Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Социальная работа

Разработка теоретических основ социальной работы

Системные исследования в области теории социальной работы начинаются в России с 1992 г. В первых исследованиях предпринимаются попытки определить цели и задачи социальной работы, ее научную область познания, сформулировать принципы и закономерности, обозначить предмет и объект исследования.

Следует отметить, что теория социальной работы развивалась как теория системной деятельности, которая органически присуща человечеству и является важнейшим социогуманным фактором его развития на пути всеобщего социального благополучия.

Первые теоретические исследования в области теории социальной работы были выполнены следующими российскими учеными: С. А. Беличевой, В. Г. Бочаровой, С. И. Григорьевым, Л. Г. Гусляковой, Н. С. Данакиным, В. И. Жуковым, И. Г. Зайнышевым, И. А. Зимней, А. А. Козловым, В. В. Колковым, Л. И. Кононовой, П. Д. Павленком, А. М. Пановым, А. С. Сорвиной, Е. Р. Смирновой, Л. В. Топчием, М. Ф. Фирсовым, Б. К). Шапиро, Т. В. Шеляг, Н. Б. Шмелевой, Н. П. Щукиной, В. Н. Ярской и др.

В этот период наблюдается достаточно большой разброс мнений в определении сущности социальной работы, ее концепции, объектно-предметных связях.

М. В. Фирсов разделяет все эти исследования на группы: "индивидуальный", "личностный" подход к теоретической схеме социальной работы.

Так, в учебной программе "Теория и методика (технология) социальной работы" Н. С. Данакин определяет социальную работу как "содействие людям в решении их личностных проблем"[1]. Характерно, что теоретическая конструкция программы предполагает основные направления познания социальной работы, которыми являются проблемы личности в контексте с группой, обществом, социальными дезадаптивными и девиационными процессами.

И. А. Зимняя вводит новое понятие "социоэкология личности", которое должно, по ее мнению, отразить "междисциплинарные тенденции", присутствующие в теории и практике социальной работы. Тем самым она предлагает идентифицировать не область познания, а междисциплинарную науку "в самом строгом и полном смысле этого слова". Объектом такой научной отрасли должно являться "взаимодействие человека с самим собой, с другими людьми, социумом"; предметом — "личностная и социальная защита (самозащита) человека"[2].

И. Г. Зайнышев и Е. И. Холостова, относя научное знание социальной работы к междисциплинарным дисциплинам, в качестве объекта социальной работы выделяют социальные отношения. Специфика многогранных отношений определяется предметной областью социальной работы, которая представляется как "совокупность специфических свойств, отношений, закономерностей и тенденций"[3]. В предмете определяется ряд направлений, которые отражают "специфические отношения", а по сути дела — кластеры познания социальной работы. Они представлены рядом проблем: индивидуальными, семейными, социально-экологическими, социально-экономическими, социальной стратификации, поведенческого функционирования, символизации и моделирования, коммуникации, структур власти[4].

В подходах И. Г. Зайнышева социальные процессы являются предметной областью социальной работы. Однако теория научного знания базируется на ряде оснований, которые уточняют для данной области познания сущности социальных процессов. Среди них — идеалы и нормативы, а также "конкретная научная картина мира", "философское основание пауки", что позволяет конкретизировать "обобщенную систему знаний"[5].

Деятельностный подход в определении сущности социальной работы представлен работами С. Григорьева, Л. Гусляковой, Т. Демидовой, Г. Бурлака, В. Никитина, Н. Щукиной.

Основной акцент в данных исследованиях сделан на деятельностной сущности социальной работы, которая определяется как разновидность социальной деятельности[6], как система социальной защиты[7], как деятельность государственных организаций и отдельных лиц по оказанию помощи[8], как деятельность по восстановлению и сохранению психоментальных и социетальных связей индивида со средой.

Постепенно складывается представление о многоуровневость понятия теории социальной работы, вызревает представление об иерархических уровнях ее концептуальной схемы, "узкого" и "широкого" понимания ее дефиниции. Первые российские пособия по теории социальной работы отражают данные тенденции.

В учебном пособии "Теория и методика социальной работы" в подходах к теории социальной работы установлены два уровня. В широком плане теория социальной работы определяется как система "взглядов и представлений", "возникающих под влиянием деятельности социальных служб и органов социальной защиты и помощи населению". В узком — как "форма организации научного знания о наиболее существенных связях и отношениях".

Отмечается, что в теории социальной работы существует ее общая научная картина, складывающаяся на основе сип-теза знаний из других научных дисциплин. Синтезируя знания, применительно к проблемам защиты человека она вырабатывает собственные принципы и закономерности. Среди них важнейшими являются принципы детерминизма, гносеологического подхода, личностного подхода, сознания и деятельности.

Несколько иной взгляд на концептуальное построение теории социальной работы находит отражение в пособии Л. Гусляковой (под ред. С. И. Григорьева). Она считает, что как область научного познания социальная работа "изучает механизмы реализации жизненных сил и социальной субъектности индивида и группы, а также характер сопряженности жизненных сил индивида, группы и средств обеспечения их реализации в разных социальных ситуациях". Таким образом, в центре внимания научного познания должны быть механизмы реализации жизненных сил.

В зависимости от отраслевого или широкого подхода к теории социальной работы возможны, по мнению исследователей, различные кластеры познания данной научной дисциплины, превалируют практические разделы, связанные с методиками и организацией научного познания. В широком подходе приоритет отдается методологическим, философским и междисциплинарным направлениям.

Наблюдается тенденция определения научного статуса социальной работы, осуществляются попытки ее структурирования. Ведутся дальнейшие поиски уточнения определения понятия социальной работы.

В этом отношении характерны подходы А. Панова, В. Лавриненко, В. Никитина, В. Ярской и др.

А. Панов определением "социальная работа" раскрывает то сущностное понятие, которое отражает современные тенденции общественной теории и практики в области социальной помощи: научное знание, профессию, специальность в системе высшего образования. Однако он не дает свое видение структуры социальной работы как научного знания, выделяя 15 областей познания, по которым сегодня ведутся научные исследования в рамках социальной работы. Среди них: методологические исследования проблем социальной работы; проблемы места научного знания в системе взаимосвязанных дисциплин; исследования, посвященные различным аспектам помощи нуждающимся, и т.д.[9]

В. Лавриненко и В. Никитин проблемы научной идентичности социальной работы рассматривают в контексте философских подходов.

Анализируя понятие "социальная работа", В. Никитин отмечает, что оно идентифицирует многофакторный процесс взаимодействия и складывающаяся традиция его трактовки как науки "не соответствует ни ее лингвистическому, ни тем более ее сложному социально-гуманитарному содержанию". Касаясь вопросов теории познания социальной работы, он акцентирует внимание на том, что сложность ее реалий требует многомерно-диалектического подхода к социальной работе. С учетом этого необходимо использовать всю совокупность познавательных методов.

Расширение общественной практики, определение государства в системе отношений и общественных потребностей вносят тс или иные определенные коррективы в видение объекта познания социальной работы в современных условиях, углубляют семантическое поле понятия "социальная работа".

Теоретическое осмысление социальной работы рассматривается по многим направлениям: определяется научный статус социальной работы с позиций структурного подхода, предпринимаются попытки корпоративных исследований теории социальной работы, намечаются тенденции к систематизации понятийного аппарата социальной работы.

С. В. Тетерский, например, считает, что ошибочно полагать, будто социальная работа исчерпывается оказанием помощи людям, попавшим в беду. Вместе с тем она представляет собой и один из наиболее тонких инструментов социального контроля. Противоречие между функциями заботы и контроля, неизбежное присутствие элементов контроля в любом виде помощи — одна из дилемм, с которой социальные работники сталкиваются повсеместно. Дилемма эта непосредственно связана с еще одной серьезной проблемой, а именно: чьи интересы социальный работник представляет в первую очередь — государства, работодателя, клиента или общества в целом? С точки зрения системы профессиональных ценностей, социальный работник должен представлять интересы прежде всего клиента, затем — общества и уже потом — своей организации и государства. Такую систему приоритетов не всегда легко претворять в жизнь. Нередко социальным работникам приходится бороться за нес, опираясь на поддержку коллег и профессионального сообщества в целом[10].

В работах Б. Боденко, Л. Бадя, С. Беличевой, В. Колкова, Э. Орловой, П. Павленка, Л. Топчия, А. Сорвиной, Т. Шеляг определяется взаимосвязь социальной работы с другими науками, анализируется системный подход и системный анализ в социальной деятельности, раскрывается ее гуманистический подход и нравственные регуляторы[11].

Таким образом, накапливая крупицы научных знаний о самых различных аспектах социальной работы, можно создать благоприятные предпосылки для более глубокого проникновения в сущность предмета исследования в целом. При этом важно комплексно использовать весь арсенал научного познания: наблюдение и эксперимент, описание и теоретическое объяснение, обоснование и логическое доказательство, сравнение и аналогию, обобщение и абстрагирование, индукцию и дедукцию, анализ и синтез, гипотезу и научную теорию в целом.

  • [1] Данакин, Н. С. Теория и методика (технология) социальной работы : учеб. программа / Н. С. Данакин. — М., 1992. — С. 9.
  • [2] Зимняя, И. Л. Социоэкология личности — наука о социальной работе / И. А. Зимняя // Социальная работа. — 1992. — № 5. — С. 76.
  • [3] Холостова, Е. И. Социальная работа как феномен цивилизованного общества / Е. И. Холостова // Теория и практика социальной работы: проблемы, прогнозы, технологии. — 1992. — № 6. — С. 12.
  • [4] Холостова, Е. И. Указ. соч. — С. 13—14.
  • [5] Зайнышев, И. Г. Теоретико-методологические основы социальной работы / И. Г. Зайнышев // Социальная работа. - 1992. — № 6. — С. 34.
  • [6] См.: Общедоступный словарь по психологии, социологии и социальной работе. — Барнаул, 1991.
  • [7] См.: Социальное противоречие и отклоняющееся поведение : межвуз. сб. — Красноярск, 1993.
  • [8] См.: Демидова, Т. Е. Общение: актуальные проблемы теории и социальной практики (сравнительный анализ зарубежного и отечественного опыта) : автореф. лис.... канд. соц. наук / Т. Е. Демидова. — М., 1992.
  • [9] A. М. Панов // Социальная работа. — 1995. — № 5. — С. 11.
  • [10] Тетерский. С. В. Введение в социальную работу / С. В. Тетерский. - М, 2002. - С. 22.
  • [11] См., например: Колков, В. В. Социальная безопасность / В. В. Колков. — М., 1998; Он же. Актуальные проблемы развития теории социальной работы (Актуальные вопросы социальной политики. Материалы круглого стола). — М., 1996.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы