Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow Экономическая история

"Дух капитализма"

В октябре 1517 г. монах ордена августинцев, профессор философии и теологии университета в Виттенберге Мартин Лютер обнародовал 95 тезисов против индульгенций, прибив текст тезисов к дверям собора в Виттенберге. Тем самым было положено начало Реформации в Европе.

Протестантская религия – знамение времени. Она создает новую этику и идеологию, в конечном итоге отрицающие ценности феодального общества и соответствующие моральным, религиозным и политическим интересам "третьего сословия", которое вот-вот придет к политической и экономической власти в Европе.

Утверждая трудовую этику, идеологи протестантизма одновременно обосновывали религиозную мотивацию предпринимательской деятельности. То, что для ортодоксального католицизма и православия было грехом (например, свобода личности, личный успех, личное обогащение, свобода кредитно-ростовщических отношений[1]), для протестанта становилось богоугодным делом.

Осуждая церковные богатства (а церковь и монастыри были крупнейшими феодальными земельными владетелями), протестанты выдвинули идею, что человек может общаться с Богом один на один, при помощи Библии и без посредничества церкви. Это был сильнейший удар по диктату римско-католической церкви. С точки зрения протестантской религии индивид – прямой и непосредственный слуга Господа, и поэтому он – свободный индивид, духовно раскрепощенная личность, независимая от земных властителей, от давления иерархических сословных структур. Не от отношений с церковью зависят райское блаженство или адовы муки в загробном мире, а от созидательной, прежде всего трудовой, деятельности в мире земном. Труд не есть расплата за первородный грех, не наказание Божье, а важнейшая жизненная ценность, священный долг перед Богом, обществом и самим собой.

С точки зрения протестантов, деловой успех – показатель избранности тех, кому даровано предопределение к спасению. Но деловой успех обязательно должен сочетаться с честностью в отношениях с партнерами, неприкосновенностью собственности, инициативой, ответственностью, бережливостью и рачительностью. Благосостояние должно причудливым образом сочетаться с активным аскетизмом, доходы предпринимателей должны использоваться не на престижное потребление, а на инвестиции и на помощь бедным и немощным[2].

Так, на базе протестантской этики, появляется в Европе созидательный "дух капитализма", преодолевший авантюрный торгашеский дух торгово-ростовщического капитала прошлых эпох[3].

Введя в оборот религиозно-этическое понятие "призвание", протестанты давали оценку рационально поставленному капиталистическому предпринимательству как угодному Богу делу. Но, как подчеркивает М. Вебер, "такое понимание “призвания”, с одной стороны, совершенно успокаивало совесть предпринимателя, с другой – побуждало рабочих к труду; при этом в качестве награды за исполнение своего “призвания” рабочими (иными словами, за их согласие подвергаться в капиталистических предприятиях самой безудержной эксплуатации) последним обещалось ни больше, ни меньше, как вечное блаженство"[4].

  • [1] Европейские государи и католические священники, осуждая ростовщичество, разрешали заниматься кредитными операциями евреям, которые, по их мнению, и без того обречены на муки ада. Грехом больше, грехом меньше...
  • [2] О значении протестантизма в формировании капиталистической экономики см.: Суперфин Л. Религия в индустриальном и постиндустриальном мире (тенденции западного опыта) // Вопросы экономики. 1993. № 8. С. 32-43.
  • [3] "Первооткрывателем" значения протестантской этики для формирования "духа капитализма" был Макс Вебер (1864–1920). См.: Вебер М. Избранные труды. М.: Наука, 1990. В этот сборник включена специальная работа Вебера "Протестантская этика и дух капитализма" (1904). Другой исследователь, Вернер Зомбарт (1863–1941), особое значение в формировании капиталистического духа придавал европейским евреям. "Это неудивительно, так как ведь для еврея авторитетами являются мудрецы Ветхого завета, воззрения которых в девяноста девяти случаях из ста были благоприятными богатству и зажиточности, тогда как христианские моралисты-богословы должны были всегда предварительно раскланиваться евангельским идеалом бедности. В еврейской же религии вообще никогда не существовало идеала бедности, который бы пользовался исключительным признанием". См.: Зомбарт В. Буржуа. М.: Наука, 1994. С. 201.
  • [4] Вебер М. Развитие капиталистического мировоззрения // Вопросы экономики. 1993. № 8. С. 158.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы