КОМПОНЕНТЫ РЕЛИГИИ И ЯВЛЕНИЯ, СИСТЕМНО СВЯЗАННЫЕ С НЕЙ

Религия и мистика

Слово "мистика" (от греч. mysticus – закрытый) часто понимается и используется в различных значениях. В отношении религии можно встретить как некорректное отождествление религии с мистикой, так и полное разведение этих явлений, как имеющих разную природу. Часто мистикой именуют то, что, скорее, надо называть магией, оккультизмом и эзотерикой (см. параграфы 1.4, 2.7).

Ввиду такого разнообразия охарактеризуем основные варианты его понимания и использования. Мы оставляем за пределами рассмотрения бытовое употребление (им нередко именуют фантастику, триллеры, просто непонятные явления).

Мистика как переживание некой реальности, находящейся за пределом познаваемом мира и разума, но при этом осмысленной. В этом отношении она не обязательно может быть связана с религией, во всяком случае традиционной, помещающейся в рамках определенного вероучения. О подобных мистических переживаниях говорили и ученые, специализировавшиеся в области естественных и точных наук, по отношению к вселенной, космосу, природе, например, большим пространствам земли, океана, звездному небу (такие высказывания можно встретить у А. Эйнштейна (1879–1955)). Также мистические ощущения могут быть связаны с погружением в глубины собственной личности, обнаружением в ней неких областей, не схватываемых и не описываемых наукой. При этом речь не идет о явлениях, просто еще не изученных и имеющих в действительности вполне традиционное рациональное объяснение, для поисков которого нужно только время. Попытки выразить такие мистические переживания нередко предпринимаются средствами искусства, в первую очередь живописи, графики и поэзии.

Близко к указанному пониманию лежит и обозначение словом "мистика" разного рода интуитивных прозрений. В этом случае нужно уточнить, что последние могут являться одним из видов познания, который успешно изучают философы, психологи и когнитологи. Ничего сверхъестественного они не содержат, хотя внешне могут выглядеть необычно. Существует и интуиция в науке, имеющая свои вполне определенные механизмы (в первую очередь интуиция – неявное, снятое знание, для наличия которого необходим уже имеющийся значительный запас знаний в некоторой области). Часть же иных "прозрений", особенно явно религиозного содержания, должна быть отнесена к иным вариантам понимания мистики.

Мистика как ощущение некоей тайны. Тайна, в отличие от загадки или задачи, не всегда предполагает полное разрешение, во всяком случае рациональными методами, а само переживание тайны уже становится плодотворным, в то время как разрешенная задача снимает неуверенность и дискомфорт, возвращая человеку обычное состояние.

Мистика как иррациональное или просто неразумное, алогичное. Это смешение понятий, тем более что и иррациональное (превышающее возможности разума), и алогичное (однозначно противоречащее разуму) может встречаться в сферах жизни, далеких от религии или связанных с нею очень опосредованно. Стремление объявить все недостаточно понятное мистикой (как это делалось по отношению ко многим новым научным теориям, включая теорию относительности и кибернетику) и креном в религию является недоразумением и результатом попыток сделать рациональное мышление (зачастую понятое упрощенно) единственным "полноценным" мышлением в большинстве отраслей жизни.

Мистика как аллегория. В этом случае мистическими называют тексты (словесные, изобразительные), передающие те или иные религиозные реалии в виде условных образов, как это сделали писатель М. Метерлинк (1862–1949) в пьесе "Синяя птица" или религиозный писатель Д. Буньян (1628–1688) в книге "Паломник", где земной путь верующего облечен в ряд условных образов и событий. В таком употреблении слово "мистика" вряд ли уместно.

Мистика как переживание непонятного, пугающего, провоцирующего. Здесь может иметься в виду и страх по преимуществу бытовой, обыденный, и связанный с явлениями, для которых хочется подобрать объяснение религиозного характера или напрямую происходящих в религиозной сфере. В таком случае категория мистического сближается категорий чуда (см. параграф 2.4).

Мистика как религия. В данном случае имеется некорректное смешение понятий и использование слов как синонимов, поскольку мистика является, скорее, частью религии и не может быть с нею отождествлена. К тому же, как говорилось выше, могут быть случаи и нерелигиозной мистики.

Некоторые авторы понимают мистику как антипод религии и используют эти слова как антонимы. В таком случае под религией понимается результат откровения божества, а под мистикой – порывы духа самого человека, божеством не питаемые и ведущие к самообману. Однако чаще в этом смысле говорят не о мистике вообще, а о неподлинной мистике, о которой будет сказано ниже.

Мистика как нерациональная форма богопознания. Иногда в этом качестве она противопоставляется богословию (см. параграф 2.6) и систематизированному вероучению. Также мистика может рассматриваться как особая часть религиозной жизни и религиозного опыта (см. параграф 2.4).

Мистика как "гуруизм". Под последним понимается поведение "гуру" – активной личности, обладающей влиянием на людей, пропагандирующей и насаждающей собственные религиозные взгляды, часто новые и необычные. Последний приписывает себе сверхъестественный авторитет, особую миссию и часто ссылается на прямые повеления высших сил. В таком понимании мистика, скорее, является эзотерикой (см. параграф 2.7).

Мистика как особая форма богообщения. Религия признает возможность особых форм богообщения, которые доступны не всем и не являются для всех обязательными. Именно такие формы получают наименование мистики.

Если речь идет о религии, признающей откровение, то мистический опыт трактуется как своеобразная форма этого откровения. Обычно при этом стремятся четко отделить подлинные мистически переживания, проистекающие из откровения, от неподлинных, ложных, являющихся или действием злых сил, или самообманом самого человека, происходящим от переоценки собственных сил и значения, а также и от психических расстройств.

Формы таких мистических переживаний могут быть различными, очень часто они описываются как "видения". Некоторые религиозные тексты оставили рассказы о мистических явлениях, наблюдаемых и другими людьми со стороны. Видения можно найти уже в священных текстах (например, в Библии). Описание такого мистического опыта является проблемой, поскольку в некоторых случаях он даже внутренне не облечен в ясные образы, а часто при попытке облечь эти образы в слова или, например, рисунки, они искажаются, становятся неубедительными, теряют свою первоначальную смысловую полноту. Отсюда установка некоторых религий на принципиальную непере- даваемость мистического опыта, который остается чистой областью индивидуального созерцания и переживания без каких-то попыток донести его до других.

Однако чаще носитель мистического опыта – мистик – стремится поделиться им с другими. Это может делаться с целью назидания, предупреждения (особенно, если "сообщение" относилось и к другим) или необходимости получить компетентный совет, был ли мистический опыт подлинным или являлся самообманом. Поэтому описания мистиков обычно оказываются странными, тяжеловесными, даже противоречивыми, используют необычные выражения и нестандартные образы, одним словом, требуют особого языка, так как возможности обычного языка оказываются недостаточными. Нередко в этих случаях используются аналогии, когда содержание мистического опыта описывается как "подобное чему-либо", "напоминающее что-либо".

Обычный язык для описания мистического опыта оказывается недостаточным. Поведение мистика подчас демонстрирует необычные формы, вплоть до экстравагантных и нелепых (в христианстве мистиками считаются некоторые юродивые, как бы подавившие в себе обыденный разум для обретения более высокого, непосредственно связанного с богом). Соответственно мистические явления вызывают очень разнообразную реакцию окружающих. Это может быть и экзальтированный интерес, питаемый жаждой необычного и скукой, и недоверие, и раздражение, и насмешка, и сомнение в психической нормальности человека, и наконец, сомнения в подлинности мистического опыта в данном случае, о чем уже говорилось выше. В связи с этим мистическая религиозная жизнь берется часто под особый контроль вплоть до выявления ее подлинности и доброкачественности.

Часто вынесение окончательного суждения о подлинности мистических явлений откладывается до той поры, пока нс появятся достаточные подтверждения или опровергающие данные. Нередко (как, например, в ортодоксальном христианстве) верующему запрещается специально искать мистический опыт и упорно к нему стремиться, "домогаться" его, специально достигая состояния экстаза или затемнения сознания, или пытаться достичь повторения уже испытанного. Признается, что для верующего достаточно обычных оговоренных и предписанных путей общения с богом. Обычно заявления о получении мистического опыта без овладения обычными путями общения с богом расцениваются как явный симптом неподлинности этого опыта, угрожающего в таком случае спасению души и уходом от бога вместо приближения к нему.

Только явные, важные факты мистического опыта, появившиеся на фоне общей праведной жизни, получают одобрение религиозной власти и даже разрешение на распространение в виде рассказов и публикаций. Часть из них признается на правах исключительно частного мистического откровения. В некоторых случаях, особенно однократных, окончательное решение так и не выносится.

Одним из критериев оценки мистического опыта является его отношение к уже имеющемуся вероучению. Он не должен содержать вещей, ему противоречащих и требующих принципиальных изменений и поправок. В противном случае мистик превращается в "гуру" с претензиями на основание собственной религии. "Искаженный", неподлинный мистический опыт легко создает "лжемистические эпидемии", когда вокруг человека появляются поклонники и последователи (отмечено, что легче на этот путь становятся женщины с присущими им особенностями психики), а аналогичные явления и переживания начинают повторяться. При этом информация о них активно и намеренно распространяется. В ряде случаев такие события влекли жесткое вмешательство религиозной власти, особенно когда становились массовыми, охватывая целые регионы.

Черты мистического опыта, "стиль" мистики может серьезно различаться в разных религиях и даже в разных исповеданиях одной религии иметь своеобразные черты. Так, для иудаизма характерна мистика, связанная со священным текстом Торы, Священного Писания. Для католицизма частым вариантом мистики является опыт созерцания Святых Даров и молитвы перед ними, что для православия не очень характерно, зато там распространена практика постоянного чтения "Иисусовой молитвы". Специфичны исламская и буддийская мистика.

Есть и формы мистики относительно общие для большого числа религий, к ним относится озарение. Но и оно имеет разную специфику в зависимости от религиозных и даже конфессиональных особенностей.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >