявляется и в том, что эксперт всегда дает заключение от своего имени и несет за данное им заключение личную ответственность. Эксперты, пришедшие к общему выводу, вправе подписать единое заключение. Эксперт или эксперты, которые не согласны другими членами экспертной комиссии, вправе дать собственное заключение. Органу, назначившему СПЭ, направляются все экспертные заключения.

Каждый член СПЭК выполняет определенные функции в процессе СПЭ: председатель СПЭК осуществляет деятельность по организации работы комиссии и координации действий всех ее членов, врач-докладчик проводит первичный осмотр испытуемого, заполняет историю болезни, докладывает на заседании экспертной комиссии о результатах обследования испытуемого и изучения материалов дела и т.д. Разделение экспертного труда в рамках СПЭК получило наименование функционального разделения экспертных обязанностей и нашло отражение в ведомственных документах по производству СПЭ.

Лица, привлекаемые к производству СПЭ, должны быть компетентными и обладать знаниями, которые необходимы для дачи заключения. Они должны быть объективными и незаинтересованными в исходе данного дела. Лицо, не отвечающее этим требованиям, не может быть привлечено в качестве эксперта и подлежит отводу. На эксперта-психиатра распространяются общие для всех экспертов основания для отвода (ст. 70 УПК, ст. 18 ГПК).

Эксперт-психиатр подлежит отводу, если он:

  • • по данному делу является участником процесса либо родственником кого-либо из участников процесса;
  • • находился или находится в служебной или иной зависимости от участников процесса (обвиняемого, потерпевшего, истца или ответчика, а также от следователя, прокурора, судьи);
  • • принимал участие в данном деле в качестве специалиста;
  • • состоит в родстве с другим (-ми) экспертами по данному делу;
  • • если есть основания считать, что эксперт лично, прямо или косвенно заинтересован в данном деле;
  • • в прошлом или настоящем являлся лечащим врачом подэкспертного (ч. 3 ст. 18 Закона о судебно-экспертной деятельности).

В случае если обнаружится его некомпетентность, эксперт-психиатр также подлежит отводу.

Эксперт-психиатр, который в прошлом был лечащим врачом подэкспертного, подлежит отводу в качестве эксперта, так как его нельзя считать полностью беспристрастным, поскольку:

  • — он ранее обследовал данного гражданина и давал медицинскую квалификацию состоянию его психического здоровья, и это может повлиять на его экспертное решение;
  • - во время экспертизы могут вскрыться ошибки и нарушения, допущенные им ранее в качестве лечащего врача (поверхностно проведенное обследование, ошибочная диагностика, неправильно проведенное лечение, преждевременная выписка из психиатрического стационара и т.п.), и эксперт для сокрытия своих упущений может отстаивать свои явно ошибочные решения;
  • - лечащий врач нередко вступает со своими пациентами в доверительные, эмоционально окрашенные отношения, возникающее при этом чувство сострадания и жалости к своему пациенту, желание помочь ему в трудной ситуации может нанести ущерб установлению экспертной истины;
  • — пациент и его близкие вправе ожидать от лечащего врача действий по защите их интересов, что также влияет на процесс установления экспертной истины.

Перечисленные обстоятельства способны оказать реальное негативное воздействие не на каждого врача и не на каждого эксперта. Но даже сама потенциальная возможность их искажающего эффекта на выводы эксперта делает крайне нежелательным и невозможным поручение лечащему врачу производства экспертизы его пациента. Это не зависит также и от того, будет ли экспертиза единоличной или комиссионной. Поэтому лечащие врачи всегда подлежат отводу от участия в производстве экспертизы их пациента. Руководители государственных СПЭУ не должны поручать проведение экспертизы экспертам, которые по тем или иным основаниям подлежат отводу.

Предыдущее участие эксперта в данном деле в качестве специалиста или эксперта не является основанием для отвода (и. 1 ч. 2 ст. 70 УПК, ч. 2 ст. 18 ГПК), кроме случаев повторных экспертиз, которые нельзя поручить тому же эксперту.

Процессуальное законодательство предусматривает такую причину для отвода эксперта, как наличие иных помимо уже упомянутых обстоятельств, дающих основание считать, что эксперт лично прямо или косвенно заинтересован в деле. Вопрос о наличии таких обстоятельств решается каждый раз индивидуально с учетом конкретной ситуации.

Отвод недостаточно компетентному эксперту может быть заявлен любыми участниками процесса. Если основания для отвода известны самому эксперту, то он заявляет самоотвод. Вопрос об отводе лица, которое уже назначено по данному делу экспертом, решается органом (лицом), назначившим данную экспертизу.

  • [1] Судебная психиатрия : учебник для юрид. вузов / под ред. А. С. Дмитриева, Т. В. Клименко. М., 1998.
  • [2] О внесении дополнения в приказ Минздрава России от 27.08.1999 № 337 "О номенклатуре специальностей в учреждениях здравоохранения Российской Федерации" : приказ Минздрава России от 14.08.2002 № 261 // Здравоохранение. 2000. № 1.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >