ПРОБЛЕМА МАССОВИДНОСТИ И МАССОВАЯ КОММУНИКАЦИЯ

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • основные особенности психологии пропаганды, рекламного воздействия, слухов, моды и творчества в коммуникационных процессах;
  • • особенности коммуникативной, интерактивной и перцептивной стороны общения;
  • • закономерности психологических процессов;
  • • приемы и методы психологического воздействия на аудиторию;

уметь

  • • выявлять типы влияния и механизмы противостояния им;
  • • применять знания в профессиональных межличностных отношениях;
  • • грамотно использовать результаты психологических исследований при планировании и проведении коммуникационных кампаний;
  • • выявлять факторы, влияющие на перцепцию и интерпретацию сторон общения;
  • • анализировать социально значимые проблемы и процессы с точки зрения психологии массовой коммуникации;
  • • анализировать коммуникационные процессы и технологии с точки зрения основных моделей;
  • • оценивать эффективность массовой коммуникации;
  • • определять желаемые результаты воздействия;

владеть

  • • стилями и методиками общения, интерактивными технологиями организации оперативной связи с аудиторией;
  • • приемами создания модели общения в массовой коммуникации;
  • • методами психологии массовой коммуникации при решении социальных и профессиональных задач.

Социальная фасилитация, ингибиция и огруппление мышления в контексте массовой коммуникации

Анализируя проблемы взаимодействия индивидов, входящих в малую группу, психологи пришли к открытию феноменов социальной фасилитации и ингибиции. Исследования, проведенные отечественными и зарубежными учеными: Н. Триплеттом, В. Меде, Ф. Олпоргом, В. М. Бехтеревым и др., продемонстрировали, что в присутствии других людей результаты деятельности могут улучшаться или, наоборот, ухудшаться. Таким образом, социальная фасилитация – это "повышение эффективности (в плане скорости и продуктивности) деятельности личности в условиях ее функционирования в присутствии других людей, которые в сознании субъекта выступают в роли либо простого наблюдателя, либо конкурирующего с ним индивида или индивидов"[1]. Существуют разные точки зрения по поводу того, всегда ли наличие группы оптимизирует деятельность ее участников. Одни исследователи считают, что решение сложных задач, требующих творческого подхода, легче осуществляется в группе и непременно сопряжено с фасилитацией, другие настаивают на том, что с такими задачами легче справляется отдельный индивид, которому легче сосредоточиться в одиночестве. Что же касается ингибиции, то она связана с подавлением тех или иных психических функций под воздействием группы.

В дальнейшем было выявлено, что группа способна усиливать доминирующие реакции человека (Р. Зайонс). Также был обнаружен феномен "социальной лености", который выражается в том, что при отсутствии контроля над участником групповой деятельности его усилия, направленные на достижение цели, имеют тенденцию снижаться (С. Харкинс и др.). Считается, что возникновение "социальной лености" зависит от конкретной ситуации и общекультурных факторов[2].

С фасилитацией тесно связаны модерация и медиация. Однако эти явления обладают существенными различиями, главным из которых является то, что модерация невозможна без визуализации. Фасилитатор подводит группу к тому или иному решению, а модератор сохраняет свою нейтральность. По мнению экспертов, модерацию уже в XIII–XIV вв. использовал Ватикан, когда священник получал более высокий сан. "В этой процедуре присутствовали адвокат дьявола и адвокат Бога. Первый отстаивал мнение, почему священник не достоин нового звания, а второй приводил аргументы, почему священник должен быть посвящен в более высокий сан. Также на этом процессе присутствовал человек (модератор), который давал возможность высказаться адвокатам обеих сторон. Модератор фиксировал выступления и вел протокол, а также оглашал результаты заседания"[3]. Медиация используется при разрешении конфликта: медиатор никому не навязывает свое мнение, он стремится к тому, чтобы стороны сами пришли к соглашению[4].

Дихотомия "фасилитация – ингибиция" по-разному проявляется в процессе коммуникации. Когда воздействие на те или иные группы осуществлялось в ходе ритуала или магического действия, а также с помощью устной публичной речи, межличностное общение органично вплеталось в ткань непосредственного общения коммуникатора и адресата. Усиление или ослабление взаимовлияния участников группы было неотъемлемой частью этого процесса, носившего синкретический характер. С возникновением технических средств передачи информации, развитием дистанцированной обратной связи и появлением массовой коммуникации СМИ начинают отражать межличностные отношения и влиять па них уже опосредованно. Массовая коммуникация имеет дело с индивидуально-коллективным субъектом и массовым рассредоточенным адресатом[5].

Несмотря на заметное расхождение массовой и межличностной коммуникации, между ними не возникло непреодолимой границы. Поскольку коммуникация обладает многоступенчатым характером, в распространении медийной информации на уровне межличностных отношений активно участвуют лидеры мнения.

Закономерности межличностного общения своеобразно проявляются в деятельности современного телевидения.

Так, передачи, в которых представлена группа участников, ведущих дискуссии, отстаивающих то или иное мнение, предоставляют нам множество примеров фасилитации и ингибиции, модерации и медиации. Примером могут служить программы "Пусть говорят", "Вечер с Владимиром Соловьевым", "Давай поженимся!" (Первый канал), "Открытая студия" (Пятый канал) и др. В 2010 г. ведущий программы "Пусть говорят" Андрей Малахов стал одним из 10 популярных телеведущих России, а сама программа – лидером рейтинга популярности в первом квартале 2011 г.

В сфере связей с общественностью также работают механизмы фасилитации и ингибиции, модерации и медиации. Поскольку PR является "подготовленным управляющим субъектом, информация представляется в форме, удобной для передачи общественности (межличностное общение, сообщения в средствах массовой информации, организация пресс-конференций, брифингов, “круглых столов”, публичных открытых обсуждений, презентаций и т.п.). Информация, действуя на объект (общественность) соответствующим образом, оказывает на него влияние, изменяет его состояние. Сведения об этом передаются по каналам обратной связи и используются для корректировки замысла и последующих действий"[6].

Усиление интерактивных начал массовой коммуникации создает возможность для того, чтобы читатели, слушатели или зрители стали равноправными участниками коммуникации, или, по крайней мере, ощутили себя таковыми. Однако очень часто "получатель сообщения в зависимости от стратегии инициатора может рассматриваться, например, не более чем в качестве объекта манипулирования, при этом у него создается или сохраняется иллюзия “равноправия”"[7].

В ходе развития информационного общества происходит новое смысловое наполнение самого понятия "субъект коммуникации". Сегодня это не только различные медиагруппы[8]. Свои частные интересы в информационном пространстве представляют медиаперсоны, в том числе рядовые граждане. Таким образом, СМИ получает дополнительные возможности для межгруппового, внутригруппового и межличностного общения.

С появлением технологии Web-2.0 существенно расширились возможности Интернета в плане формирования виртуальных сообществ и социальных сетей. Использование новых технологий стало одним из условий возникновения современной модели PR-2.0, в рамках которой расширяются возможности общения PR-специалиста с целевой аудиторией. Считается, что к социальным медиа относится "любой сервис, который использует Интернет для усиления (фасилитации) общения между людьми"[9]. Социальные сети выступают в роли фасилитатора, который помогает человеку скорректировать самооценку, дают ему возможность понять, как его воспринимают другие, и почувствовать доверие к виртуальному сообществу, членом которого он является[10].

Известный французский исследователь массовой коммуникации Д. Вольтон считает, что социальные сети возвращают нам утраченное межличностное общение: "Интернет, владыка информационных систем, вновь ставит вечный вопрос межличностной коммуникации: “Есть ли где-нибудь кто-то, кто меня любит?”. И социальные сети, такие, как Фейсбук (Facebook) представляют собой не что иное, как современную версию Chasseur francais, со всеми поисками эмоциональных и социальных связей. Слово “социальные сети”, кстати, само по себе уже говорит об этом. За сетями стоят социальные связи, то есть связи между людьми, они приоритетны. Как легче встретиться с кем-то? С мечтой о равенстве, заметной в этой логике контактов “на равных” (peer to peer): люди ищут друг друга, и они равны. Во Всемирной паутине, в блогах, в Твиттере и в многочисленных сетях это всегда поиск другой коммуникации между людьми, более свободной и подлинной. Это также, нужно признать, лекарство от одиночества. Этого ползучего одиночества, ужасного в городской среде, где все социальные и семейные структуры разрушились, вызвав, вполне естественно, потребность в создании новых связей, новых общностей.

Интернет – средство борьбы против этой новой реальности: свободных и одиноких людей"[11].

Для того чтобы глубже понять психологию группы, надо обратиться к проблеме огруппления мышления, возникающей в результате тенденции, характерной для групп, которые принимают решения, и заключающейся в том, что в целях единства группы инакомыслие подавляется. Это явление получило название огруппленного мышления (groupthink). Доказано, что товарищеские отношения помогают повысить производительность труда в ходе совместной работы, а командный дух укрепляет моральный климат. Однако в случае принятия решений полное единодушие, свойственное сплоченной группе, члены которой ощущают взаимную симпатию, может повредить данной группе, особенно, если она изолирована от других и у нее есть авторитарный лидер, навязывающий свою, готовую версию решения[12].

Огруппление мышления может привести к трагическим последствиям. В интерпретации Д. Майерса причина гибели "Титаника" заключается в следующем: "Не обратив внимания ни на сообщения о том, что по курсу корабля возможны айсберги, ни на просьбы вахтенного о бинокле, капитан Эдуард Смит, авторитарный и уважаемый руководитель, вел свой лайнер сквозь ночь на полной скорости. Иллюзия неуязвимости сыграла с ним злую шутку (“Сам Господь Бог не сможет потопить этот пароход!” – говорил он). Свою лепту в трагедию внесло и принуждение к конформизму: члены команды говорили вахтенному, что и без бинокля все видно, и игнорировали его предупреждения. Не обошлось и без “поглотителей информации” (радист “Титаника” не передал капитану Смиту последнее и самое полное предупреждение о ледовой обстановке)"[13].

Этот же психолог размышляет о групповой поляризации в Интернете, когда возникает новая, виртуальная среда группового взаимодействия, где молодежь проводит значительную часть своего времени: "Пацифисты и неонацисты, знатоки готического стиля и вандалы, заговорщики и избежавшие смерти раковые больные создают бесчисленные виртуальные сообщества, в которых находят поддержку единомышленников, разделяющих их интересы, заботы и опасения. <...> Будет ли в таких группах, где отсутствуют нюансы невербального общения, присущие контактам “лицом к лицу”, возникать эффект групповой поляризации? Смогут ли пацифисты с еще большей силой уверовать в необходимость все проблемы решать мирным путем, а члены террористических организаций – проникнуться еще большей убежденностью в необходимости террора?"[14]

Таким образом, использование механизмов межличностного взаимодействия в Интернете может получить непредвиденный отклик, и виртуальные сообщества будут все больше влиять – очень по-разному – на события реальной жизни.

  • [1] URL: psyofflce.ru/6-894-fasilitacija-socialnaja.htm
  • [2] Майерс Д. Социальная психология. СПб.: Питер, 1997.
  • [3] Венгриняк К. Фасилитация, модерация, медиация. URL: training.com.ua/live/news/fasilitacija_moderacija_mediacija
  • [4] Там же.
  • [5] Геворгян Л. Э. Формирование общественного мнения средствами массовой коммуникации в современной России: социально-философский анализ: автореф, дис. ... канд. филос. наук. Краснодар, 2006.
  • [6] Манойло А. В. Массовая коммуникация в социальных системах. С. 58. URL: evartist.narod.ru/text24/0026.htm
  • [7] Там же. С. 51.
  • [8] Там же. С. 58.
  • [9] Breakenridge D. PR 2.0: new media, new tools, new audiences. N. Y.: FT Press, 2008. P. 18 (Цит no: Быков И. А. Традиционные СМИ, социальные медиа и связи с общественностью в условиях кризиса // Средства массовой информации в сорвеменном мире. СПб.: материалы традиц. науч.- практ. конф., 22–23 апреля 2010 г. СПб.: СПбГУ. 2010. URL: bykov.socionet.ru/public/Bykov_SMI_SM_Crisis.htmI
  • [10] Staddon J. Vanity or Privacy? Social Media as a Facilitator of Privacy and Trust. URL: static.googleusercontent.com/external_content/untrusted_dlcp/research.google.com/nl//pubs/archive/37673.pdf
  • [11] Вольтой Д. Информация не значит коммуникация. М.: Полпред Справочники, 2011. С. 13.
  • [12] Майерс Д. Социальная психология. С. 384.
  • [13] Там же. С. 368.
  • [14] Майерс Д. Социальная психология. С. 361.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >