Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Психология массовой коммуникации

Текстопроизводство, медиапотребление, психологическое моделирование медиатекстов

Текст является носителем смысла. Последний находит выражение в структуре и языковых средствах текста. Потребность в изучении медиа текста как высшей коммуникативной единицы, представляющей собой осмысленную последовательность вербальных знаков, а также поиск способов его анализа, определяется как обращением лингвистической науки и теории журналистики к исследованию языкового функционирования, так и ориентацией современного образования на речевое развитие журналистов[1]. Текст рассматривается в смысловом поле реципиента, изучаются возникающие деформации как намеренные (манипуляция сознанием), так и непреднамеренные (неадекватность восприятия события журналистом, некорректность перевода события в текст, недостаточность сведений, необходимых реципиенту, уровня образованности реципиента). При сопоставлении языковых явлений с действительностью определяются цели коммуникативных актов и выявляются установки коммуникатора[2].

В последние годы вырос объем исследований, изучающих интенции (интенциональные установки) автора, т.е. латентные идеи, которые не всегда можно декодировать. Так, например, в интенции исследователь Д. В. Колесова усматривает коммуникативное намерение, желание поиграть с читателем, предложить головоломку, которую можно отгадать на разных уровнях понимания[3]. В любом случае интенцию связывают с замыслом, задуманным планом действия автора, в котором реализуется желание воздействовать на эмоции читателя.

Наиболее значимыми в наше время становятся такие феномены, как эмоциональные и когнитивные реакции на медиаинформацию, поиск прототипов личностной, социокультурной идентичности, стихийность формирования мировоззрения[4]. Во многих исследованиях массовая коммуникация предстает как расширенная, нелокальная психика, коллективное сознание и коллективное бессознательное, где доминируют стихийные, иррациональные компоненты, а потребление информации отличается хаотичностью.

Исследователь Г. Н. Малюченко отмечает следующие тенденции развития современного медиапространства: СМИ функционируют как наиболее эффективный инструмент легитимного воздействия на массовое сознание: эффективность массмедиа определяется самостоятельным характером установления ключевых тем и формата взаимодействия, а также сохраняющимся доверием государства и общества; СМИ стремятся воздействовать на медиапотребителя многомерно, охватывая сознательное и бессознательное, мотивации и потребности, эмоции и ценности[5].

Скрытое (непрямое) информационно-психологическое воздействие СМИ приводит к тому, что по всему миру наблюдается увеличение числа психических заболеваний, депрессия стала болезнью века, растет количество суицидов.

Одним из развивающихся направлений медиапсихологии становится анализ проблем воздействия сцен насилия и жестокости в СМИ, которое проявляется на трех психологических уровнях – поведенческом, аффективном (эмоциональном) и когнитивном. На поведенческом уровне просмотр сцен насилия влияет на поведение зрителя, на эмоциональном – вызывает немедленную или долгосрочную эмоциональную реакцию, на когнитивном – влияет на восприятие зрителем реального мира. Выявляются и описываются такие эффекты, как катарсис, возбуждение, дизингибиция (растормаживание), имитация, сенсибилизация, десенсибилизация, культивация[6].

В большей части различных исследований демонстрируется наличие стойкого взаимодействия между насилием на телевидении и последующей агрессией в поведении.

Воздействие телевидения на зрительское восприятие действительности может быть ослаблено так называемыми уровнями суждения, к которым относятся следующие: специфика передачи, зрительское восприятие или интерпретация, личное отношение индивида к насилию и специфика ситуации.

Несмотря на то что медиапсихологи собрали и обобщили огромное количество эмпирических данных о негативных эффектах демонстрации сцен агрессии и жестокости, проблема преодоления последствий влияния теленасилия на зрительскую аудиторию остается открытой[7].

Защитные (социопсихотерапевтические) механизмы от целенаправленного некорректного воздействия

Современный медиатекст опирается не на идеологию, а на ментальные структуры, базовые ценности и страхи массовидного человека. Рассмотрение медиатекста с коммуникативных позиций позволяет увидеть его в отношении к участникам коммуникации и к миру действительности, проследить его операциональную ориентированость на интерпретативную деятельность человека слушающего (читающего).

В условиях новой реальности радикально меняется коммуникативное поведение аудитории. Здесь открывается люфт для манипуляций в массовой коммуникации, что требует использования психологических механизмов защиты от информационных стимуляций и негативных журналистских воздействий, ведущих к истерии, психозу, изоляции, механизмов, обеспечивающих свободу от попыток контроля сознания, морального давления, дискриминации.

Новая область исследований в медиапсихологии связана с изучением деятельности человека, опосредствованной взаимосвязанными глобальными компьютерными сетями. В "виртуальном мире" Интернета как информационной среде осуществляются такие виды деятельности, как познавательная, игровая и коммуникативная. Последствия этой деятельности могут быть как положительными, так и отрицательными. На современном этапе развития создаются интернет-субкультуры, формирующие круг интересов и общения, стимулирующие развитие межличностных отношений, что имеет свое положительное значение в сфере влияния на индивидуальную сферу психической деятельности членов этой субкультуры.

Важное направление в структуре данных исследований – использование Интернета людьми с патологическими изменениями, вызванными интернет-зависимостью.

Таким образом, исследование манипулятивных технологий и защита от психологического воздействия становятся важной научной задачей. Усилия теоретиков и практиков

СМИ и коммуникации должны быть направлены на поиск систем, помогающих распознать технологию манипулирования, и блокировать ее эффекты.

Перспективным, на наш взгляд, направлением в медиапсихологии может стать медиаобразование, призванное подготовить новое поколение к жизни в современных информационных условиях. Главная задача – научить человека адекватному восприятию различной информации, пониманию и осознанию последствий ее воздействия на психику, распознаванию манипулятивных технологий и противостоянию медианасилию. Психологическая культура сегодня является не просто обязательным элементом общей культуры, но и необходимым условием безопасности в социальном взаимодействии и различных межличностных коммуникативных ситуациях.

От современного коммуникатора (журналиста, специалиста по связям с общественностью, рекламиста) требуется знание основ медиапсихологии – моделирования социально-психологических процессов в массовой коммуникации и межличностном общении; психических возможностей человека, его потребностей, особенностей сознания, знаний, необходимых при выборе средств и приемов воздействия на аудиторию, – а также умение применять психологические методы и техники в процессе сбора информации, подготовки журналистского текста, установления контакта с аудиторией, владеть навыками управления своим психологическим состоянием и системой отношений. Все это – эффективные составляющие психологической культуры журналиста.

  • [1] Текст: теоретические основания и принципы: учеб.-науч. изд. / под ред. К. А. Роговой. СПб.: Златоуст, 2011. С. 6.
  • [2] Леонтьев А. А. Психолингвистические особенности языка СМИ // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования. М., 2002. С. 9; Добросклонская Т. Медиадискурс как объект лингвистики и межкультурной коммуникации // Вестник С.-Петерб. ун-та, 2006. С. 20–33.
  • [3] Колесова Д. В. Интенция и интенциональность //Текст: теоретические основания и принципы. С. 16–36.
  • [4] Малюченко Г. И. Медиапсихология как продукт общественного сознания и новая сфера научно-практической деятельности // Меднапсихология в России: проблемы и перспективы: науч, видеоконф. / СГУ им. И. Г. Чернышевского. Саратов, 2010. URL: mediaconf.sgu.ru/
  • [5] Малюченко Г. Н. Медиапсихология как продукт общественного сознания и новая сфера научно-практической деятельности.
  • [6] Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. С. 199–200.
  • [7] Виноградова С. М., Мельник Г. С. Психологические последствия демонстрации сцен насилия на телевидении // Вестник С.-Петерб. ун-та. Серия 12: Психология. Социология. Педагогика. 2009. № 4. С. 192–204.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы