Публицистический стиль в аспекте текстовых категорий

Публицистический стиль сосредоточен на информации, отобранной под углом зрения актуальности и новизны, причём эта информация последовательно осмысляется в плане воздействия на адресата и подаётся в оценочном освещении. Наличие и совмещение объективно-логической, социально-оценочной и экспрессивной составляющих распространяется па все текстовые категории.

Тема публицистического текста в своём развитии подчиняется правилу разнообразия. Даже в малых жанрах публицистики проявляется забота о разнообразии единиц тематической цепочки (43-летний мужчина, пешеход, мужчина). В объёмных жанрах состав тематической цепочки может насчитывать более десятка единиц, в числе которых представлены метафорические образования и разговорные номинации. Например, в познавательном материале о необычном явлении природы тематическая цепочка выглядит так: "огненная дама" (а) - шаровая молния (Б) - молния (в) - шаровые молнии (Г) - загадочная "небесная странница" (д) - шаровые молнии (2 р.) - шаровая молния (2 р.) - молнии-шары (е) - они (ж) - молнии (з) - "небесные странницы" (и) -шаровые молнии (3 р.) - огненный шар величиной с футбольный мяч (к) - он (л) - шар (м) - нулевая номинация (н) - шаровая молния - молнии - шаровая молния - шаровые молнии - одна из "небесных незнакомок" (о) - огненный шар (п) - шаровые молнии - они - шаровые молнии - она (р) - шаровые молнии... шаровая молния - "огненная дама" - она (А. Батыгин, И. Мосин). В схематическом виде эта тематическая цепочка выглядит следующим образом:

аБвГдГГББежзиГГГклмнБзБГопГжГррГ... Б Б а р.

В качестве основы номинации темы выступает базовый термин шаровая молния (Б) и его грамматический трансформ шаровые молнии (Г). В цепочке представлено пятнадцать разных номинаций, в том числе метафорические (небесная странница, небесная незнакомка, огненная дама) и метонимические (шар, огненный шар). Наблюдаются правильные чередования стандартных терминологических и выразительных единиц, полнозначных номинаций и их контекстных заместителей. Количество контактных повторений одной и той же единицы не превышает трёх, дополнительные номинации заметны, особенно когда проведены через тот или иной приём (например, номинация "огненная дама" кольцует текст, будучи расположена в заглавии и абсолютном конце текста), однако не заслоняют собой основных наименований.

Количество единиц в тематической цепочке сильно зависит от подстиля и жанра. В информационной публицистике состав номинаций много беднее, чем в художественно богатых жанрах репортажа, очерка, интервью. Однако общий принцип разнообразия и чередования разных номинационных типов действует повсеместно. Отличие публицистических тематических цепочек от научных и деловых относится прежде всего к набору и расположению составляющих цепочку номинаций. В публицистическом стиле образные номинации не только включены в состав цепочки, но нередко и выдвинуты на сильную позицию текста, например, в заголовок. В академическом научном и деловом стиле это невозможно.

При переходе на подтемы в публицистике типичен переход с родовой номинации на видовую, с целого па часть, причём более конкретное обозначение может базироваться на обобщённом, но может быть и лексически новым. Типичен смысловой переход от явления к человеку, персонифицирующему это явление. Например, в проблемном очерке "Эмигранты" базовые номинации русская эмиграция, эмигранты, время от времени пропускаются не только через конкретизацию (волна эмиграции, русская колония эмигрантов), но и через персонификацию: Немало лет прошло с тех пор, как первый русский корабль подошёл к обрывистому калифорнийскому берегу. На его борту разный служивый люд: офицеры и матросы, инженеры и медики, купцы и крестьяне; С одним из таких "невозвращенцев" случайно встретился в Айове; Л как же относятся русские американцы к нам?; В штате Массачусетс живёт три поколения семьи Зубенко. Детям повезло: взрослые дома стараются говорить с ними только по-русски.

Информационная публицистика, особенно малых жанров, тематически ограничена предметно-понятийной сферой; в публицистике с воздействующей доминантой допустима также Я-тема. Специфика стиля проявляется в том, что образ повествователя не характерен для многих жанров (хроникальной заметки, отчёта), а при его наличии в других характеризуется документальностью. Он не создаётся в отрыве от личности журналиста, а непосредственно отражает эту личность, поставленную в определённые реальные и социальные обстоятельства. Субъективное отношение к предмету речи может выражаться и в текстах, построенных на формах третьего лица: с помощью оценочных и эмоционально-экспрессивных средств мы определяем наличие "закадрового повествователя" (Л. М. Майданова), по Я-тема эффективнее. Она открывает возможность привнести в текст непосредственность восприятия, проявить личностный характер оценок, создать эффект присутствия, задать тональность изложения. Недаром телевизионные репортажи с места событий принято преподносить методом прямого включения, эта идея осуществляется и в письменном тексте.

В художественно-публицистическом тексте, построенном "от первого лица", авторское Я реализуется в нескольких разновидностях: повествователь может быть участником события, исследователем обсуждаемой проблемы, вспоминающей и размышляющей личностью, рассказчиком. При этом в любом случае реализуется "гражданское Я" личности, сверяемое с общественными представлениями времени.

Я-тема в тексте может быть сквозной и плотной, разреженной или точечной. Наиболее чётко она представлена в жанрах репортажа и очерка, несколько скромнее выглядит в жанре корреспонденции. От "авторского Я" может оформляться и повествование, и описание, и рассуждение. Основными средствами данного тематического поля являются грамматические формы первого лица, местоимения и личные формы глагола. При этом используется не только единственное, по и множественное число этих форм -прежде всего местоимение мы как форма сближения повествователя со своим героем, а иногда и с адресатом текста (веемы знаем, как это трудно; мы часто забываем). К этим средствам присоединяется оценочная лексика, средства выражения модальности (надо, важно, казалось бы, к сожалению) и средства привлечения внимания: проблемные вопросы, конкретно-предметные характеристики, средства диалогизации, попутные замечания, акцептирующие высказывания (что особенно интересно, обратите внимание, посмотрим), - всё, что представляет и конкретизирует позицию автора. Лексико-стилистическое поле Я-темы многообразно, за счёт чего формируется большое количество тональных решений данной темы, а с нею и общей психологической атмосферы текста. Тенденция личностной подачи материала в современной публицистике развивается и усиливается.

Композиция публицистического текста в значительной мере определяется условиями производства и восприятия текстов. Расчёт на быстрое восприятие усиливает роль заголовка и зачина речевого произведения.

Заголовки публицистических текстов, в соответствии с принципами стиля, делятся на информативные и экспрессивные. Даже в официальных жанрах публицистики идёт постоянный поиск новых выразительных форм, а типичные структуры, например, номинативное словосочетание, включают в себя стилистически маркированные лингвемы (Эскалатор для подземки - выделено разговорное слово; Последний бросок в Европу - о решающем футбольном матче, стандартная метафора; Космическое ощущение - интервью с прима-балериной, взятое во время её гастрольного спектакля в киноконцертном театре "Космос" - наложение метонимии на метафору). Информативность заголовка наиболее полно проявляется в очень популярной в настоящее время форме повествовательного предложения-высказывания, когда заголовок или заголовочный комплекс представляет собой законченное сообщение. При использовании данной структуры газета не борется за краткость заглавия, взамен предлагая читателю самодостаточный информативный предтекст: Кредит можно будет вернуть досрочно и без штрафов (заголовок). Новшество коснётся тех, кто берёт новые займы и тех, кто уже их выплачивает (подзаголовок); Россия не будет наращивать внешний долг (заголовок). В будущем году наши займы составят 30% ВВП. По сравнению с Грецией это совсем немного (подзаголовок); Из-за отказа гидросистемы "Боинг" не смог вылететь из Томска в Москву (заголовок). Пассажиры просидели в аэропорту больше четырёх часов (подзаголовок).

В большинстве случаев корреспонденции и репортажи, интервью и статьи озаглавливаются изобретательно, эффектно. Магистральных линий выразительности несколько. Во-первых, это разговорность. Распространены цитатный способ (особенно в жанре интервью), применение вопросительных предложений, побудительных конструкций с обращением и без него, имитация реплики разговорного диалога, использование разговорной лексики и др. Во-вторых, это линия прецедентность, в том числе игровое обыгрывание прецедентных текстов, в третьих - использование специальных средств выразительности (тропов и фигур речи).

Зачин как часть "тела текста" по своей вводящей роли сродни заголовку. Этот микротекст позволяет читателю понять общие содержательные контуры публицистического материала и определиться, нужны ли ему дальнейшие подробности начатой темы.

В зачине обычно формируется основная тональность целого текста, нередко намечается оценочная позиция. Наиболее типичен зачин описательного характера. Варианты описания многочисленны. Это и стилистически сдержанное информационное сообщение, и пейзажная зарисовка, и конкретизированное описание места событий, и художественное портретное описание. Доминирует всё же принцип документализма, диктующий использование собственных имён, цифровых данных, делового лексикона.

Характерно, что большинство газет выделяет зачин в относительно автономный субтекст с помощью внешних приёмов, важнейшим из которых является шрифтовой способ. С его помощью зачин может не только содержательно, но и графически делиться на составляющие его компоненты, см. ниже различное оформление общей и детализирующей части описания (воспроизводится шрифтовое оформления оригинала):

135 800 ЧЕЛОВЕК БУДУТ ПРИЗВАНЫ ЭТОЙ ОСЕНЬЮ НА ВОЕННУЮ СЛУЖБУ В ВООРУЖЁННЫЕ СИЛЫ РОССИИ. Это почти на 100 тысяч юношей меньше, чем весной, когда в войска было отправлено 218 тысяч 720 человек. Об этом сообщил журналистам замначальника Генштаба Василий Смирнов на традиционной встрече, посвященной началу осенней призывной кампании. Одновременно наболевший вопрос о службе в армии аспирантов и интернов обсуждался в Московской городской военной прокуратуре. На этих двух мероприятиях выяснилось, что, во-первых, теперь наша армия не дотягивает до миллиона, а во-вторых, аспиранты из-за нерасторопности чиновников Минобразования так и остались без права на отсрочку.

Прокуроры, военкомы и правозащитники, собравшиеся за "круглым столом" в МГВП, коснулись проблемы аспирантов (Л. Панченко, О. Божьева. Далее весь объёмный текст оформлен обычным светлым шрифтом).

Так формируется "текст в тексте", лаконичная обобщённая выжимка содержания, предваряющая полное речевое произведение и минимизирующая усилия заинтересованного читателя, выбирающего "свои" темы и проблемы.

Повествовательный зачин, динамичный по своей природе, в большей степени, чем описательный, привлекает внимание, работает как "зацепляющий крючок" (А. Ф. Кони). Впрочем, и в описаниях могут использоваться различные приёмы, обнажающие цель воздействия, это тропы, нагнетание оценочной семантики, имитация разговорности.

Своеобразным зачином текста может служить письмо читателя, способствующее имитации прямого диалога с адресатом.

Рефлексы разговорности пронизывают в этом случае весь текст. В нём естественна "простая фраза" и неприемлема синтаксическая перегруженность. Данную композиционную структуру широко эксплуатирует газета "Аргументы и факты":

Без скидки, но с надеждой?

Удалось ли Януковичу договориться о дешёвом газе с РФ?

А. Харченко, Белгород

Переговоры прошли в подмосковном "Завидове". Президент Украины В. Янукович заявил о <...>. В Москве обещают продолжить разговор. Среди вариантов - возврат к идее о передаче украинской транзитной трубы в собственность российско-украинско-европейскому консорциуму.

Концовка публицистического текста выделяется в качестве композиционного фрагмента только в объёмных жанрах. Как и в других стилях речи, она соотнесена с зачином, иногда дословно заимствуя его часть (см. ниже) и, как правило, воспроизводя тональность. Так произведению сообщается целостность и завершённость. Типично также проспективное заключение, в котором говорится об ожидаемом развитии ситуации или состояния.

Тенденция дискретности, разбиения объёмного текста на совокупность относительно кратких и относительно самостоятельных составляющих в настоящее время очень сильна. Объёмный текст, как правило, представляет собой совокупность относительно самостоятельных озаглавленных фрагментов, имеющих общий заголовочный комплекс, зачин и концовку. Это делается независимо от жанра публицистики, так строят отчёты и репортажи, интервью и очерки. От характера темы эта структура тоже не зависит, ср. представление политической (1) и лирической (2) темы:

  • (1) Воскрешение бен Ладена (заголовок). > Z "Арабская весна" превратилась из сказки в фильм ужасов (подзаголовок). > 2 Запад повторяет схему: "Нам по барабану, что исламисты у власти: лишь бы не покупали оружие у России и дали нам нефть качать". Но это уже не сработает (зачин, выделен в газете п/ж шрифтом) > 2 "Запад ничему не учится": 7. "Оттереть Россию подальше" (внутренние заголовки частей текста) > 2 Я не собираюсь жаловаться - мол, какие мы бедненькие и как нас все обижают. <...> Схема "Нам по барабану, что исламисты у власти: лишь бы не покупали оружие у России и дали нам нефть качать" долго не работает. Сколько должно пролиться крови, чтобы в этом окончательно убедились?. Зотов. Концовка, выделена в газете п/ж шрифтом).
  • (2) Дыхание любви (заголовок). > 2 Потеряв любимую, он создал фонд её имени и встретил новую любовь (подзаголовок). > Ъ Они были вместе в горе и радости. Потом она умерла. Л он остался... Здесь можно было бы поставить точку. Потому что в смерти нельзя быть вместе. Но можно продолжать в делах тех, кто тебя любил. Как это случилось с Наташей и Женей (зачин, выделен в газете п/ж шрифтом). > Ъ "Прости, что не спас"; 2 Первое письмо; 2 Наташина звезда (внутренние заголовки частей текста) > Z Летом 2011 г. Всемирная организация по лёгочной гипертензии приняла в свои ряды большую и беспомощную Россию... в лице маленького благотворительного фонда, созданного Женей Комаровым. - в продолжение своей большой любви (П. Иванушкина. Часть концовки подчёркнута в авторском тексте).

Характерен для публицистики приём внешнего выдвижения воздействующе сильного короткого текстового фрагмента, который размещается в тексте как небольшая врезка с много более крупным шрифтом и особыми линейными границами, иногда дополнительно применяется цветовое выделение. Такая "заплата" цепляет внимание читателя даже при беглом просмотре текста. Содержательно ставка здесь делается либо на логическую ёмкость высказывания (На 30% увеличился фонд зарплаты учителей; В следующей Думе должны остаться четыре фракции; Отопительный сезон сорван) либо, чаще, на эмоциогенность ситуации, экспрессивность высказывания (5 лет давали ей врачи. Но они ошиблись; Его назвали русским агентом 007; Влюблённой женщине всегда 18). Это не простой в употреблении приём: он оправдан только в том случае, если не идёт в разрез с объективным и субъективным содержанием текста, а нередко выхватывают эффектное, но абсолютно частное, случайное высказывание.

Так или иначе, современная газета тщательно работает над экспликацией композиции текста, чем значительно облегчает и ускоряет восприятие его содержания.

Хронотоп публицистического текста определяется соотношением реального времени и "двойного" пространства - реального и социального.

Публицист постоянно встраивает свой текст в историческую перспективу, разрабатывая темпоральную позицию "сейчас", "сегодня". Эта позиция абсолютно конкретна или несколько обобщена ("сейчас" как "в этом месяце", "этим летом", "в этом году"), но в любом случае она достаточно точно документируется, специально оговаривается в тексте. Объективно-реальное время представления текста адресату - важнейшая составляющая документальности публицистического текста. Датировка текста осуществляется в общем предтексте периодического издания, наряду с его названием, и распространяется сразу па все публикуемые тексты отдельного выпуска газеты или журнала. Фактические реалии времени, относящиеся к его предметно-понятийному оснащению (хорошо отслеживаются по использованию новых заимствований из общетехнической и научной сферы: смартфон, стволовые клетки, нанотехнология, пластическая хирургия), и характеристики восприятия времени (лихое / непонятное / странное / замечательное / динамичное время; время перемен / так называемой демократии / бюрократического капитализма / великой России; период кризиса / постепенного преодоления кризиса/реформаторства; переломный год) дополнительно создают образ времени, тоже документальный и достаточно противоречивый, поскольку он замешан на оценках, принадлежащих представителям разных возрастных, профессиональных, социальных слоев общества. Публицистический стиль обладает собственной поэтикой (Г. Я. Солганик), и образ времени складывается здесь на основе многообразия точных номинаций эпохи и многочисленных оценочных характеристик явлений и событий текущей реальности.

При использовании повествовательной (событийной) схемы текста сигналы времени наделяются композиционной функцией. Они наиболее значимы в жанре репортажа, отражающего развитие события, например: 7, До начала масштабных маневров ещё полтора часа (далее следует описание экспозиции учений) > Ъ Наши три колонны из 16 машин обнаружены с беспилотника (далее - описание бомбёжки колонны) > 2 В грохоте и дыму подкатываем к цели. Перед нами - специально выстроенный для учений в степи посёлок Пашино (описание посёлка) > Вьехав в Пашино, наша группа... > Начинается штурм... > А наша часовая война закончилась. Характерно, что в данной схеме играют роль не только прямые сигналы времени (в приведённом примере -слова начало и закончилась), но и категория последовательности: цепь эпизодов основного события выстраивается в темпоральный ряд, так что сигналы времени, за исключением крайних позиций, становятся избыточными.

Подобным же образом может строиться метасобытие очерка с собственным сюжетом "журналист изучает проблему". Этапы этого события (автор очерка начинает расследование некой проблемы > по ходу расследования он предпринимает ряд действий > возвращаясь к месту работы, он обдумывает итоги своих действий и формулирует собственную позицию) также выстраиваются в последовательность и выполняют композиционную роль, читатель же мысленно проходит вместе с автором путь к осмыслению проблемы.

Помимо общетекстовой связи, сигналы объективного времени выполняют функцию сегментации. Располагаясь в начале (факультативно - и в конце) текстового фрагмента, они маркируют его границы. На темпоральной привязке часто встраиваются в текст развёрнутые иллюстрации с явными субъективными приращениями смысла, вот, например, зачин очерка В. Пескова "Дупло":

В начале сентября я поехал навестить лес, который не видел лет десять. Стаи искать знакомые приметы возне дорожки, ведущей через ручей в дубовые заросли. Вот крапива на месте заброшенного двора лесника, вот большая сосна среди дубов. <...>

А десять лет назад я был напуган появлением крупного жильца... Это была куница. <...> Мокрая куница скрылась в ветвях соседнего дуба, а я забыл о лесном случае и теперь вот вспомнил.

Вводящие темпоральные сигналы в публицистике менее стандартизированы, чем в строгих стилях речи, подчас тяготеют к индивидуальности формы, например, при вводе фрагмента-воспоминания: Оглядываясь на события тех дней, я вспоминаю события двухлетней давности; Что там, в начале?; много раньше; в далёкой юности.

В жанрах интервью, статьи категория времени ослаблена и менее конкретизирована, хотя ни отдельных темпоральных сигналов, ни общедокументального "сейчас" это не отменяет. При использовании рассуждения содержание может полностью уводиться во вневременное состояние, т.е. в область концептуального времени.

Реальное пространство также важно в публицистическом тексте. С помощью географических названий, личных имён, этнонимов событие текста размещается в мировом пространстве, и тут же обнаруживается социальность созданного пространственного конструкта. Название страны является прежде всего названием государства, название столицы или имя президента -символом страны (Москва заявила..; Вашингтон считает.., Горбачёв сломал Берлинскую стену), применение этнонима (русские, украинцы) - указанием на гражданство. В рамках стиля сформированы особые публицистические номинации социально-пространственной семантики (Запад, Европа, арабский мир, страны ислама). Перед нами "пространство публицистической картины мира" (Г. Я. Солганик), т.е. политика, идеология, социология, среда обитания, власть, общественное мнение в неразрывном соединении с их конкретно-физическими реалиями.

На роль основных номинаций поля пространства в публицистике выдвигаются собственные имена, поскольку пространственная привязка отображаемого факта максимально конкретна. Наряду с ними значима конкретно-предметная лексика и средства пространственного дейксиса: отсылочные единицы там, тогда, по направлению, где и т.п. При тематической обусловленности насыщенность текста лексическими локализаторами бывает велика: Антициклоны ещё наверняка будут. И в Европейской части России и на Дальнем Востоке. У нас условия для блокировки создают Уральские горы. Аналогичные процессы происходят в Охотском море. Своеобразным "стандартом выразительности" служат многочисленные метонимические переносы социально-территориального характера: вся Сагра, нападение па Сагру, Сагра праздновала победу над бандитами (здесь Сагра - это жители деревни Сагра), обсуждали Сагру, писать про Сагру, урок Сагры (Сагра - актуальное событие, вооружённое столкновение местных жителей с бандитами в уральской деревне Carpa). Такие единицы перемежаются с исходным топонимом (на окраине Сагры, выехать в Сагру) и, при всей их разговорной естественности, несут в себе экспрессивное зерно. На хорошо проработанном конкретном фоне концептуально значимые участки публицистического текста выделяются своей "экстерриториальностью" - нелокализованностью абстрактно-логического утверждения: Система выстроена так: каждого милицейского начальника интересует мнение только вышестоящего руководителя, от которого он зависит. На простых людей, граждан они не сориентированы.

Мера самостоятельности и текстовая роль пространственных сигналов более всего зависят от функционально-смыслового типа речи. В повествовательных фрагментах текста или при повествовательной логической схеме текста локальные указатели сочетаются с темпоральными: в феврале в Египте; 1 августа в МВД России. Эта структура, будучи родом из разговорной речи (вчера на даче) характерна не только для публицистики. Стилевую специфику ей придаёт социальность лексико-семантического наполнения.

Описательные фрагменты текста или целые тексты могут опираться на показатели пространства как на композиционные вехи. Так, в корреспонденции "Под Хабаровском нашли самородок ценой в 12,5 миллиона рублей", встроенный фрагмент "Самые знаменитые драгоценные гиганты" делится на микротексты с пространственно-временными вводами: Австралия, район Молиагул, 1869 год; Австралия, 1872 год; Россия, Челябинская область, Царёво-Александровский прииск, 1842 год; США, штат Калифорния, 1954. В корреспонденции "Хлеба хватит!" весь раздел "Уборочная страда" размечен пространственными сигналами. После общего логического ввода с погодой повезло не всем идут "территориальные сводки" об урожае зерновых, каждая из которых начинается с указания места: Забайкальский край, на Алтае, в Тюмени, в Курской области.

Степень индивидуальности и развёрнутости объективно-пространственной характеристики текстового содержания зависит от целеустановки автора и специфики жанра. В объёмных жанрах художественной публицистики создаётся образ пространства, как в художественной литературе. Для этого используются не только одиночные пространственные лингвемы, но и развёрнутые описания. В информационных, особенно малых по объёму, жанрах пространственная привязка события осуществляется сдержанно и экономно. Именно здесь разработана стандартная логическая модель краткого хроникального сообщения "что - где - когда", часто сворачиваемая до формулы "что - где", при общей темпоральной позиции "сейчас". Последовательность компонентов, представляемых обычно уже в заголовке или в зачине публицистического текста, варьирует, хотя чаще всего сначала задаётся хронотоп события (или одна из его составляющих), а затем уже оно называется: на днях в центре Москвы открылась аптека нового типа; в 2011 году Большой театр снова открыл свои объятия для публики; в ближайшие годы безработица в России будет уменьшаться; в Китае можно разгадать тайны древней цивилизации.

В целом комплексная категория хронотопа в публицистике, в отличие от научного стиля, далеко не только служебна. Она важна как содержательно, так и композиционно. В целом же публицистика создаёт отчётливый социальный срез каждого периода развития своей страны и своего народа.

Тональность - психологическое содержание речевого произведения - важная категория публицистического текста. Многообразие тональных решений в публицистике несомненно, и всё же можно говорить о тональных универсалиях стиля. Прежде всего, это тон непринуждённости и дружелюбия, тон собеседования. Современная публицистика устанавливает достаточно близкую, доверительную дистанцию общения между автором и адресатом, строит речевое взаимодействие как общение равных по социальному статусу собеседников, она стремится не вещать, а разговаривать, беседовать. Бесчисленное количество разговорных средств, которые органично вплетены в состав публицистических текстов и задают интонацию последних, подтверждает это. Данная тональность входит в число базовых.

Вторая составляющая тональности связана с мировоззрением автора и авторского коллектива. В средствах массовой информации действует этический кодекс, согласно которому публицистика должна распространять в обществе социальный оптимизм. В числе человеческих ценностей оптимизму принадлежит фундаментальная роль, определяющая качество жизни и само желание жить. Составляющие этого феномена: общее положительное эмоционально-оценочное восприятие мира и преобладание позитива над негативом; активно-деятельная жизненная позиция; устремлённость в будущее. Содержательное и речетекстовое обеспечение (или игнорирование) этих установок создаёт общий психологический облик отдельного текста и целого периодического издания (сверхтекста).

Возьмём, к примеру, один выпуск газеты "Известия" 2000 г. Визуальный ряд объединён в нём идеей "изображения энергии": используются портреты с активным жестом, сюжетные фотографии. Улыбчивость персонажей не преобладает. Основные субъекты представления - страна и человек. 27 раз использовано слово Россия, причём ни разу понятие не обытовляется и не обыгрывается, кроме того использовано 15 замещающих "социолингвем" (страна, родина, государство, власть, Кремль, Москва и др.). Среди событий немало отрицательных, в том числе вынесенных в основной заголовок полосы (Гроб без музыки; Не верю; Тени забитых предков), но негатив уравновешивается с помощью материалов позитивного содержания. Эмоционально-оценочная лексика используется сдержанно. Контекстными средствами последовательно создаётся положительный оценочный ореол слов Россия, родина и эмоциональная аура при подаче трудных жизненных обстоятельств. Тексты энергичны: доминируют активные синтаксические конструкции (Дума обсудила гарантии бывшим президентам; Украина всё-таки будет покупать газ у России), используется лексика с семами воли и параметрическими характеристиками (не позволит, требует, суров, возмущены, роскошь), подчёркивается результативность события, поступка (в частности, с помощью форм совершенного вида глагола). Полно и содержательно представлена категория будущего (скоро станет, завтрашний день, Я хочу, чтобы люди задумались). В целом создаётся образ активного реалиста, не склонного ретушировать действительность, но и не опускающего руки; гражданина, думающего о будущем своей страны. В составе этого образа практически нет игровой составляющей. Созданный психологический образ является устойчивой характеристикой издания. "Известия" конца XX в. не похожи ни на "Комсомольскую правду" того же периода с её гедонистической настроенностью и подчёркнутой молодёжностью, ни на "Литературную газету" с тональностью несколько пессимистического взгляда со стороны.

Тональность конкретного текста задаётся фактором жанра, а также конкретной целеустановкой автора, актуальной темой, способом её разработки, авторской индивидуальностью публициста. Информативные жанры связаны с объективной тональностью. Однако подчёркнутое внимание к объективной стороне событий создаёт психологическую картину деловитости, а это тоже тональность. Аналитические жанры связаны со сдержанным проявлением психологических красок. Наиболее полно категория тональности реализуется в очерке, репортаже, интервью. Мощность категории тональности более всего зависит от жанрово определённого права автора на его "личное присутствие" в тексте. И. Р. Гальперин писал: "Коэффициент модальности... тем выше, чем отчётливее проявляется личность автора в его произведениях"[1].

Лингвистическое обеспечение тональности осуществляется двумя основными способами. Первый из них - собственно полевый: текст насыщается большим количеством точечных включений и коротких выражений единой стилистической окрашенности, отражающей авторскую позицию; совокупность этих средств образует функционально-текстовое поле, качественное определённое и свидетельствующее о значимости заданной тональности.

Репертуар применяемых средств общего публицистического поля тональности велик и разнообразен, хотя журналисты далеко не всегда прибегают к прямым средствам передачи экспрессивности. Предпочитается воздействие через сам факт, а не выражение эмоций по поводу факта. Сюжетно-фактическое обеспечение тональности - в числе самых распространённых форм. Это особенно заметно в журналистике драматических событий: факт стихийного бедствия, трагической ошибки, преступления подаётся скупо и сдержанно, он говорит сам за себя. Распространена также фиксация эмоциональных состояний и эмоциональной окраски ситуаций. Не выразить, а назвать чувство - за счёт этого тональность текста приобретает черты глубины и сдержанности, полностью дистанцированной от чрезмерности, надрывности, экзальтации. Такой тип тональности характерен, к примеру, для творческой манеры В. Пескова. Например, в очерке "Жестокость" заглавная номинация используется автором 12 раз, а к ней присоединяются обозначения чувств и состояний, являющихся следствием человеческой жестокости (негодование, стыд, раскаяние, страдание, мучения, болезненное). Так создаётся тональность тревоги и боли за всё живое, сострадания. Характерно, что эмоционально-оценочная доминанта текста может задаваться уже в его заголовке: Счастливый однолюб; Обвинения, высказанные в запальчивости; Крах одной фальшивки.

В создании тональности важны лексические единицы с эмоциональным и оценочным потенциалом. Рассыпанные в тексте, они ощутимо поддерживают друг друга своим оценочным единством. Сравним, например, по этой линии предновогодний репортаж (1) и проблемную статью-расследование (2): виртуоз, лёгкость, изящество, праздничный, чудеса, гордиться, молоды, интересный, герой, спасибо, улыбаться, сюрприз, позаботились (1); ущерб, потрясать, конфликт, нервозность, антагонизм, нарушение (2).

Второй способ выражения тональности - это авторизация. Он связан с тем, что публицистический текст может включать в себя изложение метасобытия - той деятельности, которую осуществляет публицист, изучающий данное конкретное явление действительности. Поскольку в публицистике образ автора совпадает с авторским я журналиста, постольку его реализация придаёт индивидуально-личностную окраску всему, о чём идёт речь в тексте. Образ автора становится психологическим камертоном целого текста. Современная публицистика ещё больше расширила "авторское право" журналиста на прямое личное присутствие, на выражение психологически окрашенного мнения, что очень важно в плане восприятия.

Включённый образ автора может создаваться точечными высказываниями (меня тревожит; я не могу отделаться от мысли; задаю очень существенный для меня лично вопрос), микротекстами (например, многие публицистические выступления В. Шукшина имеют зачин индивидуально-авторского характера, основанный на конкретно-биографическом факте), в крупных жанрах - сюжетным способом, композиционно организующим текстовое изложение.

Итак, поле тональности в публицистике обладает чёткой выраженностью. В зависимости от требований жанра, особенностей темы, творческой индивидуальности автора меняется степень активности той или иной группы средств поля тональности. В информационной публицистике центр тяжести смещён в событийно-фактическую область; в информационно-воздействующих жанрах - в область индивидуально-речевую. Языковое обеспечение тональности идёт на базе обозначений оценок, эмоций и воли, лексики с соответствующими коннотациями, экспрессивных средств языка и речи, дающих непосредственный выход чувствам.

Категориально-текстовая картина публицистического стиля в целом характеризуется содержательной и прагматической равноценностью всех текстовых категорий. Полнота языкового и речевого обеспечения каждой из них также является свойством стиля. Заметна также текстотипологическая динамичность. В этом отношении публицистический стиль - антипод консервативного официально-делового.

  • [1] Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.. 1981. С. 118.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >