Краткий словарь педагогических терминов

Авторитаризм – антидемократический характер поведения и практика абсолютной власти, которая игнорирует права и свободы личности.

Авторитаризм в воспитании строится на подчинении воспитанника воле воспитателя, причем на основе силы, а не на основе авторитета последнего, если под авторитетом понимать влияние, базирующееся на знаниях, нравственных достоинствах или жизненном опыте. Суть авторитаризма – в бездуховности, в безразличии к людям, к их судьбам.

Путь преодоления авторитаризма – интерес, любовь и внимание к людям, опора на здоровые силы в коллективе, забота о развитии людей, их профессиональном росте, духовном мире и здоровье, а не о внешних показателях.

Авторитаризм непросто преодолеть, особенно молодому руководителю – ему хочется быстро добиться видимых результатов. Однако воспитание требует великого терпения, и если педагог понимает суть авторитаризма, видит в своей деятельности его тенденции и хочет их преодолеть, можно считать, что он встал на перспективный путь.

Авторитет специалиста – завоеванное признание коллег, руководителей, подчиненных, одно из важнейших условий успешности профессиональной деятельности. Основаниями авторитета являются профессиональная компетентность, коммуникабельность, положительное отношение к окружающим, ничуть не исключающее требовательности к себе и другим, ответственности за свой статус среди окружающих.

Истинный авторитет, деловой и личный, не приходит сам, не зависит от должности или продвижения но служебной лестнице, он может быть заработан профессионализмом, человечностью, достойным поведением в деловой среде. Тогда он становится ничем другим не компенсируемым основанием личного примера деятельности, поведения, достойных уважения и подражания. С таким специалистом легче, охотнее сотрудничают коллеги, верящие в его добросовестность и порядочность.

Немаловажно, что подлинный, признанный авторитет каждого или большинства работающих вместе снижает возможность, предупреждает возникновение конфликтов или преодоления их последствий. Разумеется, от напряжений, взаимных охлаждений, проявлений антипатии, как, впрочем, и от ошибок, не может быть застрахован никто, но вероятность последних у человека уважаемого, естественно, снижается.

Один из важнейших параметров авторитета – устойчивость. Он зарабатывается и укрепляется годами, передаваясь новым поколениям сотрудников. Если его подтверждать не удается, возникают напряженные ситуации, весьма драматичные для того, кто привык к хорошему отношению товарищей по работе. Порой годами зарабатываемый авторитет бывает разрушен в один миг: словом, а то и делом, которое может быть проявлением двурушничества, предательства, равнодушия, несправедливости. Сам специалист не только главный творец, но и "могильщик" собственного авторитета.

Взаимодействие – состояние связи отдельных людей, групп, коллективов в процессе решения ими общих задач. При этом каждый участник реализует свои возможности, внося свой вклад в общее дело, испытывая влияния других и влияя на них. Такие взаимосвязь, совместность и сотрудничество принципиально важны для достижения делового успеха и психологической комфортности в любом профессиональном объединении. В процессе взаимодействия люди, выполняя работу, чему-то учат и воспитывают друг друга.

Именно взаимодействие в совместной деятельности – один из главных факторов ее успеха, результативности общих и отдельных усилий. Для руководителя особенно важно понимание того, что существует не только его влияние на команду сотрудников, но и то, что он испытывает их влияние, чего нельзя не учитывать, не фиксировать, не анализировать. Важно понимать: каждый отдельный сотрудник, каким бы ни был его статус, – существенный субъект влияния, и это небезразлично другим, не может ими не учитываться, будучи выражением отношений друг с другом.

Между тем руководители нередко бывают больше озабочены своей ролью, своим воздействием на сотрудников, нежели тем, каковы общие результаты взаимодействия, чему учит их анализ. Он необходим, чтобы оптимально учитывать и формировать личные потенциалы каждого в дальнейшей совместной работе, развивать и обогащать эти потенциалы, стимулируя самовоспитание каждого, его работу над собой.

Даже в отлаженной работе команды, как правило, всегда есть необходимость и возможность учить и учиться взаимодействию, воспитывать в себе и у других желание и умение находиться в этом состоянии, как есть и то, что требует корректировки сотрудничества, его содержания и организации – во имя совершенствования общей деятельности, повышения ее результативности, достижения удовлетворенностью ею каждым участником.

Воспитанность – интегративный результат социализации, воспитания и самовоспитания человека. Проявляется в степени соответствия его слов и действий принятым данным обществом нормам и правилам общежития, в реальном уровне личностного развития как основы отношения к миру, своему месту в нем, к людям, в степени осознания себя, своих возможностей. Это и образ данного человека в глазах окружающих.

Внутренняя воспитанность – развитая способность к самооценке, к цивилизованному самоутверждению, потребность стать востребованным людьми, готовность быть им полезным. Внешняя воспитанность – умение слушать и слышать, смотреть и видеть, внимательное и тактичное отношение к людям; опрятная одежда, правильная речь, манеры, отвечающие достоинству собственному и других людей.

Содержание воспитанности – тесно связанные умственная и нравственная культура, усердие в труде, в профессии, эстетическая и физическая развитость; качество воспитанности – устойчивая, мотивированная убежденность в необходимости такой культуры и развитости; мера воспитанности – их достаточность для любой жизненной ситуации, вплоть до активности вопреки неблагоприятным обстоятельствам, способности всегда оставаться собой.

Педагогически существенное своеобразие воспитанности – ее динамичность, возможность и непрерывность развития. Она реализуется обогащением интеллектуального и нравственного багажа личности, ее опыта деятельности, отношений и общения, опыта духовной жизни. В то же время она выступает одним из главных итогов настойчивой выработки человеком у себя таких положительных качеств, которые он считает значимыми.

Истинно воспитанный человек, где бы и кем бы он ни работал, в каком бы окружении ни оказался, относится к другим людям так, как хотел бы, чтобы они относились к нему.

Гуманизация – утверждение общечеловеческих ценностей как реального основания жизнедеятельности людей, признания самоценности каждого человека; воплощение приоритетности названных ценностей перед ценностями этническими или конфессиональными, профессиональными или сословными; предоставление каждому права и возможностей свободного развития своих способностей. Сказанное связано с утверждением блага человека главным критерием оценки общественных отношений и деятельности социальных институтов, а равенства, справедливости, человечности – нормами отношений между людьми.

Все это предполагает не только утверждение соответствующих идеалов и нормативов в официальных уложениях, но и (что намного сложнее) в практическом воплощении этих положений в жизни людей, прежде всего в преодолении нравственных последствий социально-экономических противоречий, рожденных нашим временем. Остро ощущается необходимость защиты человека от социального неравенства, создания условий для духовного и культурного развития людей, их психического и физического здоровья, равно как и соблюдения их достоинства, права на труд, образование, свободное развитие.

В профессиональной жизни особенно значима гуманизация деловых и человеческих связей в трудовом коллективе. В отношениях руководства с сотрудниками это означает не панибратство, потерю дистанции между ними, но превращение ее из того, что их разделяет, в зону сближения – общей заинтересованности в результатах совместной деятельности, в создании нормальной атмосферы общения, взаимного внимания. Тогда возобладают не анархия или враждебность, а сознательная дисциплина, взаимные уважение и ответственность, от чего все выигрывают.

Именно каждый человек является и объектом, и субъектом процесса гуманизации, где бы этот процесс ни происходил – в семье, в учебном заведении, в трудовом коллективе.

Духовность – результат удовлетворения духовных потребностей человека, охватывающих нематериальные стороны людского бытия; по В. И. Далю, "состояние духовного", т.е. "все относимое к душе человека, все умственные и нравственные силы его, ум и воля".

Существует мнение, что о духовности можно говорить лишь тогда, когда она зиждется на вере, то есть в этом случае светская духовность не считается возможной. Однако, скорее всего, между светской духовностью и духовностью веры нет непреодолимого противоречия. Приведем мнение современного православного педагога А. Е. Лихачева: "Русская духовность имеет свои характерные черты, которые свойственны людям независимо от их сознательной позиции в отношении религии или Церкви: эстетическое отношение к миру, стремление к красоте и гармонии во всем; разумность всех жизненных проявлений, единство слова и дела, доброго расположения сердца и поступков; жизненная установка на самопожертвование, идеал жизни как служение Богу, Отечеству, ближним"[1].

К качествам, способствующим проявлению духовности, В. Д. Шадриков относит в первую очередь совесть, честь, веру в людей, добродетель, волю, стремление к творчеству, свободостремление (стремление выйти за социальную норму), желание выйти за временные рамки бытия. Формированием этих личностных качеств определяется освоение духовной культуры[2].

Особо следует остановиться на таком качестве, как свободостремление. Выход за социальную норму – это не только стремление к свободе, но и проявление творческого потенциала человека. Если бы не было выхода за социальные нормы, не было бы развития. Само стремление к выходу за пределы социальной нормы у духовного человека связано с потребностью жить и действовать для других, когда ведущий мотив и критерий нравственной оценки человека – интересы другого при условии, что интересами другого человека руководствуются бескорыстно, не ожидая немедленного социального одобрения. Бескорыстное служение другим людям, забота об их благе, получившие название альтруизма, предполагает определенную степень самоотречения, поскольку забота об интересах ближнего возможна, как правило, ценой ущемления собственных или пренебрежение ими.

Здоровье – естественное состояние организма, характеризующееся его уравновешенностью с окружающей средой и отсутствием каких-либо болезненных изменений. Оно определяется комплексом биологических (как наследственных, так и приобретенных) и социальных факторов. Среди последних – реальные доходы семьи, степень интенсивности и условия жизни, уровень и характер питания, жилищные условия, образ жизни, состояние системы здравоохранения и экологическая обстановка в данной местности.

Социальные факторы настолько важны, что Устав Всемирной организации здравоохранения определяет здоровье как состояние полного физического, морального и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических недостатков. Если исходить из полного социального благополучия при определении здоровья, то в нашей стране можно насчитать лишь единицы здоровых людей.

По данным ВОЗ, для поддержания здоровья необходимо направлять 5% ВВП. В России пока на эти цели расходуется менее половины от минимально необходимого показателя ВОЗ.

В нашей стране за долгие годы сложилось небрежное отношение к здоровью как собственному, так и окружающих. Оно проявляется, в частности, в варварском отношении к природе, загрязнении окружающей среды, культивировании вредных привычек и терпимом отношении к ним окружающих, повышенной конфликтности взаимоотношений.

Между тем здоровье – высшая ценность. В свое время Э. В. Ильенков включил здоровье индивида наряду с нравственностью и мышлением в триаду всеобщих способностей, которые делают его Человеком. Чем крепче здоровье, тем острее и глубже восприятие мира при прочих равных условиях.

Необходимо всеобщее обучение основам здоровья, создание и культивирование моды на здоровый образ жизни.

Обучение основам сохранения и укрепления личного и общественного здоровья – валеологии (от лат. valeo – быть здоровым) могло бы включать в себя овладение знаниями по экологии, физиологии, диетологии и гигиене питания; способами физического труда, техники личной безопасности, личной и коммунальной гигиены, санитарии, методикой оказания первой неотложной медицинской помощи.

Знания – освоенная человеком информация, ставшая его достоянием: она существует объективно, но, будучи обретенной человеком, превращается в одну из основ его духовности, культуры, всей субъектной сущности.

Объем информации о существующем и воображаемом, реальном и виртуальном безграничен; знания любого из нас ограничены теми сферами жизнедеятельности, с которыми мы прямо или опосредованно связаны. Какими бы они ни были – сугубо бытовыми, профессиональными, научными, почерпнутыми в общении с людьми, природой или из учебной книги, художественной литературы, искусства, востребуемыми больше или меньше, регулярно или от случая к случаю – знания чаще всего "приходят" не столько стихийно, от сложившихся обстоятельств, сколько оказываются результатом и стимулом собственной познавательной активности личности.

Известна истина: чем больше человек знает, тем острее ощущает ограниченность своих знаний. Нередко встречается и противоположное: самодостаточность ограниченного человека, вовсе не стремящегося к новым знаниям, не испытывающего в них потребности, а потому и поступающего соответственно... Наконец, есть люди, живущие по принципу: если я понимаю, что знаю мало, то добьюсь того, чтобы знать больше. Хорошо, когда именно в такой позиции оказываются специалисты, только что получившие профессиональное образование и в условиях реальной самостоятельной трудовой деятельности понявшие острую необходимость самоообразования.

Другой аспект проблемы – взаимовлияние знаний специальных, связанных с данным видом деятельности, и знаний общеобразовательных, порой, казалось бы, никак не "пересекающихся" с конкретными условиями труда и профессиональными функциями инженера или врача, менеджера или строителя. Между тем широта познаний, высокий уровень общей культуры любого специалиста не только одухотворяют его труд, но и помогают достичь положительного психологического климата профессионального и непрофессионального общения, наполнить его положительным содержанием, заинтересовать коллег своей личностью, проявлять интерес к ним. Авторитет знания – общего и специального – важнейшая определяющая позиция специалиста, особенно молодого, существенная основа его компетентности, карьерного роста. Владение разнообразной информацией не только один из критериев позитивного статуса, авторитета специалиста, тем более – руководителя; этот критерий формирует оценочное отношение к другим людям, во многом определяя их отношение к своему коллеге.

Обширные знания, т.е. владение специальной и общей информацией, способность и умение их добывать, обновлять, актуализировать, как и реализуемое стремление активно их использовать и систематически пополнять, – важнейшие параметры образа жизни человека, характерные и непременные составляющие его опыта, индивидуального стиля всей жизнедеятельности, постоянной работы личности над собой, пространства активной и успешной самореализации. Знание и познание – великие источники жизненного богатства, создаваемые самими людьми и действительно способные, если ими правильно распорядиться, духовно обогатить человека, сделать его жизнь интересной, насыщенной, плодотворной.

Игра во что-то или в кого-то, с кем-то или с чем-то... В каком бы аспекте ни рассматривать это понятие – как действие или состояние – для участников оно в любом случае воплощает возможность удовлетворения каких-то реальных потребностей в созданных для этого условиях по заранее принятым правилам. Игра – всегда некая совместность, общение, реальное или, как, например, в компьютерных играх, виртуальное, но необходимое участникам, объединяющее их даже в условиях соревновательности, конкурентности (как в играх спортивных). Неслучайно игры являются частью жизнедеятельности людей всех возрастов на протяжении многих веков существования человечества. Да и в жизни каждого человека потребность в игре и ее атрибуте – игрушке – оказывается одной из самых первых наряду с пищей.

Как плод и воплощение воображения игры своим происхождением, содержанием, правилами обязаны реальной жизни: в ней и для нее они существуют именно потому, что в них есть потребность в том, чтобы отвлечься от будней и проблем, испытать радостные, а то и острые (как в азартных играх) ощущения, отдохнуть, отметить праздник. В игре учатся и учат, о чем свидетельствуют игры деловые, ролевые, учебные, позволяющие сочетать мысль и действие, сознание и эмоции, требующие творчества, приобщающие к совместности, включающие во взаимодействие с партнерами.

Нередко можно услышать: мол, игра – действо, необходимое для развития детей. Конечно, дети интенсивно развиваются в игре, особенно если она сочетается с другими видами деятельности и общения. Однако было бы большим заблуждением связывать игру только с прекрасной порой детства. Едва ли не больше игра необходима миру взрослых. И дело не только в профессиональных действиях политиков или дипломатов, в играх финансовых или служебных. Всем знаком и важен свой мир поступков, чувств, отношений, в котором условия взаимодействия предопределены многими правилами, обычаями, что практически руководят этими поступками, побуждают эти чувства и побуждаемы ими. Правила и обычаи придуманы людьми, проверены их опытом. Умением принимать или не принимать эти условия, т.е. правила игры, во многом обусловлено наше нравственное самочувствие. Впрочем, как и игра с собой, как воображаемое проигрывание ситуаций и др.

Уместно привести в этой связи высказывание Л. Н. Толстого из "Круга чтения": "Часто люди с гордостью отказываются от невинных увеселений, говоря, что им некогда, потому что у них есть дело. А между тем, не говоря уже о том, что добродушная, веселая игра нужнее и важнее многих дел, то дело, которым хвастаются занятые люди, часто бывает такое, что лучше бы его никогда не делать".

Случайно ли такая игра возведена в ранг прекрасного и сложного искусства перевоплощения, каким является театр, тесно связанный с литературой, музыкой, живописью? Зритель в театре тоже включен в игру сопереживания, соотнося воспринимаемое со своей жизнью, что помогает решению реальных проблем.

Когда она не уводит от этих проблем, ограничивая, а то и парализуя действительную активность человека в сложностях его бытия, игра оказывается в числе реальных факторов его, если можно так выразиться, психологической самопомощи, духовной самоподдержки, делающих жизнь ярче, а человека – сильнее и увереннее.

Интеллигентность – интегративное качество личности, не зависящее от происхождения, образования, профессиональной принадлежности человека, но включающее такие разные и тесно взаимосвязанные особенности, как способность мыслить, знать, познавать богатство внутреннего мира, честь и достоинство, уважение к людям, внутренняя и внешняя культура, в органическом единстве их проявлений.

В таком единстве находят себе место самые разные черты: интеллигент не позволит себе возвыситься над людьми, зато способен к участию в судьбе другого человека, старается понять его, не навязывать своего мнения, при этом не проявляя категоричности, которая всегда выступает признаком ограниченности. Интеллигенту присущи душевная тонкость и тактичность, способность не "преподносить" себя, подчеркивая собственные достоинства. С таким человеком легко: он умеет слушать и выслушать, не перебивая собеседника, быть внимательным, не скрывая интереса к нему. При этом интеллигентность, в лучшем смысле этого слова деловитость присущи людям – мыслящим, честным, способным к творчеству в любом виде деятельности.

Приведенные признаки интеллигентности не исчерпывают ее особенностей. Да и развиты эти признаки могут быть, естественно, в разной степени в зависимости от типа нервной системы, характера и темперамента каждого человека, отнюдь не являющегося идеалом. Идеал невозможен, но это вовсе не значит, что не следует хотеть и пытаться его достигнуть. Важно, чтобы он стал внутренним эталоном, к которому полезно стремиться. Ведь интеллигентность – показатель действительного отношения личности к людям, осознания ею себя среди людей, "предъявления" им себя для совместной работы и общения. К тому же интеллигент не какой-то особенный человек, получивший высшее образование или выросший в особых условиях (то, что в прежние времена называлось определенным сословием, социальной принадлежностью и т.д., якобы гарантировавших некую врожденную интеллигентность): интеллигентным не рождаются, а становятся, прежде всего благодаря собственным склонностям и усилиям, благоприятные для этого обстоятельства – важные, но все-таки сопутствующие условия. Наверное, каждому из нас доводилось встречать не обремененного солидными дипломами глубоко интеллигентного рабочего и имеющего множество титулов высокопоставленного хама-руководителя...

С педагогической точки зрения важно и то, что истинная интеллигентность может и даже, пожалуй, должна стать содержательным основанием честной самооценки человека, будь он молодым или старым, студентом или специалистом, рабочим или начальником. Самооценки, не столько констатирующей недостатки и достоинства по высоким критериям, сколько препятствующей самоуспокоенности и самодовольству и побуждающей к дальнейшему самообразованию и самовоспитанию.

Искусство – творческое отражение, воспроизведение действительности в художественных образах. В более широком значении искусством называют любую деятельность, совершаемую мастерски, искусно в технологическом и эстетическом смысле, а также высокий уровень мастерства в любой деятельности.

Формирование отношения человека к искусству – функция художественного воспитания, содержание которого составляет воспитание художественного вкуса (способности к самостоятельной квалификации произведений, к предпочтению одних и неприятию других); развитие способностей к художественному творчеству независимо от профессионального будущего.

Искусство – это открытие нового. Творец – всегда первопроходец, в отличие от ремесленника, использующего уже найденное другими, эксплуатирующего то, что беспроигрышно. Человек с развитым вкусом и художественно образованный достаточно быстро отличает подлинное искусство от его суррогата – так называемой массовой культуры. Но молодежь – люди в искусстве неискушенные, не имеющие большого опыта. Для них многое из того, что для опытных людей является вторичным или кажется подделкой, существует впервые, воспринимается как открытие. Это совершенно естественное явление, которое не должно шокировать взрослых (в художественном отношении) людей, и во всяком случае не повод для высмеивания неразвитых вкусов. В искусстве вообще не может существовать оценки "хорошо" или "плохо". Уместнее говорить "мне нравится", "не нравится", "я стал зрителем этой картины (фильма, телепередачи), а другой не стал – это не его". Главный критерий искусства – эмоционально-нравственное воздействие – делается ли человек чище, добрее, совестливее, сжимается у него сердце или нет.

Карьера (итал. camera – бег, жизненный путь, поприще) – продвижение в какой-либо сфере деятельности или достижение известности, славы, выгоды. Если совсем недавно о карьере не было принято даже упоминать, то в последнее время проявляется тенденция планировать профессиональную карьеру молодежи. Центры занятости населения разрабатывают рекомендации с описанием модели планирования профессиональной карьеры. В нее включаются: сбор информации о рынке профессий, приемлемость которых для индивида анализируется с учетом собственных психофизических данных, таких как интересы, способности, ценности. Они в свою очередь "накладываются" на требования, предъявляемые избранной профессией, и проходят проверку реальностью. После практической проверки профессионального выбора принимается решение. Если оно положительное, то разрабатывается стратегия и тактика достижения цели.

Однако перспективу и тактику карьерного продвижения в соответствии со своими данными следует отличать от карьеризма – беспринципной погони за личным успехом в любых видах деятельности, выбор которых связан с корыстными и конъюнктурными соображениями и не детерминирован психофизическими и личностными качествами и уровнем профессионализма.

Жизнь складывается из многих компонентов. Едва ли не важнейший из них – найти свое дело, свою профессию, сделать карьеру, быть на своем месте. Только на своем месте человек может расти и в профессиональном, и в личностном плане. Когда работа по душе, она выполняется творчески.

Компетентность – способность специалиста применять знания для решения практических задач в соответствии с его компетенцией, т.е. кругом полномочий, профессиональных обязанностей, вопросов (или за пределами этого круга), в которых данный человек достаточно сведущ, располагая необходимыми информацией и практическим опытом.

Это может быть компетентность в деятельности организаторской или управленческой, в сферах познавательной или исследовательской, в культуре или искусстве, в технике или спорте, в вопросах политических или социальных... В любом случае при любых сочетаниях названных и иных сфер и вопросов истинная компетентность не позволяет человеку остановиться на достигнутом ее уровне даже в самом, казалось бы, "простом" деле, но мотивирует на новое познание, новый опыт, творчество, на непрерывную и настойчивую работу над собой.

Качественный рост компетентности специалиста усиливает его конкурентоспособность, очевидно значимую в современных условиях, когда возрастает общественная потребность в профессиональной инициативе, а значит, все более ценится не репродуктивный, но творческий характер реального отношения работника к любой деятельности.

Такое отношение, позитивное для самореализации данного специалиста, в то же время – при адекватной его самооценке – влияет и на тех, с кем рядом он работает: многому учит и во многом воспитывает их не нотациями или чванством, но выступая конкретным, видимым, а потому убедительным положительным примером личностного и профессионального роста. Подобное влияние часто оказывается весьма эффективным педагогическим средством, превосходящим своей действенностью специально организуемую предприятием или учреждением дополнительную профессиональную подготовку, повышение квалификации своих сотрудников. Как ни полезна такая работа, живой пример компетентности и динамичного статуса коллеги ничем и никем не компенсируем.

Культура (лат. cultura – возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание) – сфера духовной жизни, включающая в себя как предметные результаты деятельности людей (произведения, нормы морали и права, сооружения и т.п.), так и человеческие силы и способности, реализующиеся в деятельности (знания, умения, навыки, уровень интеллекта, нравственного и эстетического развития, способы и формы общения и т.п.).

Все это создает культурную среду, которая имеет огромное воспитательное значение. Она является как бы связующим звеном между прошлым и будущим. Прошлое, материализованное в культуре, постоянно напоминает о себе, влияет на формирование ответственности перед будущим, ведь когда-то для новых поколений прошлое станет таким же важным, как для поколения сегодняшнего. Кто не сохраняет прошлого, не имеет будущего.

Помимо задачи сохранения культуры, не менее важна необходимость ее обогащения, развития культуры в себе и себя в культуре. Культура и есть плодотворное существование (Б. Л. Пастернак). Не случайно в 1980-е гг. проявилась тенденция описания различных сфер деятельности в терминах культуры: политическая, нравственная, экономическая, правовая и другие культуры. В данном случае под культурой можно понимать "определенность формы, в которой люди способны и готовы практиковать сложность" (М. К. Мамардашвили), ибо феномен культуры исключает любую односложность и категоричность оценок, деление на два полюса (плохой – хороший, черное – белое и т.п.). Сложность мира и человека не приемлет такого упрощения, плоскостного, в отличие от объемного, многогранного подхода.

Культура – это также разнообразие и богатство духовной жизни людей и может быть описана в таких категориях, как культура поведения, быта, письма, речи, одежды, труда, досуга, управления и т.д.

Культура проявляется не в объеме знаний, а в их качестве, отношении к ним и способе реализации имеющихся знаний, умений и навыков. Можно больше других знать и уметь, но не производить впечатление культурного человека, если не развито чувство меры. Без него, по меткому выражению английского дипломата и писателя Ф. С. Честерфилда, "щедрость часто становится расточительностью, бережливость – скупостью, храбрость – безрассудством, осторожность – робостью" ("Письма к сыну").

Не может быть культурным человек, не любящий своей родины, забывший родителей, безразличный к природе, глухой к родному языку, кичливый, ставящий себя выше других, грубый, с дурными манерами. Без вежливости и хороших манер никакие знания не предстают в надлежащем виде. Без них ученый обращается в педанта, философ – в циника, военный – в грубого скота, как отмечал Честер- филд в письме девятилетнему сыну еще в XVIII в. Органичное соединение внутренней культуры (знаний, убеждений, чувств) с культурой внешней (поведение, хорошие манеры) и создает культурного человека.

Нравственность – неписаные правила и нормы, регулирующие отношения человека с окружающим миром и его поведение в обществе. Они не опираются на силу правового или административного принуждения, человек добровольно руководствуется ими, поэтому эти нормы – такие, например, как правдивость, справедливость, доброта – предъявляют к нему более высокие требования, чем законы, ибо право – низший предел нравственности.

В. И. Даль определял нравственное как духовное, душевное в противоположность плотскому, телесному. Нормы нравственности существуют в виде идеалов добра, должного, справедливого и т.д. По сути весь процесс воспитания человека и есть процесс его нравственного становления. Он предполагает выбор нравственных ориентиров, которым человек стремится следовать; овладение знаниями о должном поведении; упражнение в нравственном поведении, которое есть не что иное, как постоянный моральный выбор; эмоциональное, чувственное переживание собственных поступков (удовлетворение, сознание исполненного долга, стыд, раскаяние и т.п.). Хорошо известно золотое правило нравственности: не желай другому того, чего не хочешь для себя.

Специфика нравственности в том, что нет специальной нравственной деятельности, а нравственный аспект заключается в отношении к любой деятельности: трудовой, художественной, эстетической, политической и т.д. К примеру, политической деятельностью можно заниматься с целью удовлетворить свои амбиции или принести как можно больше пользы людям или же из-за жажды властвовать над другими. В зависимости от нравственных установок та или иная деятельность может претерпевать существенные изменения, иногда превращаться в свою противоположность: политическая – в политиканство, трудовая – в стяжательство, альтруизм – в самолюбование и т.п.

Ответственность – качество личности, проявляющееся в ее желании и умении отвечать перед собой, коллективом, обществом за себя, свои поступки и их последствия, за порученное дело, за данное слово.

В любом сообществе – отделе или лаборатории, цехе или на кафедре – сотрудники связаны взаимной ответственностью, моральной и профессиональной. Моральной – за нравственную атмосферу, хорошие взаимоотношения, за свое поведение и манеру общения; профессиональной – за достойный и качественный личный вклад в общую работу, за достойную оценку усилий коллег в общей работе; в целом – за компетентность всех сотрудников, позволяющую быть удовлетворенными общим делом.

Такую же ответственность за коллегу призваны нести его товарищи: оказывая необходимую, никем (ничем) не компенсируемую помощь в работе, быть внимательными, поддерживать, содействуя профессиональному росту.

Безответственность любого сотрудника (необязательность, ненадежность, некачественный вклад в общее дело) неизбежно сказывается на работающих вместе с ним, наносит урои авторитету всего трудового коллектива, снижает качество общих усилий: за недобросовестность одного расплачиваться приходится другим.

Специалист отвечает за себя: собственным престижем – в коллективе сослуживцев, статусом – в коллективе всего подразделения, имиджем – перед теми и другими.

Самое трудное и главное – держать ответ перед собственной совестью. Такая "разборка" с собой – проявление и важнейшее средство развития моральной и профессиональной ответственности человека.

Политическая культура – категория, характеризующая отношение человека как представителя определенных социальных групп или общностей (нация, партия, условные группы по возрастному, религиозному, этническому и другим признакам) к власти и ее атрибутам. Она может формироваться лишь на фундаменте общей культуры. Ее можно условно разделить на культуру знаний, убеждений, действий.

В самом деле, можно обладать обширным запасом знаний и не уметь их применять, использовать для анализа происходящих событий. Культура убеждений в свою очередь предполагает их определенную устойчивость, когда они не меняются в зависимости от следующего номера газеты, когда не топчут вчерашних кумиров, чтобы еще нагляднее продемонстрировать лояльность новым.

Пересмотр убеждений – всегда процесс мучительный, нескорый, интимный. Культура действий предполагает умение рассчитать последствия поступка, своего выбора не только для себя, но и для других людей, возложить ответственность за свой выбор на себя.

К критериям политической культуры можно отнести: умение вести диалог (слушать и слышать); готовность к компромиссу и умение его добиваться; способность к поиску и выработке своего аргументированного мнения путем сопоставления различных источников информации; умение проникать в сущность явлений, определять истинные мотивы в действиях тех или иных политиков и социальных групп.

Профессионализм – владение знаниями и технологиями, необходимыми для выполнения работы в соответствии с квалификационными требованиями, которые предъявляются к субъектам данной деятельности. Его начала обретаются в процессе специального образования, в дальнейшем он формируется в самостоятельной работе.

Овладение профессионализмом тем успешнее, чем больше человек на него мотивирован и удовлетворен работой. Желанию совершенствоваться в профессии отвечают повышением квалификации в созданных для этого структурах, но главное – систематическое самообразование. В любых обстоятельствах прежде всего и именно оно – в сфере ли технической, гуманитарной или иной – делает возможным пополнение, обновление знаний, профессиональное самовоспитание работника.

При всей безусловной значимости конкретных психофизиологических качеств труженика, необходимых для успешного освоения профессии и дальнейшего развития способностей, важнейшее условие такого развития – заинтересованность собственной работой, положительное к ней отношение. Оно оказывается залогом профессионального и личностного роста, который проявляется и в успешности самой данной работы, и в карьерном продвижении, отвечающем чаяниям и притязаниям человека.

Профессионализм руководителя предполагает, помимо специальных знаний и умений, необходимых, например, юристу или инженеру, владение опытом управленческой деятельности, работы с командой – со всей социальнопсихологической сложностью этой работы, значимостью стиля руководства, манеры общения с подчиненными. Особенно важно это для молодого руководителя (и по возрасту, и по стажу пребывания в командном статусе), которому приходится многому учиться, преодолевая естественные трудности и ошибки непосредственно в ходе выполнения новых функций, связанных с ответственностью за людей, организацию и результаты их труда.

Религия – (от лат. religio – благочестие, набожность, святыня, предмет культа) – мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение, символы и ритуалы, которые основываются на вере в Бога, существовании священного, сверхъестественного. На протяжении веков она разделяет или объединяет людей, ибо, по определению С. А. Токарева, "религия есть не столько отношение человека к богу или богам, сколько отношения между людьми по поводу бога или богов, точнее, по поводу представлений о боге или богах".

Необходимо различать религиозность (принадлежность к какой-либо определенной религии или конфессии) и набожность (вера в духовное начало), религию как мировоззрение, основанное на вере в Бога, и церковь как институт, учреждение со всеми вытекающими отсюда возможными проявлениями иерархии и бюрократии.

Все известные отечественные мыслители отмечали огромную роль религии в жизни человека. "Личности нет, если нет ничего выше ее... – писал Η. А. Бердяев. – Если нет Бога, то нет и личности человеческой".

"Все бедствия людей от отсутствия религии, – утверждал Л. Н. Толстой (при крайне негативном отношении к церкви). – Без религии нельзя жить. Только религия дает определение хорошего и дурного, и потому человек только на основании религии может сделать выбор из всего того, что он может желать сделать. Только религия уничтожает эгоизм, только вследствие религиозных требований человек может жить не для себя. Только религия уничтожает страх смерти, только религия дает человеку смысл жизни; только религия устанавливает равенство людей; только религия освобождает человека от всех внешних стеснений".

Аргументы даже крупнейших представителей российского атеизма (В. Г. Белинский, В. И. Ленин и др.) тяготели к вульгарному попоедству и богоборчеству (достаточно вспомнить саркастическое выражение В. И. Ленина "заигрывать с боженькой") и отличались крайней нетерпимостью и агрессивностью ("воинствующий материализм" у него же). Однако природа не терпит пустоты. Неслучайно теоретики социализма (А. А. Богданов, А. В. Луначарский) занимались богостроительством, стремясь из социализма сделать религию. Как показала жизнь, они были близки к истине – фактически коммунистическое учение было не чем иным, как религией, а коммунистическое мировоззрение ничем не отличалось от религиозного.

На пороге третьего тысячелетия стали очевидны признаки всемирного возрождения религий. Религиозное чувство питают одиночество и безысходность людей в столкновении с жизнью; эмиграционные процессы (трагедия разрыва с родиной, трудности адаптации на новых местах); оскудение духовной жизни, ее обезличивание в условиях индустриального общества; интенсивность огромных социальных изменений; неуверенность в завтрашнем дне; страх смерти; поиски смысла жизни и мировоззренческих основ.

Наиболее бурный ренессанс переживают религия и церковь в России и на территории стран, составлявших СССР. Помимо безусловно положительных процессов, связанных с утверждением свободы совести, освобождением религии и церкви от всеобъемлющего государственного диктата и т.п., наблюдается немало наносного и поверхностного. Религия становится модой. Часть людей потянулась не к Богу, а к церкви, ее обрядам и ритуалам, обладающим огромным эмоциональным воздействием. Многие стремятся афишировать свою якобы религиозность, ничего не изменив в образе мыслей и в отношениях с окружающими, с миром, не познав, что такое прощение, терпимость, покаяние. Вера в Бога – глубоко интимный процесс, это внутренняя духовная работа, требующая такта и деликатности. "Бог есть, но сказать “Я верю в Бога”, – это уже богохульство, ибо этим допускается мысль, что в Бога можно и не верить" (Г. Гейне). Верующий не говорит, что он верующий. Он им является. Религиозный человек не только представляет Бога, думает о нем, он всегда переживает эмоционально свое отношение к Богу, ибо, с одной стороны, верит в его всемогущество и страшится его кары, а с другой – надеется па его милосердие, сострадание, способность прощать грехи и старается строить свою жизнь, руководствуясь этими представлениями.

В соответствии с правом на свободу совести каждый российский гражданин самостоятельно определяет свое отношение к религии, вправе единолично или совместно с другими исповедовать любую религию либо не исповедовать никакой; выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии. В соответствии с собственным отношением к религии родители вправе воспитывать и своих детей.

Школа в России отделена от церкви и является светской. Однако религия, ее история, памятники – составная часть нашей истории и культуры. Не изучая религию, трудно и подчас невозможно понять классическую литературу, историю, религиозные праздники.

Рефлексия – внутренний самоанализ, состояние внутренних сомнений, обсуждение с самим собой возникающих в жизни вопросов, трудностей, поиск вариантов ответа на прошедшее, происходящее или ожидаемое, внутренняя работа соотнесения себя, возможностей своего Я с тем, чего требуют жизненные обстоятельства.

Остроумно и точно предложено написание самого этого слова как "рефлекс и “Я”" в книге "Как построить свое “Я”" (иод ред. В. П. Зинченко). Действительно, рефлексируя, человек воспринимает себя в контексте анализируемых событий, поступков, состояний отстраненно, в третьем лице. При этом собственный опыт и его самооценка не могут быть критериями при анализе и тем более оценке опыта других людей. Рефлексия вызывает сравнение, но не только с самим собой, а с более общими ценностями или примерами. В свое время Ф. Ницше призывал "остерегаться лестной иллюзии, будто наши условия являются общими, всюду пригодными и непревзойденными образцами для других"[3].

Рефлексия может стать и активным фактором выживания и развития. Она стимулирует развитие качеств конкурентоспособной личности – таких, как раскованность, гибкость, твердость в достижении профессиональных целей: "пришел к решению – и добьюсь своего!".

Содержательная рефлексия предполагает сомнения – в себе, своей позиции, своих возможностях, могущие привести к разным результатам: пессимистическим, что провоцируют пассивность, бездействие, неверие в успех, или оптимистическим, побуждающим к активному действию, преодолению себя и обстоятельств, поиску и реализации способов самоутверждения. Особенно значима позитивная ориентация: важно не "прекратить сомнения" и в целом внутренний самоанализ (там, где их вовсе нет, начинают царствовать самоуспокоенность и самодовольство), но направить их на работу над собой.

Необходимо не столько констатировать наличие или отсутствие профессиональных качеств, сколько стимулировать их развитие, обогащение, усиление. Именно этому и призван служить учебный процесс, когда знания и умения (компетенции) вырабатываются сознательно, прицельно от внутреннего побуждения к самосовершенствованию.

Основой для выработки ключевых компетенций являются качества, вырабатывающиеся в процессе и результате рефлексии. Это способность к диалогу, умение слушать и слышать, толерантность, ответственность, самостоятельность и многие другие. Вот почему рефлексию можно считать метакомпетентностью[4].

Самодеятельность – деятельность по собственному почину, личной инициативе. Предполагает, что "человек должен искать в себе основу своего стремления к деятельности, извлекать ее из самого себя, т.е. этим устанавливается принцип свободного самоопределения, принцип свободы" (А. Дистервег).

Самодеятельность невозможна без творчества. При этом новое, оригинальное, создание которого и есть творчество, может быть новым лишь для данного человека или коллектива, не являясь принципиально новым. Важно открыть и реализовать самим, а не взять готовым.

Самодеятельность является необходимым условием самопознания: "начни действовать, чтобы узнать, кто ты такой". Однако результат самодеятельности различен в зависимости от целевой установки. Она может быть посвящена завоеванию призового места, а может – заботе о людях, которые нуждаются в помощи; целью самодеятельности может стать выживание неугодных или сведение счетов с ними, а может – открытие нового, постоянный поиск. Поэтому важно, декларируя самодеятельность, указывать, в чем именно и для чего она проявляется. К примеру, еще в XIX в. А. Дистервег предпочитал всем другим выражение "самодеятельность на служении истине, красоте и добру". Посвятить свою самодеятельность делу ликвидации безграмотности призывал молодежь В. И. Ленин. "Уже детьми самим создавать свою жизнь, устроить ее по-человечески", – в этом видел назначение самодеятельности С. Т. Шацкий.

Самодеятельность развивается там, где принято прислушиваться к голосу каждого, доверять людям, выдвигать все более сложные и ответственные задачи по мере формирования коллектива, где поощряется творчество и нестандартный подход к делу. От педагога требуется вести своих подопечных так, чтобы они весь труд – и умственный, и физический – выполняли сами. "Воспитание человека должно быть воспитанием его самодеятельности и в этом стремлении не нужно останавливаться на полдороге" (С. Т. Шацкий).

Самообразование – самостоятельное приобретение знаний из литературы, средств массовой информации и окружающей жизни. Как правило, это происходит вне учебных заведений.

Цель самообразования выдающийся русский книговед и библиограф Н. А. Рубакин видел не в изучении отдельных наук, поэтому советовал вести работу не по наукам, а по вопросам, освещаемым данными многих наук: "Цель самообразования – синтез. Что касается анализа, то он не более как средство к синтезу".

Потребность в самообразовании, переходящая в привычку, чрезвычайно актуальна в наше время, когда образование становится перманентным, когда в течение трудовой жизни человеку не раз и не два приходится менять работу. Поэтому так важно формировать ее с детских лет, вооружая детей соответствующими навыками и умениями. Роль образовательного учреждения здесь может оказаться весьма значительной, если педагоги стремятся развивать и обогащать интересы своих питомцев, вооружают их методами приобретения знаний, стимулируют самостоятельный поиск.

Чтобы самостоятельное приобретение знаний было эффективным, необходимо научиться находить нужную (свою) книгу и пользоваться ею, работать с учебниками, справочниками, пособиями, каталогами (алфавитным, систематическим, предметным и др.), библиографическими материалами; делать выписки, систематизировать материалы, составлять тезисы и конспекты, искать и находить материалы для доклада, сочинения; уметь отстаивать свою точку зрения в дискуссии; "слышать, видеть, чувствовать и понимать жизнь такою, какова она есть".

Самообразование делает жизнь человека ярче, интереснее, содержательнее. Без самообразования нельзя достигнуть вершин в своей профессии, ибо "стремление проникнуть в глубину своей специальности выводит человека за пределы ее" (Н. А. Рубакин).

Повышению эффективности умственной работы способствуют: соблюдение режима; выполнение необходимых гигиенических условий (проветривание помещения, освещение стола с левой стороны, правильная поза, периодические перерывы на 10–15 минут, чередование умственной и физической работы, тишина); выяснение значения непонятных слов и выражений; сопоставление данных из разных источников.

Известно, что без волевых усилий не заставить себя заниматься самообразованием. С другой стороны, целеустремленная работа над книгой тренирует волю. Однако, как убедительно показал Н. А. Рубакин, в основу самообразования должен быть положен принцип не только упражнения воли, но и сбережения ее, принцип наименьших усилий с наибольшим результатом, принцип экономизации сил. Он имеет в виду, что двум типам читателей – индуктивному и дедуктивному – соответствуют и два типа литературы. Читатель индуктивного типа идет от фактов к общим истинам. Если же книга построена по дедуктивному типу, читатель затрачивает много лишних усилий, истощает свою волю и ум. Педагог, зная и понимая читательский тип своего питомца, может порекомендовать ему подходящую (в психологическом смысле) литературу и тактично внести коррективы в программу его самообразования.

Самоопределение личности – сознательный акт выявления и утверждения собственной позиции в проблемных ситуациях. Особыми его формами являются коллективистское и профессиональное самоопределение.

Коллективистское самоопределение – сознательная солидарность личности с коллективом, принятие и активное отстаивание его ценностей. Оно выступает подлинной альтернативой конформности (осознанное внешнее согласие при внутреннем расхождении и даже неприятии) и внушаемости (бесконфликтное и бессознательное принятие мнений группы).

Основой самоопределения выступает совместная деятельность, разнообразная и продуктивная, цели которой поняты и приняты людьми, а скорее всего, ими выработаны. Именно в деятельности рождаются и сталкиваются мнения, позиции, проверяется прочность идеалов и установок.

Ценностный или профессиональный выбор, сделанный человеком, – акт достаточно драматичный, ибо тем самым отвергаются другие пути.

Коллективные ценности, с которыми солидарна личность, могут оказаться ущербными или подвергнуться девальвации. В таком случае от окружающих требуется понимание того, что отказ от прежних ценностей и выработка собственной позиции – процесс не мгновенный, а требующий времени для напряженной духовной работы.

В этой связи важно умение видеть положительные и перспективные направления в деятельности и тех коллективов, цели которых не созвучны данному объединению, стремиться не к конфронтации, а к партнерству, разумеется, в тех пределах, где компромисс возможен и необходим. Даже откровенно индивидуалистическая позиция, отвергающая коллективные ценности, едва ли должна вызывать непримиримое отношение, обструкцию тех, кто самоопределился иначе. Каждый сознательный акт выявления и утверждения собственной позиции достоин если не обязательно уважения, то во всяком случае понимания и терпимости.

Самостоятельность – независимость, свобода от внешних влияний, принуждений, а также возможность существовать без посторонней помощи или поддержки. Самостоятельность может быть качеством, свойством как отдельного человека, так и какого-либо сообщества. Стремление действовать самостоятельно не исключает возможности или даже желательности посторонней помощи, так как человек зависит от множества обстоятельств и других людей, влияющих на него. Но одни в своем сознании переплавляют эти влияния, и в итоге получается что-то свое, неповторимое и особенное; другие же слепо копируют чужой опыт, подражают всем и вся, не имеют собственного лица и определенной позиции.

Определяя степень самостоятельности воспитанников, педагоги, как правило, учитывают, способен ли он опереться на собственные силы, имеет ли личное мнение, может ли действовать по собственной инициативе, умеет ли правильно оценивать себя.

Процесс воспитания самостоятельности требует от педагогов большого терпения. Важно научить воспитанников принимать критику и адекватно на нее реагировать; ответственности (а ее предпосылкой является возможность выбора – сознательного и добровольного принятия решения); внутренней дисциплине, предполагающей, кроме четкого выполнения обязанностей, осмысленную деятельность, в которую вносится творчество, стремление к общественной пользе. Именно внутренняя дисциплина, а не исполнительность "от сих до сих" отличает самостоятельного человека. Он управляет своими поступками, а не они им.

Самостоятельных людей можно воспитывать только через предоставление им самостоятельности. Не все руководители к этому стремятся – удобнее иметь дело с людьми конформными, несамостоятельными. Те, кто шаг за шагом формируют самостоятельность у своих сотрудников и всячески ее стимулируют в ущерб, может быть, своему комфорту и спокойствию, руководствуются их будущим, ибо по мудрому замечанию А. С. Пушкина: "Самостоянье человека – залог величия его".

Самоутверждение – поведение человека, направленное стремление к лидерству в том или ином виде деятельности, к высокой оценке и самооценке. Безусловно, положительное свойство, пока не принимает гипертрофированных размеров, не становится доминирующей потребностью. По степени личностной и общественной значимости можно условно обозначить три способа самоутверждения:

  • а) когда человек самоутверждается за счет реализации своих внутренних резервов, преодолевая себя, образно говоря, в соревновании с самим собой;
  • б) когда личность самоутверждается за счет других или путем создания видимости достижений, умения казаться, а не быть;
  • в) когда у человека слабо развита личностная и престижная мотивация, он пассивно отдается воле обстоятельств, удовлетворяется тем, что есть, не стремится мобилизовать весь свой потенциал для достижения высоких результатов.

Руководитель может способствовать развитию социально ценных и личностно значимых способов самоутверждения сотрудников путем организации и стимулирования разнообразной деятельности, в которой они занимают разные позиции и добиваются реальных достижений, которые не остаются незамеченными, а соответствующим образом отмечаются.

Способ самоутверждения в немалой степени зависит от уровня притязаний и его соответствия возможностям и способностям личности. Поэтому важное воспитательное значение имеет адекватная самооценка, позволяющая человеку отнестись к себе критически, правильно соотнести свои возможности с предлагаемыми условиями и ожиданиями окружающих.

Свобода – своя воля, простор, возможность действовать по-своему, отсутствие стесненья, неволи, рабства, подчинения чужой воле (В. И. Даль). Основанием свободы в культурном и социальном плане выступает автономия человека, его право и обязанность полагаться на себя и принимать ответственность за свои действия; с психологической точки зрения – независимость и принципиальная возможность собственного свободного выбора жизненного пути, самоопределения; в онтологическом (бытийном) плане – быть самим собой и самореализоваться.

Разными уровнями свободы определяются разные педагогические системы. Так, в отечественной педагогике и образовательной практике проблема свободы поставлена Л. Н. Толстым, который считал, что, хотя человек никогда не может быть свободен, если смысл его жизни находится в области последствий, но он свободен в мотивах, их перестройке, своем духовном росте. Великий писатель и мыслитель понимал, что духовный рост требует серьезных усилий самого человека, поступков, активности. На самом же деле люди часто не хотят ни свободы, ни ответственности (что мы сплошь и рядом наблюдаем в наше время!). Добровольно снимая с себя ответственность, многие передают ее посредственности, не задумываясь о последствиях.

В начале своей педагогической деятельности Л. Н. Толстой отстаивал идею абсолютной свободы. В конце жизни он пришел к выводу, что свободы без берегов нет. Процесс воспитания и обучения не свободен по своей сути. Стало быть, речь должна идти о мере свободы.

В понимании этой меры может помочь подход австрийского психолога Виктора Франкла, предложившего различать свободу от чего-то и свободу для чего-то. Действительно, когда, например, студенты выступают за свободу от обязательного посещения лекций, то для принятия административного решения важно, для чего необходима свобода: одно дело, если она требуется для занятий в библиотеках и самостоятельной научной работы, и совсем другое, если для развлечений...

С проблемой свободы тесно связано противостояние либерализма и патернализма. Либерализм утверждает право личности выбирать свой образ жизни, свои убеждения и ценности. Этот выбор не всегда социально приемлем. Если при этом ущемляются интересы окружающих, то в силу вступают юридические ограничения, регламентирующая роль которых естественна и оправдана. Если же действия человека касаются его лично (наркомания, суицид и т.п.), то насколько оправданно предоставлять ему такую свободу? Здесь приемлем принцип патернализма (отцовства), то есть заботы, утверждающий право общества ограничивать свободу индивидов.

В области образования проблема свободы возникает, когда речь идет, например, о границах академической свободы обучающихся или о том, в какой мере и каким способом общество вправе предлагать людям гражданские принципы, политические предпочтения, отечественную историю, изучение тех или иных источников. Научно обоснованных ответов пока нет, а они чрезвычайно важны.

Тем не менее, со всей определенностью надо отметить, что абсолютизация свободы несвоевременна. Когда подчеркивают, что педагогика свободы есть "деятельность взрослого (педагога) и самого учащегося по поддержке и развитию того единичного, особого, своеобразного, что заложено в данном индивиде от природы или что он приобрел в индивидуальном опыте"[5], то естественно возникают вопросы: а если это единичное и особое проявляется в повышенной агрессивности, жестокости, пренебрежении элементарными правилами общежития и т.п. отклонениях, это тоже надо поддерживать и развивать?

Как тут не вспомнить предостережение А. И. Солженицына: "Не может быть свободы ни у личности, ни у государства без дисциплины и честности. Если в нации иссякли духовные силы – никакое наилучшее государственное устройство и никакое промышленное развитие не спасет ее от смерти, с гнилым дуплом дерево не стоит. Среди всевозможных свобод – на первое место все равно выйдет свобода бессовестности"[6]. В свое время А. И. Герцен писал: "Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше, чем они освобождены внутри". Без этой внутренней, мало, а то и вовсе незаметной работы души не может быть и речи о какой-либо свободе волеизъявления и самореализации.

Ситуация – своеобразная "точка пересечения" человека и реальных обстоятельств его жизнедеятельности, требующая от него принятия и реализации решения.

Каждый день дома, на учебе, на работе – бесконечная череда ситуаций взаимодействия с людьми. Эти ситуации могут быть схожими, типичными, привычными, а потому не несущими, кажется, никаких неожиданностей. Однако такое предположение нередко ошибочно: в каждом случае – конкретные причины, участники, обстоятельства. Не бывает даже двух абсолютно одинаковых ситуаций. Любая требует внимания, анализа того, что в ней общего с аналогичными, что – особенного: без этого трудно отыскать наилучшую линию поведения.

Ситуация, будто испорченный светофор, одновременно показывающий три цвета: красный – прошлое, то, что уже произошло и к чему возврата нет; желтый – некоторая неопределенность настоящего; зеленый – открывающаяся перспектива. Важно представлять все "цвета": истоки ситуации, причины, поводы, мотивы; ее суть, "расстановку сил" участников и их состояние, обстоятельства; возможные последствия того или иного варианта решения. Выбор варианта, т.е. принятие решения и его реализация, – следствие опыта, интуиции человека, результат обдуманного плана или импровизация.

Различные ситуации могут быть мгновенными и длительными, внезапными или ожидаемыми, случайными или закономерными, характерными или исключительными, предполагаемыми или непредсказуемыми.

Нередко ситуация оказывается сложной: в отношениях между участниками возникает напряженность, причинами которой могут стать непонимание друг друга, неприятие позиции партнера, групповой эгоизм, неблагоприятные условия или фон общения, проявление бестактности, невнимания. Сложная ситуация порой, обостряясь, превращается в конфликтную. Взаимные равнодушие или несправедливость, недоверие или враждебность обычно бывают спровоцированы конкретным опытом жизнедеятельности, взаимодействия. Конфликтная ситуация – чаще всего следствие отсутствия профессиональной культуры, интуиции, умения владеть собой, предвидеть последствия тех или иных своих действий, "просчитать" варианты их дальнейшего развития.

Проблема конфликтных ситуаций – прежде всего проблема человечности и профессиональной компетентности личности.

Творчество – самостоятельное создание нового, оригинального, ранее не существовавшего. Результатом творчества могут быть материальные, культурные, духовные ценности. Во многих его определениях проводится мысль, что создание нового, лежащее в основе творчества, должно вызываться общественными потребностями и иметь прогрессивное значение.

Творческие способности в той или иной степени присущи большинству людей. К ним относят: внимательный поиск проблем (увидеть проблему часто труднее, чем решить ее); способность к свертыванию мыслительных операций, проявляющуюся в умении использовать все более емкие в информационном отношении символы; способность к переносу опыта (умение применить навык, приобретенный при решении одной задачи, к решению другой); цельность восприятия (способность воспринимать действительность целиком, не дробя ее); сближение понятий, проявляющееся в легкости ассоциирования; легкость генерирования идей; воображение и др.

Людям, у которых творческие способности проявляются ярко, присущи такие черты, как готовность к риску, поскольку человек, создающий нечто новое, должен иметь смелость продемонстрировать новое публично; импульсивность и независимость суждений, склонность к актерству, остроумие, умение долго удерживать внимание на каком- либо определенном вопросе, упорство, настойчивость, целенаправленность, афористичность мышления, скрупулезность и т.п.

Некоторые из названных черт не всегда вызывают восторг окружающих. Но в коллективах, где ценится творческий поиск, с пониманием относятся к таким качествам и проявлениям личности. Если же нет необходимого понимания, то человек стремится реализовать свои творческие возможности за пределами коллектива.

Не следует забывать о том, что многие творчески одаренные люди очень ранимы и уязвимы. И если их предложения и идеи (а они могут быть и преждевременными, и недостаточно обоснованными, и просто неправильными, абсурдными), высмеиваются, то это может надолго отбить охоту высказывать их вслух.

Выдающийся американский ученый Абрахам Маслоу предлагал различать первичную и вторичную креативность (творческость). Первичная креативность, или этап вдохновенного творчества, должна быть отделена от вторичной – процесса детализации творческого продукта и придания ему конкретной предметной формы. Вторая стадия включает в себя тяжелую рутинную работу, успех которой в значительной степени зависит от самодисциплины, трудолюбия, выносливости и терпения человека.

Условиями развития творческих способностей людей можно считать: развитие атмосферы в учебных и трудовых коллективах; поддержка и стимулирование творческой активности людей, представленность опыта творческой деятельности как одного из элементов содержания образования на всех его ступенях: в школе, вузе, аспирантуре, курсах повышения квалификации.

Толерантность – одно из сложных проявлений позитивного отношения людей к различным жизненным явлениям. В основе толерантности лежит гуманистическая идея утверждения положительного, необходимого человеку для полноценного существования и развития, и отрицания, преодоления того, что препятствует такому развитию. И то и другое базируется на приоритете общечеловеческих ценностей и нравственных норм.

Обе эти позиции, их общие основания своим воплощением как раз имеют толерантность – умение сосуществовать с людьми иной культуры, способность принимать других такими, какие они есть, сотрудничать и взаимодействовать с обладателями других взглядов, носителями иных обычаев, доброжелательное отношение к этим людям.

Практически в любом случае толерантность как состояние требует от человека сдержанности, преодоления в себе негативных установок по отношению к тому, что в данной ситуации требует терпения, – будь то пассажиры переполненного утреннего автобуса, спешащие на работу, или неприемлемая точка зрения в профессиональном споре, или "прибамбасы" очередного витка моды, или манера поведения коллеги.

В то же время и терпение имеет свои пределы, за которыми любые проявления антигуманности, бесчеловечности – в широчайшем диапазоне от бытового или иного хамства, агрессивности, от коррупции и социальной лжи до фашизма, терроризма, преступности, крайнего национализма... Все это можно объяснить, но нельзя оправдать. Однако этого мало: толерантность не только не препятствует решительному отрицанию подобных явлений, но предполагает не менее решительную борьбу с ними, с причинами их возникновения. Иначе неприятие оказалось бы пустой декларацией, а его объекты неуязвимыми. Лучший способ борьбы – предупреждение или преодоление подобных черт каждым человеком в самом себе.

Другая, пожалуй, более важная характерная черта толерантности – способность понимать и принимать разные социальные явления, признавая их право быть такими, каковы они есть. Особенно эго важно в поликонфессиональной и полиэтнической среде. Разные религии, разные народы несут и разные традиции, обычаи, обряды, имеют разный менталитет. В условиях усилившейся миграции людей обостряются и проблемы, связанные с отношениями между представителями разных религий, разных национальностей. Поликультурная среда призвана стать пространством не вражды, но обоюдного интереса, взаимного обогащения народов знаниями их истории, искусства, культурных традиций.

Толерантность все больше становится общественно значимым личностным качеством. Потребность в нем стремительно растет, но и его возможности в процессе создания сплоченного гражданского общества становятся все более существенными. Важно, чтобы это было понятно всем, понято всеми и стало гуманистическим руководством в повседневной жизни.

Традиция – сложившийся и передаваемый от поколения к поколению образ действий, отношений, жизни людей, в то же время активно на них влияющий. В традиции закрепляется то, что отстоялось во времени и обстоятельствах, однажды возникнув и оказавшись нужным людям, отвечающим их потребности в упорядоченности тех или иных сторон быта или производства, жизни семьи или общества.

Однако традиции не сводятся лишь к разнообразию местных обычаев и обрядов, распространяясь на широкие общественные сферы – экономику, политику, право, на науку и искусство. Традиции сильны и в области человеческих отношений.

Среди источников, факторов и условий возникновения традиций – менталитет этноса, иной общности, природные, исторические, социальные особенности существования людей. Выступая творцами традиций, сами люди нередко оказываются в плену ими же заложенных, санкционированных, утвержденных порядков, норм, привычек. Особенно часто это происходит в поликультурной среде, когда столкновение разных традиций порой приводит к жестким и тяжелым по последствиям конфликтам. Среди причин – устойчивость ревниво соблюдаемых традиций и сложность их изменения или смены.

Тем не менее традициям присущи не только устойчивость, по и динамичность. Последняя связана с изменениями социальных условий, присущими развитию общества. В противном случае та или иная традиция может оказаться консервативной, препятствующей преемственности и развитию, которое неизбежно требует перемен. К сожалению, порой в таких переменах люди, общество заинтересованы, однако некоторые традиции весьма упорны (в криминальном мире, "дедовщина" в армии, коррупция).

Весьма сложной бывает ситуация взаимоотношений человека с традициями группы, коллектива, иного сообщества, особенно когда этот человек входит в них впервые. Иногда его встречают традиционной доброжелательностью, готовностью помочь новому сотруднику освоиться; так создается поле для проявления его индивидуальности, личностных и профессиональных потенциалов, их пополнения, обогащения. Случается и иное: в корпоративных традициях данного сообщества – "проверить" пополнение, а потому встречать "новенького" равнодушно, а то и настороженно, что сковывает его инициативу, затрудняет адаптацию к новым для него профессиональным условиям, сложившимся в отделе, цехе, лаборатории.

В любом случае, так или иначе, положительные традиции – живая нить связи и преемственности поколений, созданная предшественниками, объединяющая в настоящем и ведущая в будущее, то реальное духовное, нравственнопсихологическое пространство (повторим – сложное, устойчивое и динамичное), которое создано людьми и существует для них и во имя их развития, их – создателей, носителей и хранителей традиций.

  • [1] Лихачев А. Е. Воспитание и духовность (заметки православного педагога) // Педагогика. 2001. № 3. С. 33.
  • [2] См.: Шадриков В.Д. Происхождение человечности. М., 1999. С. 75.
  • [3] См.: Философия в трагическую эпоху. М., 1994. С. 104.
  • [4] Метаева В. А. Педагогика, 2006. № 3.
  • [5] Газман О. С. Гуманизм и свобода // Вульфов Б. 3., Иванов В. Д. Основы педагогики. М., 1999. С. 234.
  • [6] Солженицын А. И. Как нам обустроить Россию // Солженицын А. И. Публицистика: в 3 т. Ярославль, 1995. Т. 1. С. 385.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ