Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow Экономическая история

Средневековая европейская урбанизация

В Средние века, в период господства натурального хозяйства, и в Европе, и в меньшей степени на Востоке рынок и товарно-денежные отношения сыграли двоякую роль: очень медленно, но верно, как бы исподволь, разлагали хозяйственную замкнутость феодальных хозяйств и столь же неспешно создавали необходимые условия для перехода к новому, индустриальному обществу.

Основными физическими носителями, субъектами рыночных отношений были жители средневековых городов.

Начало германских завоеваний не сулило ничего хорошего для галло-римских городов. Вандализма было предостаточно[1]. Мы уже говорили о том, что после падения Западной Римской империи (476) города опустели, ремесло стало придатком к сельскому хозяйству, аграризация всей экономической жизни ввела в глубокий кризис производственную и культурную жизнь западноевропейских городов. Исчезали из обращения римские деньги – ареусы, в каждом крупном городе стали чеканиться свои серебряные монеты, как правило мелких номиналов, удобных для повседневных расчетов[2], ведь крупные оптовые сделки стали редкостью.

В период институционального оформления сословного строя в Европе (VIII–XI вв.)[3] появилось сословие свободных горожан, бюргеров. Но уже в IX в. образуются феодальные города, классические формы которых развивались в Италии (Венеция, Генуя, Пиза, Флоренция, Неаполь, Бри, Амальфи) и на юге Франции (Марсель, Арль, Монпелье, Тулуза): короли, герцоги, графы получали во владение города на основе феодального права в аллоды или лены, но сохраняли некоторые традиции античной городской жизни. Южные приморские города, развивающиеся на окраинах феодального мира, где не было большого давления имперских властей, помимо прочего, имели больше возможностей для сохранения и развития торговых связей с Византией и Востоком. Именно здесь во второй половине IX в. началось отделение городских республик – Венеции, Генуи, Флоренции – от Империи. В XI–XII вв. в Италии раньше, чем где-либо в Европе, начинает развиваться наемный труд в ремесленном и сельскохозяйственном производстве. Здесь же, в Италии, появились в XI–XII вв. первые европейские частные коммерческие банки с полным комплексом активных и пассивных операций. Всеевропейскую известность получил, например, генуэзский банк Сан-Джорджо.

Понятно теперь, почему именно Генуя в XI в. одной из первых приобрела (в самом буквальном смысле) независимость от местных маркграфов. В X–XI вв. в Италии (а следом и во всей Европе) развивается крупная оптовая ярмарочная торговля. Первая известная из литературы крупная флорентийская ярмарка относится к 1024 г. Повсеместное распространение ярмарочной торговли относится к XII–XIII вв. Известны ярмарки всеевропейского уровня в Шампани, Брюгге, Кельне, Женеве, Лионе, Бри.

В островной Британии, где феодальные отношения не дошли до классических форм и феодальные владения были менее замкнуты, торговля развивалась интенсивнее, чем, например, во Франции.

В X–XIII вв. западноевропейские города стали локомотивами экономического подъема, здесь оформляется цеховой (корпоративный) строй, купцы объединяются в гильдии, возникают элементы самоуправления. Кстати, очень важно для дальнейшего изложения запомнить, что цеховой строй с его строгой регламентацией жизни и жестким ограничением конкуренции не был характерен для окраинных территорий феодальной Европы: городов европейского Севера и Южной Франции.

Для европейских городов XI–XIII вв. – это героическое время коммунальных революций[4], когда города приобретают или завоевывают вольности и относительную свободу от феодальной зависимости. Возникают города-коммуны с выборными должностями, собственным законодательством, вооруженными силами, относительной независимостью во внешнеэкономической деятельности.

Однако не следует преувеличивать степень отделения городской жизни от сельской. Хотя ремесло и отделяется от земледелия как форма общественного производства, город еще не прервал связь с селом. До индустриальной системы было еще далеко. Это был переходный период от аграрной экономики к индустриальной.

А пока возникают новые города в Северной Франции, Нидерландах, Англии, в Германии по берегам Рейна и Верхнего Дуная. Позже, в XII–XIII вв., феодальные города появляются в Зарейнской Германии и Скандинавских странах, где города вырастали из рыночных местечек и племенных центров. Более 200 городов появилось в Европе в краткий промежуток на рубеже XIII и XIV вв. В Германии так называемые императорские города, первоначально подчиненные лишь государю, фактически превратились в городские республики (Любек, Гамбург, Бремен, Нюрнберг, Франкфурт-на-Майне, Магдебург, Аугсбург). Немецкие города, помимо прочего, становились центрами ростовщичества[5].

В это же время во Франции появляются новые свободные города (villes franches), которые приобретали свои права и привилегии мирным путем. К XIII в. повсеместно распространяется так называемое Магдебургское право, т.е. юридическое закрепление прав и свобод горожан, их самоуправления[6]. Сам "воздух города делает человека свободным": по европейской традиции год пребывания в городе беглого крестьянина делал его свободным членом коммуны.

Естественно, что германских императоров раздражало стремление городов вырваться из-под опеки царствующего дома. Например, император Фридрих I Барбаросса долго и безуспешно боролся с союзом итальянских городов в течение всего периода своего правления (1152–1190).

Отнюдь не все города Западной Европы смогли в XI– XIII вв. получить свободу от пут феодальной зависимости, герцоги и графы продолжали попытки налогового насилия над горожанами своих доменом и ленов. Но коммунальные революции сыграли и в этих городах свою положительную роль. Во-первых, многие города получили частичные привилегии, продолжая платить за них своеобразную дань сеньору[7] (в том числе Париж, Орлеан, Лондон, Оксфорд и многие другие), а во-вторых, даже в феодально зависимых городах горожане повсеместно освобождались от личной зависимости.

Английские города как центры ремесла и торговли стали бурно развиваться после нормандского завоевания (1066). Города становились антиподами, а потом и врагами феодального строя, создававшими экономическую основу централизации государства, что привело к раннему исчезновению собственно феодальных форм хозяйствования.

Развитию европейских городов в немалой степени способствовали крестовые походы XI–XIII вв. Не уверены, что сможем точно сформулировать религиозные цели крестовых походов, но континентальные сухопутные пути к восточным богатствам, на которые давно зарились европейская аристократия и дворянство[8], привели к росту товарных связей Европы с Азией, к ликвидации дисбалансов в торговле с Востоком, к некоторому притоку золота и серебра в Европу. А торговля – дело городское и купеческое.

Города становились крупной политической силой. Во Франции короли из рода Капетингов (например, Людовик VI Толстый (1108–1137)) опирались на города и городские сословия в своей борьбе против сепаратизма крупных феодалов. Естественно, что за помощь королю города получали значительные коммунальные права. Некоторые купеческие корпорации получали из рук короля исключительные права и монополии. Так, в середине XII в. руанская гильдия купцов получила привилегию на торговлю с Ирландией. Благодаря королевской поддержке, французские города к XIII веку расцвели и достигли значительной самостоятельности. В то же время документы той эпохи (например, хартия Филиппа II Августа 1182 г. о коммуне Бовэ) показывает, что коммуна – организация не демократическая, а олигархическая: во главе управления стояли представители крупных купеческих корпораций. Коммуна в Амьене управлялась 24 эшевенами – представителями крупных торгово-промышленных корпораций.

Городской патрициат довольно быстро осознал, что у их вольностей слишком много врагов, а потому городам надо объединяться в борьбе и с претензиями германских императоров, и с местными феодалами, и с конкурентами на внешних рынках, и, наконец, с весьма беспокойным собственным плебсом. Так появилось объединение североевропейских, прежде всего северогерманских, городов под простым названием Ганза[9].

Ганза была основана в 1241 г. Любеком и Гамбургом. Очень скоро к Ганзе присоединяются десятки германских городов. В XIII в. складываются союзнические отношения Ганзы с французскими городами Шампани, Нормандии и Иль-де-Франс преимущественно в целях торговли английской шерстью и сукнами. Тесные взаимоотношения завязываются и с Новгородом – главным торговым городом Руси. В 1373 г. была открыта лондонская контора Ганзы.

В XIII–XIV вв. императоры покровительствовали ганзейской торговле. В результате Ганза превратилась в мощную организацию со своими вооруженными силами, флотом, службами безопасности, экономической разведкой. Ганза не раз вела настоящие войны (с Норвегией, Данией, Нидерландами) ради получения торговых привилегий. В середине XIV в. Ганза объединяла до 100 городов Европы. Это был именно экономический и политический союз городов, а не купеческая корпорация. Союз защищал не интересы каких-либо отдельных фирм или купеческих домов, а интересы всего купеческого сословия, преимущественно высшего, привилегированного.

Будет очередным преувеличением подчеркивание прогрессивного характера этого союза. Сыграв свою роль в борьбе с феодальным засильем и злоупотреблениями, Ганза достаточно быстро, к середине XIV в., показала свою сословную ограниченность: обслуживая застойное цеховое ремесло, Ганза оказалась неспособной к высокой динамике и косвенно консервировала крепостничество в Восточной Европе, взяв на себя импорт восточноевропейского поместного хлеба. Ганза всеми силам душила конкуренцию купцов других стран.

Борясь с феодальными привилегиями, Ганза одновременно отстаивала привилегии купеческого патрициата и подавляла недовольство городского плебса. Ганза не внесла существенного вклада в развитие производительных сил Европы, основа ее богатства – торговля, преимущественно транзитная. В то же время ганзейские купцы преодолевали замкнутость германских земель, практически монопольно вывозя из Германии хлеб, льняные ткани, металлические изделия (из Кельна), хмель (из Эйзенаха). Ганзейцы способствовали улучшению дорог, уничтожению разбоев, некоторым таможенным послаблениям внутри союза. Таким образом, Ганза – типичное порождение переходной эпохи. Формально Ганза просуществовала до 1669 г., но уже в конце XV в., с открытием Америки, мощь и значение Ганзы резко падают.

  • [1] Само слово вандализм возникло по имени племени вандалов, которые в 455 г. захватили Рим и две недели грабили и разрушали его, несмотря на то что король Гейзерих обещал папе Льву II не делать этого.
  • [2] Иноземцев В. Л., Кузищин В. И. Исторические формы товарного хозяйства // Вестник РАН, 1998. Т. 68. № 7. С. 609.
  • [3] К VIII в. относится и появление многих русских городов, административных и торгово-ремесленных центров формирующихся княжеств. Однако преувеличивать промышленное значение городов того периода не следует: бо́льшая часть городского плебса занималась сельскохозяйственным производством, огородничеством и, в меньшей степени, животноводством. В этот период появились и посадники – представители князя в городах, ответственные за сбор дани.
  • [4] Коммуна в средневековой лексике – всего лишь городская община и административная единица.
  • [5] В одной немецкой поэме утверждалось, что "четвертое сословие" – это класс ростовщиков (Wuocher), который управляет тремя остальными. См.: Неклесса А. Реквием XX веку // Мировая экономика и международные отношения (далее – МЭиМО). 2000. № 2. С. 8.
  • [6] В некоторых славянских государствах, например в Чехии, Магдебургское право применялось в тот же период, а на Руси, судя по всему, о нем даже не слышали. Настойчиво повторяем: дело здесь не в отсталости, а в иной форме развития.
  • [7] Из средневековой литературы известна романтическая легенда о леди Годива, жене графа Леофрика, сеньора города Ковентри. Она просила графа снизить непосильные для горожан налоги, на что тот иронично отвечал, что сделает это, если леди Годива проедет по городу обнаженной верхом на лошади. В июне 1040 г. леди совершила этот беспрецедентный шаг. В этот день горожане закрыли все окна в домах, а те, кто случайно оказался на улице, не подняли глаз на проезжавшую графиню. Благодарные потомки установили в городе памятник леди Годива. См.: http: // citycat.ru/historyccntre/.
  • [8] "В средние века потребление восточной знати выступало целевым ориентиром для высших слоев в Европе, на которые, в свою очередь, ориентировались более низкие слои общества. Упрощение доступа к восточным предметам потребления было одной из хозяйственных мотиваций крестовых походов в зените средневековья и последующих великих географических открытий, которыми оно закончилось". См.: Гребнев Л. С., Нуреев Р. М. Экономика. Курс основ. М.: Вита-Пресс, 2000. С. 57.
  • [9] Переводится как товарищество, союз. Первоначально Ганза организовалась как антипиратский союз.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы