Вероучение

Организация иудаизма претерпела определенную эволюцию.

В ее основе лежит идея общины как совокупности избранных верующих. Глава и наставник последней, раввин, первоначально являлся наиболее образованным и мудрым, способным направлять духовную жизнь людей. В его обязанности входит руководство религиозной жизнью, в том числе решение многочисленных ритуальных и правовых вопросов. Проведение богослужения не является для него непременной обязанностью, это может сделать и кантор (синагогальный певец, ведущий службу). Позднее происходит усиление роли раввината и четкое оформление раввинского сословия, возникают специальные ритуалы поставления раввина. Однако в вопросе выдвижения его кандидатуры велики права общины.

При внешнем сходстве функции и роль раввина нельзя уподоблять роли христианского священника.

Иудаизм строго монотеистичен. Бог есть творец, сохраняющий вселенную и заботящийся о ней. Он сотворил мир из ничего (иные точки зрения встречаются лишь у каббалистов). Несмотря на грех первых людей, проявивших гордыню и непослушание, и греховную склонность их потомков, Он из милости заключает завет с людьми в лице избранного народа, от которого требуется соблюдать закон, источник которого – поклонение одному Богу и исключение любого идолопоклонства. Его величие распространяется и на отношение к имени Бога, которое вслух не произносится, дабы не оскорбить Его небрежным словом. Вместо него употребляют имена-заместители. На письме же используется специальное сокращение (тетраграмматон).

Важнейший элемент иудаизма – это вера в Машиаха (традиционное русское произношение – Мессия). Дословно слово переводится как "помазанник", т.е. имеющий власть (обряд помазания маслом – древнейший ритуал передачи власти, отсюда и происходит данная метафора). Он рассматривался как божественный посланник, долженствующий установить на земле царство Бога и вернуть жизни утраченное совершенство и святость. Позднее с его приходом стали связывать освобождение израильского народа, в том числе и политическое. После вхождения еврейского государства в Римскую империю с приходом Машиаха связывалось освобождение от язычников-римлян.

Вопрос об его образе и статусе решался (и решается до сих пор) различно. Его представляют и как существо божественной природы, и как простого посланника.

Известно много лжемессий, увлекавших на некоторое время сторонников.

В XVI–XVII вв. это явление становится особенно частым, что, видимо, было реакцией на осознание иудеями изменения собственного положения в меняющемся мире и новым всплеском интереса к каббализму. Известным лжемессией был Саббатай Цви, выходец из сефардских евреев, энергичный и хорошо образованный харизматический лидер, часто удивлявший окружающих смелым и необычным поведением (вроде "бракосочетания с Торой" с исполнением любовных песен перед Ковчегом в синагоге). В Стамбуле Цви пытался обратить в иудаизм высших лиц Османской империи, но в ответ на это от него потребовали перейти в ислам, что Цви и сделал. Этот поступок вызвал раскол среди его сторонников и получил самые разнообразные толкования, включая и то, что этот шаг был особым моментом неисповедимой судьбы лже- мессии. Часть его последователей образовали тайную мистическую секту, просуществовавшую до XIX в.

В XVIII в. лжемессианство перекинулось на Польшу. Мессией и преемником Цви провозгласил себя Якоб Франк. Характерными элементами его учения являлись критика Талмуда и талмудической учености, свобода выражения эмоций и страстей человека (поскольку они происходят от Бога, их нельзя скрывать), активное использование идей каббалистики. Особенностью (в отличие от Цви) – отсутствие обещаний построения Царства Божьего на земле. В центре учения находилась книга Зогар.

Движение Франка в культурном отношении можно охарактеризовать как движение интеллектуально-элитарное, направленное на сближение с христианством. Многие из сторонников Франка позднее приняли крещение и получили дворянство.

Еще одним важным положением иудаизма является вера в то, что помимо мира и человека как особой его части Бог сотворил и ангельский мир. Ангелы – слуги Бога, падшие ангелы составили мир демонов, которые вредят и людям, и природе, но не могут быть равными Богу. Некоторые современные модернистски настроенные авторы склонны понимать ангелов только как поэтизированные образы.

Подробные представления о демонах более характерны для народной религиозности, которой их образы понятнее и доступнее, где сказывалось и влияние местного языческого политеистического фольклора, в котором демонология занимает фактически центральное место, а также для каббалы, признающей демонов второй, темной стороной мироздания, конкурирующей со светлой (здесь присутствуют аналогии учениям гностиков). Порою демонам приписывали чуть ли не телесность, которой они, в силу ангельской природы, не могут обладать в принципе.

Особой категорией иудейского мировоззрения является Шхина (Шехина), понимаемая как присутствие в сотворенном мире особой Божественной славы. До разрушения Храма она связывалась именно с ним, после – с Торой, ее изучением, синагогальной службой и совокупностью еврейского народа. В то же время некоторые понимают ее как сотворенную реальность, которая сама была посредницей при творении мира. Познавая Шхину, верующий познает Бога, который сам по себе принципиально непознаваем. Такая трактовка близка к каббалистической, где она истолкована как одна из сфирот.

Важнейшая для иудаизма категория праведности связана с исполнением многочисленных мицвот (заповедей), вырастающих из Торы и систематизированных Талмудом. Их насчитывается 613, они распространяются на все сферы жизни.

М. Маймонид полагал, что все люди могут войти в рай, если будут исполнять минимальное количество заповедей (семь законов).

Грех есть нарушение заповедей и оскорбление Бога, поскольку они есть изъявление Его воли. Он подразумевает наказание и обязанность возместить ущерб, нанесенный кому-либо из людей. Вместе с тем большая роль отводится покаянию и прощению, проистекающему из милосердия Бога. Большое значение придается идее коллективной ответственности народа, когда за грехи одного или немногих наказанию могут подвергнуться все. Однако и небольшое число праведников может быть источником снисхождения к массе грешников (отсюда хасидское предание о небольшом числе тайных праведников, благодаря которым мир продолжает существовать). Идея коллективной ответственности ярко выражена уже в Библии.

Хотя требования к соблюдению заповедей весьма строги, их сохранение не является простым следованием предписанному, оно подразумевает послушание из любви к Богу, которая и оказывается высшей целью религиозной жизни. Можно встретить и такое толкование: большое количество заповедей вкупе со строгими требованиями к их исполнению надежно ограждают ядро религии, которое иначе оказалось бы беззащитным. Это лишний раз подтверждает то, что иудаизм нельзя понимать как религию механического исполнения самодовлеющих предписаний. Акцент на воздаянии, наступающем непосредственно после индивидуальной смерти, акцентируется в талмудический период. В настоящее время представления об индивидуальном воздаянии и воздаянии всеобщем в конце мира соединились в единую эсхатологическую концепцию, но можно наблюдать ее вариации, в основном в зависимости от той или иной ветви иудаизма.

Иудаизм признает бессмертие души и реальность ее загробной участи, но представления о загробном мире развивались постепенно.

В течение определенного времени полагалось, что души ведут существование в Шеоле (загробном мире), а момент четкого разделения на праведников и грешников не был столь важен. Воздаяние переносилось на конец времен, конец истории. Это следствие общинного сознания, присущего иудаизму, когда даже вечное блаженство мыслится не индивидуально, а как участь всего народа, точнее, всех его праведных чад.

Некоторыми бессмертие душ отрицалось. Такое отношение к жизни и смерти отразилось в библейской книге Экклесиаст.

Смерть понимается как разъединение души и тела, причем жизнь рассматривается как дар Бога и требует соответствующего отношения к себе. Поэтому иудаизм, как и христианство, запрещает убийство, самоубийство, негативно относится к абортам и эвтаназии (умерщвлению тяжелобольных).

Талмуд требует скорейшего погребения умершего, так как промедление увеличивает мучения души. Тело должно вернуться "в прах", поэтому его часто ингумируют просто в саване или в гробе с вырезанным дном. Традиционно не принято богато украшать памятники и приносить туда цветы (знак благочестивого внимания – принесение на могилу камней). Ориентация тела в пространстве зависит от местных традиций. Поминальные ритуалы включают прежде всего криа (разрывание одежды в знак скорби), шива (семидневный траур) и чтение поминальной молитвы Каддиш. В Йорцайт (годовщину смерти) зажигается особая поминальная свеча. Иудаизм активно практикует молитвы за умерших, ибо они все равно не перестают быть членами народа, а значит, не отделяются от него полностью.

Эсхатология в иудаизме построена на ожидании прихода Машиаха, что и ознаменует фактический конец истории. В средневековом иудаизме развились представления об аде и рае как формах загробной вечной жизни. Иногда при этом делался акцент на реальности рая и ада как определенных мест, иногда же (например, у М. Маймонида) на состоянии – либо радости в лицезрении Бога, либо скорби отторгнутости от Него.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >