Длительность хранения информации в кратковременной памяти и механизмы забывания

Обращаясь к вопросу о длительности хранения информации в кратковременной памяти, прежде всего стоит рассмотреть ставшие теперь уже классическими эксперименты, которые провели в самом конце 50-х гг. прошлого столетия американские психологи Лойд и Маргарет Петерсоны (Peterson & Peterson, 1959). Аналогичные исследования независимо от них примерно в то же время осуществил британский психолог Браун.

В этих экспериментах испытуемому предъявляли на слух ряд из трех согласных, например, PSQ. Такой ряд называется триграммой. Затем испытуемому называли трехзначное число, например 167. Он должен был производить обратный счет тройками (167, 164, 161,158...) в такт ударам метронома в течение некоторого временного интервала, от 3 до 18 с. Конец интервала обозначался специальным звуковым сигналом, по которому испытуемый должен был немедленно вспомнить предъявленные ранее буквы, составлявшие триграмму.

Оказалось, что после трехсекундного интервала удержания успешность припоминания триграммы составляла примерно 80%, через 6 с успешность снижалась до примерно 55%, через 9 с – до примерно 35%, через 12 с – до 20%, а через 15 с стабилизировалась примерно на 10%, существенно не изменяясь и к 18-секундному интервалу удержания.

Таким образом, можно предполагать, что время удержания информации в кратковременной памяти в отсутствие ее активной обработки посредством системы повторений (артикуляторной петли) составляет примерно 15 с. В течение этого интервала информация либо утрачивается вовсе, либо передается в долговременное хранение. Понятно, что с помощью системы повторений мы можем продлить процесс обработки и удержания информации в кратковременной памяти практически до бесконечности.

Также обратим внимание на то, что многолетние наблюдения за пациентом Η. М., страдавшим синдромом Милнер, также известным как синдром Корсакова, о котором мы упоминали в первой главе, показали: он мог удерживать новую информацию до 10 мин, после чего информация полностью утрачивалась, не переходя в долговременное хранение. Существуют также некоторые нейрофизиологические данные, которые позволяют говорить о том, что кратковременный след возбуждения в центральной нервной системе может удерживаться в течение нескольких суток. Однако в целом принято считать, что время хранения информации в кратковременной памяти все же соизмеримо с 1 мин.

Соответственно, возникают вопросы о том, почему информация не остается в кратковременной памяти в течение неопределенно долгого времени и какие процессы обеспечивают забывание этой информации?

В качестве ответов были предложены две альтернативные гипотезы. Одна из них, получившая название гипотезы угасания, предполагает, что в кратковременной памяти происходит быстрая деградация следа вследствие его старения с течением времени. Вторая гипотеза указывает на то, что информация, сохраняющаяся в кратковременной памяти, постоянно испытывает влияние вновь поступающей из сенсорных регистров (ультракратковременной памяти) информации. Новая информация мешает обработке старой, уже хранящейся в кратковременной памяти, как бы "выталкивая" ее. Эта гипотеза получила название гипотезы интерференции.

Важно отметить различие этих двух гипотез. В первом случае утверждается, что процесс забывания целиком обусловлен фактором времени (и никакие другие причинные факторы здесь не участвуют), тогда как во втором случае фактор времени является несущественным: ослабление следа памяти обусловлено не просто течением времени, а появлением в памяти новой информации.

В чистом виде эксперимент, который бы позволил разделить предсказания этих двух гипотез, по-видимому, невозможен, так как в нем нельзя полностью исключить временной фактор.

Считается, что хорошим приближением к идеальному может служить уже рассмотренный нами эксперимент Петерсона и Петерсон (Peterson & Peterson, 1959). Результаты, полученные этими исследователями, на первый взгляд свидетельствуют в пользу гипотезы угасания, так как обратный счет тройками чисел вряд ли интерферирует с удержанием в памяти триграмм, состоящих из согласных букв. Но Кеппель и Андервуд (Keppel & Underwood, 1962) подвергли сомнению этот вывод.

Дело в том, что в эксперименте Петерсона и Петерсон испытуемые должны были воспроизводить не одну, а несколько триграмм, т.е. эксперимент включал в себя несколько проб. Результат оценивался статистически как среднее по всем пробам. Кеппель и Андервуд (Keppel & Underwood, 1962) исследовали зависимость успешности воспроизведения триграмм от интервала удержания отдельно для первой, второй и третьей пробы. Оказалось, что эффект постепенного снижения успешности припоминания триграммы в течение 15 с в первой пробе не наблюдался вовсе: успешность припоминания и через три, и через девять, и через 15 с составляла около 100%. Однако этот эффект постепенного снижения появляется во второй и третьей пробе. Следовательно, наблюдаемое снижение эффективности припоминания является следствием не угасания следа памяти с течением времени, а интерференции последовательных проб.

Также в пользу эффекта интерференции свидетельствуют еще одни экспериментальные данные, полученные Д. Норманом и Н. Во. Исследователи применяли метод зонда, суть которого состоит в следующем.

Испытуемому на слух предъявляется последовательность цифр, например: 147951264387290 5. По завершении этого предъявления звучит сигнал, который указывает на то, что последняя цифра должна использоваться как зондовая. Иными словами, испытуемый должен воспроизвести цифру, которая следует за зондовой цифрой в первый раз ее предъявления. В данном примере правильным ответом будет цифра 1, так как именно она появляется сразу за первым появлением цифры пять в этой последовательности. Заметим также, что между цифрой, которую нужно воспроизвести, и зондом в конце списка в нашем примере расположены еще 9 цифр.

В экспериментах Нормана и Во варьировалось расстояние между зондом и целевой цифрой, а также скорость предъявления последовательности цифр. Если забывание определяется только временем, то ускорение предъявления должно благоприятно сказываться на успешности воспроизведения целевой цифры, так как будет недостаточно времени для полного угасания следа. Если же основным фактором забывания является интерференция, изменение темпа предъявления цифр в ряду не должно сказываться на успешности поиска целевой цифры. Она будет целиком зависеть только от расстояния от конца последовательности до целевой цифры. Именно такой результат и получили в своих экспериментах Д. Норман и Н. Во.

Тем не менее гипотезу угасания нельзя отвергать целиком. Известен, например, эффект, который получил название эффекта хрупкости следа. Он состоит в том, что фактор интерференции оказывается гораздо более значимым в ситуации, когда информация в кратковременной памяти удерживается уже в течение достаточно долгого срока, скажем, нескольких минут. В этом случае даже самые незначительные влияния извне могут быть губительными для процесса удержания информации в памяти.

Представьте себе, например, что вам нужно записать чей-то телефон. Пока вы ищете, куда его записать, вы не перестаете повторять эту последовательность цифр. Оказывается, что если вы будете механически повторять эти цифры хотя бы в течение минуты, существует очень большая вероятность того, что малейшее отвлечение на что-либо еще приведет к тому, что вы навсегда забудете этот номер, так и не зафиксировав его в своей записной книжке. Это и есть эффект хрупкости следа. И он, по-видимому, указывает на то, что с течением времени действительно происходит деградация следа памяти, даже если вы активно обрабатываете информацию путем ее многократного повторения.

Таким образом, мы можем заключить, что информация в кратковременной памяти может удерживаться в течение времени, соизмеримого с одной или несколькими минутами, а механизмами ее утраты являются процессы интерференции и в меньшей степени угасания.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >