Модернизм и консервативные направления в протестантизме

Модернизм в протестантизме стал продолжением идей "либерального богословия" и Тюбингенской школы.

Уже в первой трети XX в. возникает богословская попытка ответить на вызов секуляризации путем своеобразного творческого возврата к богословской мысли Реформации. Это направление получило название диалектической теологии (более поздее его ответвление, представленное в США обычно именуется неоортодоксией (новой ортодоксией); его ранние взгляды восходят к некоторым идеям С. Кьеркегора и противопоставлены либеральной теологии.

Основные принципы диалектической теологии были сформулированы швейцарцем К. Бартом. Он призывал вернуться к признанию абсолютной потусторонности Бога, идеи греха и беспомощности человека, делающих необходимым надеяться только на милость и благодать Бога. Ничто в этом мире не может дать человеку устойчивого бытия (это приводило даже к преуменьшению роли церкви), а попытки найти такую устойчивость, в том числе в бытовом и социальном благополучии, являются грехом. Барт подчеркивал безусловную боговдохновенность Библии.

Помимо Барта направление представлено Э. Бруннером, Э. Турнейзеном, Г. Мерцем, Р. Бультманом (1884–1976), П. Тиллихом, Р. Нибуром, X. Р. Нибуром. Несомненна их близость к философии экзистенциализма. Однако в послевоенный период влияние Барта с его консерватизмом падает, а у многих его последователей (П. Тиллих, еще ранее – Р. Бультман) появляются идеи скорее либерального толка. Поэтому в итоге диалектическая теология, провозгласившая курс на своеобразный протестантский консерватизм, не смогла повлиять на распространение модернизма.

Основными вариантами модернизма XX в. являются:

  • секулярное христианство (Д. Бонхеффер, Дж. Робинсон (1919–1983)), согласно которому человечество стало "совершеннолетним", прежние представления о боге неактуальны и непонятны, а отношения с ним радикально меняются, так, любовь к Богу должна проявляться через любовь к человеку;
  • атеистическое христианство (X. Кокс (р. 1929), Г. Ваханян), доведшее до предела идеи секулярного богословия и заговорившее о "смерти бога" уже в прямом значении;
  • концепция демифологизации (Р. Бультмап) как часть секулярного христианства, согласно которой миф, как библейский, так и средневековый есть лишь историческая форма религиозного мироощущения, от которой в условиях современной культуры следует отказаться, перейдя на понятийный язык философии экзистенциализма, более понятно описывающий специфику человеческого бытия[1]. Бультман активно внедрял в понимание Библии философские идеи М. Хайдеггера.

Сблизившийся с модернизмом П. Тиллих предлагал отказаться от представлений о Боге как потусторонней личности и понимать его как некую "глубину бытия", постигаемую интуитивно, с помощью не молитвы, а медитации. Частыми словами в этой теологии стали слова "бог умер", т.е. перестал существовать для современного человека как нечто актуальное. Модернисты настаивают на дальнейших изменениях ритуалов, внесения в них светских элементов, например, рок и поп-музыки, посвящении в пасторы женщин, узаконении однополых браков и т.п.

Своеобразными проявлениями модернизма являются стремления технизировать и технологизировать религию. Первая тенденция сказывается в явлении электронной церкви, когда в ритуале начинают использоваться технические средства, технические эффекты, например, звуковые и световые. Воспроизведение звуков и образов (механический колокольный звон или даже замена свечи на зажигающийся светофильтр, очертаниями напоминающий пламя).

К явлениям второго рода относятся стремления упростить религиозную жизнь, что соответствует ожиданиям массовой культуры и общества потребления, ориентированного на минимальные затраты, экономию времени и использование разнообразных культурных субпродуктов. Сюда можно отнести переводы Библии на обыденный бытовой язык среднего представителя современного общества (например, слова Христа "дерзай, чадо" переводятся как "смелее, сынок"), изложение священных событий в виде комиксов, упрощение рисунков и изображений, использование в качестве проповеди средств обычной рекламы, сокращение богослужений по времени. Стоит сказать и о сокращенных технологиях спасения, восходящих к протестантскому ривайвелизму: массовые "стадионные" проповеди с призывом к покаянию, дающему немедленное спасение, брошюры, предлагающие серию вопросов о вере, при положительных ответах на которые читателю предлагается приписать дату прочтения брошюры как дату обретения спасения (таким образом оно может быть достигнуто за несколько минут).

Модернизм превращает религию в субпродукт, "почти готовый к употреблению".

Такое положение дел дало некоторым теологам говорить о существовании "анонимных верующих", в частности, "анонимных христиан", к которым относятся люди, праведно живущие и фактически исполняющие многие предписания религии, но не относимые и сами себя не относящие к сообществу верующих.

С этим тесно связано и явление, именуемое бедной религией, возникающее на фоне поисков Бога при утрате всей вероучительной и обрядовой традиции. В этом случае преобладает догматически четко не оформленная вера и нравственные поиски при очень небольшой роли ритуалов. Конечно, это – вещь временная и представляет собой переходный этап к другим формам религиозного сознания.

В рамках протестантизма реакцией на модернизм являются, прежде всего, протестантский фундаментализм с ориентацией на буквальное прочтение Библии и полное отвержение любых соображений, помимо библейского текста, включая и традиционное богословие, а также консервативный, так называемый "высокоцерковный" протестантизм, противопоставляющий модернизму сближение с церковной традицией (богословской, организационной, литургической) и ортодоксальными конфессиями и отстраняющийся от фундаменталистов, представленный в лютеранстве и англиканстве.

  • [1] Бультман Р. Иисус Христос и мифология // Избранное: Вера и понимание. М., 2004.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >