Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
 
Главная arrow Документоведение arrow Стилистика современного русского языка
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Лекция 1. Системные основания стилистики

Речевая системность

Структурные единицы речевой системы: лингвемы, речемы, текстемы

Понимание языка как иерархической системы ориентировано на отражательную (номинативную) и познавательную (когнитивную) функции языка. В середине XX в., когда ведущей отраслью языкознания была структурная лингвистика, требовалось отстаивать саму необходимость выйти за пределы системы языка номинирующего и противопоставить ему систему языка функционирующего, хотя идеи А. А. Потебни, Л. В. Щербы, Г. О. Винокура, В. В. Виноградова определённо вели к функционализму в лингвистике. Проблема речевой системности стала пристально разрабатываться во второй половине XX в.[1]

В трудах М. Н. Кожиной понятие речевой системности получило как принципиальное обоснование, так и развёрнутое применение в практике стилистического анализа. Базовым положением при этом является признание речевой системности не модификацией и не перестройкой языковой системы, но построением на принципиально другой основе. Наиболее важна здесь "обусловленность речевой системы экстралингвистическими факторами, в том числе целями и задачами говорящих в их речевой деятельности, определяемыми не только субъективными (индивидуальными) интенциями, а назначением в социуме тех или иных видов деятельности и соотносимых с ними сфер общения"[2]. Речевая системность основывается на идеях целесообразности (речь сообразна целевым сферам её применения) и целеполагания (речь отражает замысел её носителя).

В настоящее время общее признание речевой системности уже произошло[3], что, однако, не означает исчерпанности вопроса о речевой системе. Для конкретного анализа речевой системности необходимо уточнение терминологического аппарата и методов изучения речевой системы.

Разграничение языка и речи, с разными основаниями систематизации одного и другого объекта, в современной лингвистике бесспорно: языковая система строится на номинативном основании; речевая система - на ином, коммуникативном. При этом нецелесообразно абсолютизировать различия. Язык и речь -целостный полифункциональный феномен, различные ипостаси которого не отрицают внутреннего единства объекта и его общего материального базиса.

Вопрос о системности любого сложного объекта упирается в определение состава образующих его единиц и особенностей их взаимосвязи (структуры объекта). Вопрос о взаимосвязи в общем виде решён: при функционировании структурно разнородные единицы отражают определённую сферу деятельности и объединяются на основе общего коммуникативного задания. Однако выстроить систему речевых единиц, выполняющих это задание, на отражательном принципе нельзя: тогда в лексике мы получим лишь тематические группы, каждая из которых отражает определённый вид деятельности (лексику науки, религии, политики и т.п.), а грамматика и вовсе поставит нас в тупик (каким образом, например, соотносятся часть речи или падежная форма с типом деятельности?).

Состав целесообразно отобранных единиц должен быть задан не только обстоятельствами, но и некоторой самостоятельной по отношению к ним силой, тесно и непосредственно связанной с языком, и эта сила - мышление. Активизация языковых единиц разного уровня, направляемая общим коммуникативным заданием, происходит "в зависимости от целей и задач общения в конкретной социальной сфере, от проявляющейся в ней соответствующей формы мышления"[4] . Объединение разных единиц происходит, таким образом, ещё и под углом зрения определённой идеи, составляющей интеллектуальный стержень текста.

Функциональная стилистика пришла к этому пониманию на основе изучения специфики отдельных функциональных стилей. В монографии В. Г. Костомарова "Русский язык па газетной полосе" введён термин конструктивный принцип газетного языка, состоящий в одновременной и равноправной ориентации на экспрессию и стандарт[5]. Формирование понятия 'конструктивный принцип' стало возможным при рассмотрении публицистической разновидности литературного языка в свете теории коммуникации. Учитывались особенности производства и восприятия газетного текста, характер связи формы речевого выражения с каналом передачи и приёма информации, наличие информативной и экспрессивной программ обработки информации. Конструктивный принцип как неположенный по отношению к речевой форме текста интеллектуально-коммуникативный импульс, подобно магниту, стягивает к себе все пригодные для его воплощения средства и действует в процессах порождения всё новых и новых текстов.

Впоследствии данная идея получает развитие, в результате чего конструктивный принцип, или доминанта стиля, выявляется для большинства функциональных стилей. Установлено, например, что научный стиль ориентирован на обобщённость и подчёркнутую логичность, художественный - на образную конкретизацию. Несомненна тесная взаимосвязь конструктивного принципа и типа мышления: научная речь связана с теоретическим (понятийно-логическим) мышлением, деловая - с регулятивным, художественная - с ассоциативно-образным. Важен также тип содержания: в научной речи это новые знания о глубинных законах действительности, в публицистической - факты действительности в их социальной значимости. В целом, сформулировав конструктивный принцип, стилист получает общее представление о коммуникативном основании, определяющем отбор тех, а не других единиц и повышение частотности отобранных. В ходе анализа это представление развёртывается в детальное описание средств речевого выражения конструктивной идеи.

Вопрос о единицах стилистического описания разработан в меньшей степени. Основной единицей речевой системы принято считать высказывание - речевой коррелят предложения как системно-языковой единицы. За термином высказывание стоит "единица речи, оформленная по законам данного языка", передающая коммуникативную установку говорящего[6]. Используется также термин фраза, прежде всего обозначающий интонационно-синтаксический аналог предложения[7]. Добавим к ним термины выражение и речение, размытые по смыслу. Все они в самом общем виде указывают на структурированный характер единиц функционирования, не подчёркивая коммуникативной обусловленности этого функционирования.

Терминологическая разрастается, демонстрируя тем самым, что лингвистику и стилистику речи больше не устраивает наличие традиционных терминов. В настоящее время есть целый ряд терминологических предложений, в каждом из которых схвачены те или иные существенные признаки речевого объекта - словесного конструкта, устойчиво связанного с определённой целью и условиями коммуникации: композиционно-стилистическая форма (M. М. Бахтин), речевой акт (ЯБ), речевой жанр (СЭС), речевая / динамическая /комбинаторная модель (А. Н. Васильева), коммуникативный фрагмент (Б. М. Гаспаров) применительно к диалогу: речевой поступок (M. М. Бахтин), речевой ход, речевой шаг (П. В. Зернецкий) и др.

Отметим, что почти все названные термины соотносятся с синтаксическими единицами языка (предложением, реже - словосочетанием). Между тем, единицами речи являются не только конструкции, но и отдельно взятые слова (актуализированные лексические и морфологические единицы языковой системы), и даже отдельно взятые морфемы (морфы) и фонемы (звуки). Уже проведено массированное обследование специфики функционирования лексических и грамматических единиц языковой системы в научном и разговорном функциональных стилях. В результате убедительно доказана вероятностно-статистическая зависимость лексико-грамматического состава функционального стиля от сферы применения речи, формы общественного сознания, типа мышления. Но как соотнести этот состав с составом высказываний?

Вопрос о выделении основных единиц речи в их отдельности и взаимозависимости остаётся открытым, а ведь без ответа на этот вопрос полное лингвистическое описание речевых феноменов невозможно. Представим общую типологию речевых единиц, связанных между собой иерархически[8]. Исходные положения при этом сводятся к следующему. Поскольку функциональный характер речевой системы аксиоматичен, а любая единица системы должна в снятом виде обладать всеми основными свойствами системного целого, за единицы речевой системы могут приниматься только функциональные проявления языка. В то же время, поскольку язык и речь - это целостный феномен с единым материальным субстратом, концепцию речевой системности можно строить в опоре на научное представление о системе языка. Как показывают сложившиеся в системной лингвистике прочные параллели терминов (морфема / морф; предложение / высказывание и др.), именно этот путь наиболее надёжен, хотя предлагаются и собственно семиотические, и комплексные теории речевой системности.

Речевая система не может быть слепком языковой, но структурная аналогия этих систем вполне возможна. Предположим, что речевая система строится на ином основании, по тем же законам системообразования, что и языковая. Чтобы проверить это предположение, предпримем попытку системного взгляда на речь (функциональные проявления языка в любом объёме) и текст (коммуникативно адекватную целенаправленную речевую реализацию авторского замысла) с позиций системно-языкового структурирования. Как уже отмечалось, в соответствии с общей теорией многоуровневых систем (в нашем случае в качестве исходной берётся знаковая система естественного языка), каждый уровень иерархически организованной целостности состоит из однотипных единиц, а отношения между ниже- и вышележащим уровнями строятся по типу 'средства - функции'. Учитываем при этом положение о наличии наивысшего вербального уровня языковой системы - текстового уровня.

Начнём с элементарных единиц речевой системы. Понятно, что все речевые произведения строятся на базе элементарных единиц языкового фонда. При этом ни в одной речевой разновидности не реализуется весь семантический и стилистический потенциал языковой единицы. Она должна быть актуализирована какой-то своей стороной, нужной для достижения коммуникативной цели. Таким образом, элементарной единицей речевой системы является не просто языковая единица, а единица актуализированная, вовлечённая в процесс коммуникации. Ею может быть слово в виде словоформы, а также морфема в виде морфа, фонема в виде звука, устойчивое словосочетание в контекстно определённом проявлении, структурный тин предложения в рамках сверхфразового контекста. Формально-семантически эти единицы не сконструированы и не изменены, они взяты из языкового фонда и приспособлены к употреблению по общим системным правилам. Актуализированное языковое средство, готовое к употреблению в речи, будем обозначать термином лингвема.

Помимо лингвем, речь оперирует огромным множеством речевых конструкций, значительная часть которых носит типовой характер. Описание таких конструкций обычно ведётся в рамках исследования речевых стереотипов, стилистических фигур и других группировок языковых единиц. Целостная научная систематизация речевых структур до настоящего времени отсутствует.

Любое сочетание или другая конструкция лингвем, отвечающая определённой коммуникативной заданности, составляет речевую единицу более высокого уровня речевой системы. Речема как структурная единица функциональной системы строится из лингвем, она связана не только с отбором своих составляющих из языкового фонда, по и с некоторой операцией над первичными единицами: их объединением и/или трансформацией. Это функциональная целостность, комбинаторное образование, участвующее в воплощении авторского замысла. Ведущие разновидности речем - это свободное словосочетание, реализация речевого приёма, функционально-смысловой тип речи.

Уровень текста характеризуется действием ещё более сложных в конструктивном отношении образований - композиций, образованных единицами нижележащих уровней. Эти типологически воспроизводимые речевые единства несут в себе общетекстовые смыслы. Введём для их обозначения термин текстема, позволяющий непосредственно указать на эту их роль. Текстема - это последовательность целесообразно отобранных лингвем и речем. В отличие от речемы, она содержательно связана с общетекстовым авторским замыслом, авторской речевой стратегией. Структурная специфика текстемы состоит в том, что это композиция, т.е. целостное структурированное единство разнородных средств, воспроизводимое в рамках того или иного текстотипа (индивидуально-авторского, жанрового, функционально-стилевого). В речевой иерархии текстемы опираются на единицы нижележащего уровня, с добавлением особой характеристики: размещения составляющих единиц в тексте, с учётом сильных и слабых позиций последнего.

Главное отличие двух типов структурированных единиц -речем и текстем - состоит в следующем. Речема комбинаторна и определяется моделью взаимодействия составляющих. Текстема композитивна и определяется целенаправленной последовательностью и размещением ряда более элементарных единиц в тексте (с опорой на отбор и комбинаторные свойства составляющих). Основные типы текстем - это текстовая категория (композиция лингвем и речем, характеризующаяся общим смыслом, типовым взаимоположением отобранных единиц и расположением их на пространстве речевого целого) и микротекст.

Выстроенная таким образом иерархия структурных единиц речетекстовой системы не тождественна языковой, однако структурное подобие данных систем несомненно. Как и языковая система, речевая имеет межуровневые бифункциональные зоны. Так, синтаксис оказывается "слугой двух господ": синтаксические лингвемы структурны, и в этом отношении похожи на речемы, а функционально-смысловые типы речи (описание, повествование, рассуждение) "работают" как на уровне речевых структур, так и на общетекстовом уровне.

В качестве обобщающего обозначения системно-речевой единицы при необходимости может использоваться термин коммунизма. Он отчётливо указывает на коммуникацию как область соединения речи с условиями речевого общения. Коммуникемы -это любые единицы речевого взаимодействия, предполагающие определённую коммуникативную цель и обусловленные коммуникативной ситуацией.

Термин коммуникема не является столь многофакторным, как речевой жанр, что существенно для общесистемного понятия. В нём не выдвигается на первый план ни структура явления (как в термине модель), ни деятельностный аспект последнего (как в терминах речевой поступок, акт, шаг, ход). Наконец, что особенно важно, термин коммуникема открывает возможность его применения не только по отношению к структурам, но и к функционально специализированным элементарным средствам (в их числе, например, лексико-семантический вариант слова, именительный падеж темы, настоящее глагольное время репортажа). Этот термин не характеризует речевую единицу по её уровневой принадлежности, что открывает возможность полевого подхода к речевому материалу с функциональным приравниванием средств различных языковых уровней. Данный термин располагает параллелью коммуникатив для обозначения конкретного речевого проявления коммуникемы. Это, наконец, экономный однословный термин, что важно для его собственного бытования в научной речи.

В общем ряду "эмических единиц" (ср.: фонема, морфема, лексема), термин коммуникема обозначает "продление в речь" языковой системы и указывает на то, что стереотип функционирования языковой единицы сохраняется языковым сознанием в обобщённом виде и тиражируется в сходных процессах речевой коммуникации. Воспроизводимость речевой формы и функционального смысла в однотипных условиях общения является необходимым условием существования коммуникем.

Ещё раз, коротко, представим иерархию понятий. По степени сложности коммуникемы делятся на: а) первичные - образуемые на базе определённого типа языковых единиц, или лингвемы; б) структурные первого порядка, представляющие собой сочетания лингвем, или речемы; в) структурные второго порядка, выходящие на композитивный, т.е. текстовой уровень, или текстемы. Текстемы строятся из лингвем и речем.

Данный подход носит сугубо структурный характер. При добавлении содержательного основания можно выделить разнообразные виды коммуникем, например, стилевые (научные, публицистические и др.) и межстилевые; прагматические (официальные и неофициальные, категоричные и некатегоричные); и др.

Терминологическая система "эмических" единиц речи и текста выявляет общую структурную конфигурацию речевой системы во взаимосвязи с уровневой системой языка. Понятия 'лингвема', 'речема' и 'текстема' важны для полноты и системности стилистического описания. Данная модель позволяет наметить последовательный план функционально-лингвистического исследования любого коммуникативного феномена. По этому плану (представление типичных коммуникем стиля от простых к сложным) ниже будут описаны функциональные стили русского литературного языка. Необходимо отметить, что стилистическое описание не предполагает анализа всех коммуникем, это и невозможно, и не нужно. Стиль описывается по специфическим и в то же время повторяющимся, типичным проявлениям. Как же их выделить на фоне инертной речевой массы?

Ни одна, даже самая крупная разновидность применяемого языка (функциональный стиль) не вбирает в себя всех языковых средств. При обосновании понятия 'функциональный стиль' М. II. Кожина отмечает, как важно учитывать отбор готовых единиц из языкового фонда, а также действие не существенного для языковой системы, но первостепенного в речи критерия частотности отобранных языковых единиц. Под частотностью понимается степень повторяемости (частота) каких-либо языковых средств, т.е. их количественная характеристика в рамках того или иного функционального стиля, или другого линейного речевого ряда. Степень значимости средства (группы средств) прямо пропорциональна его (её) частотности. Этим обусловлена необходимость обращения к статистическим методам при изучении речи и к использованию количественно-сопоставительных данных для обоснования специфики различных стилей. Именно на базе отбора и частотности единиц формируется целесообразное коммуникативное единство разных языковых средств, создаётся определённый стилистический облик речи и текста.

Повышение частотности употребления каких-либо коммуникем может рассматриваться в качестве индикатора функциональной специализации, объективного и доступного для внешнего наблюдения. Типовое повышение частотности в определённых условиях демонстрирует закреплённость воспроизводимого речевого средства за определённым типом коммуникативной ситуации и соответствующей конкретной целью говорящего. Типовое резкое понижение частотности или отсутствие коммуникемы также показательно в стилистическом отношении, поскольку оно формирует "отрицательные показатели стиля" (М. Н. Кожина). Коммуникема, взятая под углом зрения отбора и частотности, формирует стилему - ещё одну "эмическую единицу", уже не собственно структурную, а рече- и текстотипическую. Стилема указывает на предпочтения в отборе и повышение частотности речевой единицы, соответствующей цели говорящего и коммуникативной определённости речи (или понижение частотности, исключение не соответствующих цели единиц). Стилема - это и есть характерная примета речевого своеобразия.

  • [1] Обзоры см.: Кожина М. Н. Речеведение и функциональная стилистика: вопросы теории. Избранные труды . Пермь, 2002. С. 35—43; Салимовский В. А. Жанры речи в функционально-стилистическом освещении (научный академический текст). Пермь, 2002. С. 44—51.
  • [2] Кожина М. Н. Речеведение и функциональная стилистика: вопросы теории. Избранные труды. Пермь, 2002. С. 49.
  • [3] См. статью "Речь" в следующих словарях: Русский язык. Энциклопедия / гл. ред. Ф. П. Филин: Языкознание: Большой энциклопедический словарь; Стилистический энциклопедический словарь.
  • [4] Кожина М. Н., Дускаева Л. Р., Салимовский H.A. Стилистика русского языка. С. 92.
  • [5] Костомаров О. Г. Русский язык на газетной полосе. М., 1971. С. 61.
  • [6] Русский язык. Энциклопедия / гл. ред. Ф. П. Филин. С. 50 .
  • [7] Русский язык. Энциклопедия / гл. ред. Ф. П. Филин. С. 50.
  • [8] Матвеева Т. В. О единицах речевой системы // Речеведение: современное состояние и перспективы. Пермь, 2010. С. 78—84.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика