Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Документоведение arrow Стилистика современного русского языка

Лингвемы публицистического стиля

По сравнению с научным и официально-деловым стилями, публицистический стиль лексически более разнообразен. Кроме того, публицистически окрашенные подсистемы лексических единиц обладают проницаемостью и динамичностью.

Дифференцирующие лексические средства публицистического стиля делятся на несколько групп. В первую очередь назовём лингвемы, номинирующие жанры публицистических текстов (интервью, репортаж, заметка, очерк) и слова, обозначающие специализацию журналиста (интервьюер, аналитик, репортёр, колумнист, хроникёр, радиоведущий, телеведущий). Большинство подобных слов относятся к общеупотребительным, их связь с языком публицистики - тематическая.

Другая тематическая группа - это политическая лексика, например, группа слов с общим семантическим стержнем "принадлежащий, имеющий отношение к партии как политической организации": партийность, партийный, партноменклатура, партократия, партсписок, партстроительство и др. Отчётливо выделяется ряд слов, называющих члена определённой партии: единоросс, справедливоросс, коммунист, национал-большевик, либерал-демократ, яблочник. Частотны слова, обозначающие сторонников политического деятеля: ленинец, сталинист, ельцинист, путинец, жириновец и т.п.

Часть ресурсов публицистического стиля, объёмная и постоянно обновляющаяся, - это газетизмы. Так называются слова, несущие на себе отпечаток публичной речи и характеризующиеся той или иной оценочной семой. Даже за пределами публицистики они сохраняют свою связь с исконной сферой бытования. В числе газетизмов активны обозначения политических, политико-экономических, культурных реалий, приобретающие широкое хождение именно с помощью СМИ: дефолт, электорат, деноминация, олигарх, экзитпул. Многочисленна группа оценочных книжных единиц, характеризующихся эмоциональной возвышенностью, приподнятостью (лингвемы бессмертие, весомость, возмездие, губительный, злодеяние, кара, негодование, сподвижники, твердыня, шествие), либо, напротив, сниженностью (зомбировать, казнокрадство ультранационалист, псевдодемократ, маргинализация, русофобский). Используются и разговорно-сниженные газетизмы (совковый, совдеповский, пофигизм, раскрутка, отпарить, фанатский). В толковых словарях последних лет появилась двойная помета разг. публ. Например: развал разг. публ. 'утрата целостности, полное расстройство, разрушение, упадок[1]. Такое соединение окрасок - результат характерного на современном этапе развития русского языка процесса усиления разговорности в книжных сферах речевого общения.

Публицистическая окраска нередко свойственна словам в переносных значениях. Например, медицинский термин паралич в переносном значении - это "неспособность к деятельности, полное бездействие каких-либо государственных, политических, хозяйственных органов" - паралич экономики. Прилагательное жареный приобретает публицистическую окрашенность лишь в значении "связанный с использованием сенсационной информации" (жареная новость, жареные факты).

Разговорная лексика в публицистическом тексте требует особого комментария. Свободная непринуждённость высказывания составляет стилистическую магистраль современной публицистики, и в газетном тексте, журнальной публикации, радио- и телепрограмме постоянно звучат разговорные и, реже, просторечные слова и обороты, как неэкспрессивные, так и экспрессивные: Как всегда осенью, простуда косит горожан; Спихнём эту проблему на государство, а сами отсидимся в сторонке?; Этот человек в одночасье перестанет быть чужим; Заламывать цены стала большая тройка: Билайн, МТС, Мегафон; Спрос на резиновую обувку подскочил в несколько раз. Они участвуют в реализации основной установки современной публицистики - на сближение психологической дистанции между автором и адресатом. Разговорные лексические единицы не являются отдельными и обособленными включениями, они находятся в ближайшем соседстве с книжными, без конца перемежаются с ними:

Пешеходы тоже являются частью дорожно-транспортного процесса. Им тоже надо запретить болтать по сотовому на дороге. Тем более, что это в их же интересах. Если два заболтавшихся пилота выступают в одной весовой категории - железной, то пешеход-то перед машиной бесперспективен. И тут ведь забота не столько о пешеходах (сами болтают -сами калечатся), сколько о водилах. Ну, сбил пилот "Хонды" вчера эту бедолагу с сотовым, все понимают, что она на сто процентов виновата, но ведь сколько и водитель хлебнёт... (Телерепортаж; разговорные единицы выделены ч/ж курсивом, книжные - и/ж прямым шрифтом).

Разнообразие средств публицистического стиля обеспечивается развитой синонимией. Свойственная публицистическому стилю языковая свобода открывает возможности отбора не только нейтральных, но и экспрессивных синонимов, ср.: опубликовать, напечатать, издать, выпустить и тиснуть. Широко используется языковая синонимия слов и фразеологизмов. Например, газетизм разоблачить передает актуальный для журналистики смысл "предать гласности скрываемую, обычно негативную, информацию". Он является доминантой большого синонимического ряда: разоблачить, изобличить, уличить, обличить, сорвать маску, сорвать покров /завесу, приподнять /приоткрыть завесу, раскрыть игру, вывести на чистую воду, прижать / припереть к стене. Лексика публицистического стиля включает и антонимические пары: партийный - беспартийный, тоталитаризм - демократия; идеологизация - деидеологизация, единение - разобщённость, преемник - предшественник, общественный - антиобщественный.

Приведенные примеры демонстрируют системообразующую функцию словообразовательных аффиксов, в том числе заимствованных (активны приставки анти-, ультра-, а-, де-, квази-). Слова, имеющие публицистическую окраску, могут отличаться своеобразным морфемным рисунком. Качественно-оценочную семантику передает продуктивная в зоне политических наименований приставка анти-: антиглобалистский, антидемократический, антикоммунистический, антикремлёвский, антиленинский, антинародный, антиправительственный, антипрезидентский, антисоветский, антисталинский, антифашистский. Приставка за- вместе с суффиксом -ость позволяет выразить экспрессивно-интенсивное стилистическое значение, органически соединенное с отвлечённостью, абстрагированностью: заидеологизироваиность, заполитизированность, зарегламентированность.

Целостность публицистического стиля проявляется в существовании автономных словообразовательных гнёзд разного объёма. Формирование новых стилистически однородных гнёзд происходит под влиянием живых языковых процессов. Так, активный в постсоветский период развития русского языка процесс заимствования стимулировал развитие словообразовательного гнезда с вершиной пиар (Р/<)- Гнездо насчитывает более 100 наименований, в том числе: пиар-акция, пиаризация, пиарить, пиариться, пиар-кампания, пиар-менеджер, пиарный, пиаровец, пиарщик, пиар-эффект.

Отдельные словообразовательные модели используются для создания подсистем, нацеленных на выполнение типового для публицистического текста коммуникативного задания. Например, с помощью суффикса -щин- от основ собственных имён существительных образуются слова-ярлыки с негативно-оценочным стилистическим значением: сталинщина, хрущёвщина, брежневщина, андроповщина, горбачёвщина и др. Регулярность модели позволяет создавать аналогичные образования в соответствии с развитием текущей социально-политической ситуации (бепладовщина, лимоновщина).

Опознаваемость публицистической окраски поддерживается типовыми приставочными образованиями (межпартийный -внутрипартийный, межрегиональный - внутрирегиональный) и сложными словами с одинаковым начальным корнем (однополярный, одномандатный, однопартийный). Словосложение обеспечивает экономное выражение идеологически значимой информации. Подсистему образуют, например, сложные слова с первым корнем един- (единовластие, единомыслие, единогласно, единодушный), связанные идеологически востребованными смыслами централизации и объединённость.

Таким образом, словообразовательная системность публицистического стиля проявляется в наличии специализированных словообразовательных гнёзд, системном объединении единиц, имеющих общую словообразовательную структуру, в группировках лексических единиц на основе общего значения аффикса, в регулярном отборе моделей словообразования и возможности приспособления последних для выражения актуальных идеологических смыслов текущего момента.

Морфологическая картина публицистического стиля изоморфна лексической. С одной стороны, здесь используется большое количество подчёркнуто книжных лингвем. Это причастия и деепричастия, призменный родительный падеж существительного (платформа партии), отглагольные существительные (разбирательство, разгон демонстрантов, достижение результата), отымённые предлоги (в соответствии, по мере), аналитические формы сравнительной степени прилагательных (менее существенный факт, более сильные участники) и др. С другой стороны, в современной публицистике сильна противонаправленная тенденция, суть которой в том, что журналист старается разговорить своё сообщение, повышая в нём роль личных форм глагола, модальных частиц (же, ведь, даже, лишь), личных и притяжательных местоимений считаю, мы забыли, на мой взгляд, наша ошибка). В целом наблюдается уже отмеченная тенденция к совмещению разных стилевых пластов, стилевой синтез как норма стиля.

Специфическим явлением в области грамматики функционального стиля является семантическая актуализация и повышение частотности отдельных грамматических форм. В публицистической речи данные процессы прежде всего затрагивают глагол. Это, к примеру, "настоящее репортажа" - особый смысл глагольных форм настоящего времени, подающих действие так, что оно относится к сегодняшнему дню, соответствует реальному времени восприятия текста. Отмеченное значение формируется с помощью контекстных уточнителей сейчас, сегодня, в данное время, собственных имён, конкретной лексики: сегодня сборная России проводит важнейший поединок; в данное время он переживает некоторый "фазовый переход". В жанре репортажа (что подчёркивается в самом термине) форма настоящего времени особенно значима. Повторённая неоднократно, она создаёт эффект присутствия при событии и незаменима при воссоздании обстоятельств действия. Вот как, например, описывается эпизод военных учений:

В грохоте и дыму подкатываем к цели. Перед нами - специально выстроенный для учений в степи посёлок Пагиино. Четыре улицы, 44 дома, клуб, больница, детский сад, школа, магазин. Где-то топится печь, из трубы идёт дымок. За околицей стоят скелеты машин.

Въехав в Пашино, наша диверсионная группа мгновенно растворяется между домами. Наш экипаж выскакивает у крайнего здания и... тут же пропадает из виду. Бойцы, изображающие террористов, буквально сливаются с пожухлой травой и бурой землёй (С. Самоделова).

Противоположное значение неопределённости, обобщённости связано с глагольными формами 3-го лица ми. ч.: В Центробанке заявляют, что ежедневно тратят огромные суммы на поддержание курса рубля; эксперты утверждают, что скоро падение рубля прекратится. С их помощью обозначается не известный точно или не афишируемый автором источник информации, некое типичное действие; обобщённость субъекта или объекта действия подчёркивается множественным числом существительного: кредиты берут с разными целями; проценты начисляют только за фактическое использование денег; эти перемены радуют; нагрузки растут. Сходное предназначение - у страдательных конструкций с объектным значением: исследования ведутся, проект обсуждается, план действий намечен, сроки определены.

Морфологической чертой стиля является широкое применение местоимений мы, наш со значением совместности: "я, автор, вместе со своим адресатом" (совсем скоро автодилеры будут предлагать нам; нам хочется; мы используем, мы рассчитываем, наши возможности, наш национальный характер). За пределами собственно информационных жанров публицист имеет право на личностные проявления, что влечёт за собой применение местоимения я, а также обращение к прямой речи персонажей.

Синтаксические особенности публицистического стиля обнаруживаются прежде всего в предпочтении определённых типов предложений. По данным К. А. Роговой, стиль характеризуется повышенной частотностью простых предложений, которые склонны к образованию взаимосвязанных по смыслу контекстуальных групп. Простые предложения в таких группах - как бы обособившиеся части сложного. Данная тенденция со временем только укрепляется: Лично я делаю покупки в Интернете уже лет пять. И ни разу никто не покусился на мои финансы. Но меры предосторожности предпринимать всё .же необходимо. Ведь вы вводите на сайт, где делаете покупки, номер своей карты и дату окончания срока её действия. То есть эта информация кому-то становится доступна. И не исключено, что этот кто-то станет использовать её в своих целях. Сложные же предложения характеризуются не только пониженной частотностью, но и сравнительно небольшим объёмом, пониженной степенью осложнённость. Так реализуется тяготение публицистической речи к естественности, текстовой манере собеседования.

Одним из самых заметных синтаксических средств публицистики становится простая фраза - короткое высказывание с типовой нейтральной или нейтрально-разговорной синтаксической структурой без осложняющих компонентов (обычно простое двусоставное или неполное предложение) и соответствующим лексическим наполнением. В силу малой семантической глубины высказывания и синтаксической упрощённости постоянное применение этого средства создаёт эффект упрощения, обытовления, широкой доступности излагаемого содержания.

Диалогической природой публицистической речи обусловлено использование сравнительно большого количества вопросительных предложений. Популярный жанр современной публицистики - интервью - полностью строится как реализация вопросно-ответного диалога журналиста и его собеседника. Форма вопроса активна также в роли заголовка: Сможет ли Центробанк удержать рубль от падения?; А что за кулисами?; Кто поможет самым маленьким? Экспрессивность высказывания поддерживается восклицательными предложениями в той же роли. В каждом выпуске большинства газет несколько заголовков оформляется именно так: Держитесь, почтальоны!; На Урале кур доят!

В целом обзор лингвистических предпочтений публицистического стиля демонстрирует повсеместность стилевого сочетания книжных и разговорных лингвем. В гармонизированном двуединстве данных стилевых ориентиров состоит языковая специфика современной публицистики.

  • [1] Толковый словарь русского языка начала XXI века. Актуальная лексика / под ред. Г. Н. Скляревской. С. 829.
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы