Формирование феодализма в Киевской Руси

Киевское государство (Киевская Русь) возникло в IX в. Именно в его рамках формировались основы феодализма. В XII в. государство распалось на мелкие феодальные княжества. Процесс формирования феодализма на Руси происходил почти так же, как в Королевстве франков. Князь, вставший во главе государства, первоначально был военным вождем и подчинялся вечевому собранию. Но в ходе образования государства в противовес народу, объединенному в общины, все бо́льшую роль приобретает дружина князя. Теперь дружина поделилась на две части. На первом месте – старшая дружина из бояр, которые уже не просто воины. Это люди, выдвинувшиеся и разбогатевшие па службе у князя. Они имеют свои хозяйства, а иногда и целые дружины. Это приближенные князя, его друзья (ведь дружина – от слов друг, содружество). Князь с ними считается, советуется по всем вопросам. Вместе с дружиной, говорит древнерусская летопись, князь "думало строе земленем и о ратех, и о уставе земленем" (т.е. о государственном устройстве, войне и государственных законах). Таким образом, старшая дружина – это государственный совет. Из состава старшей дружины назначаются и правители отдельных районов, и послы в иные страны. Младшая дружина состоит из отроков, или детских. Младшие они теперь не по возрасту, а по положению. Это действительно только воины.

Первоначально князь с дружиной жили за счет дани с завоеванных земель. Объезжая их, князь собирал дань натурой – мехами, медом, воском. Это называлось полюдьем. К местам остановок князя с дружиной дань доставлялась верхушкой подчиненных племен. Со временем были установлены нормы дани – "от дыма" или "от рала" (рало – пахотное орудие), т.е. с каждого хозяйства. Теперь князь с дружиной уже не сам собирал дань на местах, а отправлял туда своих представителей (из бояр), поручая им в управление отдельные области и назначал "корм". "Полюдье" сменилось "кормлением": назначенный на место боярин собирал дань, часть собранного оставлял на "корм", т.е. на содержание себе и своим людям, а остальное отправлял князю. Таким образом, сначала знатные люди не были крупными землевладельцами-феодалами, а существовали за счет военной добычи, дани, которая постепенно превращалась в государственный налог. Но со временем уже не столько сама дань, сколько земля с населением, платившим эту дань, стала представлять главную ценность для знатных людей. Вчерашние воины, мечтавшие о военной добыче и грабеже, становились землевладельцами. О том, как это происходило, из источников известно мало. Вероятно, как и у франков, князь раздавал земли боярам. С IX в. свидетельств о частном землевладении до нас не дошло. В X в. появились княжеские села: Берестово, принадлежавшее князю Владимиру, Ольжичи – княгине Ольге. Впрочем, выяснено, что это были не сельскохозяйственные села, а центры охотничьих и рыболовных угодий князя. В XI в. появились боярские села, но и они представляли собой рыболовно-охотничьи хозяйства, в которых труд на пашне играл вспомогательную роль.

До конца XI в. бояре получали землю без крестьян. Раздача земли с крестьянами началась позже. Так, крупными землевладельцами стали бояре дружинные, выдвинувшиеся на военной службе, и бояре земские, местная знать, верхушка покоренных племен, на которую князь опирался на местах. Кроме светских землевладельцев, появились и церковные. В XII в. на Руси одних монастырей насчитывалось более 50, а им тоже принадлежали свои села. Церковное землевладение, возникшее также за счет княжеских пожалований, затем росло за счет вкладов "па помин души" (завещаний имущества церкви).

Однако земля без живущих на ней крестьян, которые несут феодальные повинности, – еще не феодализм. Другая сторона формирования феодализма выражается в том, что свободные крестьяне попадают в феодальную зависимость. На Руси этот процесс был более сложным, чем в Королевстве франков. Во-первых, бояре сажали на землю своих холопов – рабов. Прежде холопы были заняты в домашнем хозяйстве господина, а теперь им выделяли участки земли, чтобы они жили за счет своего хозяйства и выполняли повинности для господина. Во-вторых, бояре закабаляли крестьян. Хозяйство крестьянина, еще недавно выделенное из общего хозяйства рода, было ненадежным источником существования. Неурожай грозил голодной смертью. Гибель лошади означала разорение. Чтобы не умереть от голода и не дать погибнуть своей семье, крестьянин был вынужден идти к богатому человеку, боярину, брать у него "купу" (ссуду) и становиться закупом, т.е. долговым рабом. До возвращения купы он был обязан работать на своего кредитора. Холоп и закуп – это рабы, а не феодально-зависимые крестьяне. Именно они до конца XI в. работали в хозяйствах бояр. Следовательно, в хозяйствах бояр были не феодальные, а рабовладельческие отношения. Но из этого не следует, что можно говорить о рабовладельческом строе. Удельный вес этих рабовладельческих отношений в хозяйстве страны был незначителен. Подавляющая часть крестьян оставалась свободной.

Из источников XII в. мы узнаем, что князья раздавали боярам земли с крестьянами. В положении крестьян почти ничего не менялось: они по-прежнему жили общинами, только дань, которую они платили князю, теперь должны были платить боярину. Но если дань князю как главе государства следует рассматривать как государственный налог, то плата землевладельцу – это феодальная рента. Крестьяне платили феодалам пока только оброк. В отличие от холопов и закупов, обязанных выполнять барщину, крестьяне могли уйти от господина.

Прежде считалось, что крестьяне того времени назывались смердами. Теперь в исторической науке господствует представление, что смерды – лишь одна категория зависимого населения. Это крестьяне, которые вышли из общин и отдались власти князя (изгои), а также переселенные на земли князя представители побежденных народов. Князь выделял им землю, обеспечивал защиту, а за эту защиту и землю они были обязаны платить князю оброк и участвовать в военных походах. Таким образом, смерды находились в феодальной зависимости, причем уже в XI в. не от бояр, а только от князя. Это самая первая группа феодально-зависимых крестьян.

Техника земледелия в Киевской Руси сделала некоторый шаг вперед. Появился плуг. В отличие от сохи, просто бороздившей землю, плуг переворачивал пласт земли. Кроме того, дополнительно к переложной и двухпольной системам появилось трехполье. Важным дополнением к земледелию были лесные промыслы: охота, рыболовство и бортничество (разведение диких пчел). Продукты этих промыслов, а не зерно, шли на уплату дани и вывозились на обмен в другие страны. Не случайно первыми выделились не зерновые, а рыболовно-охотничьи хозяйства бояр и князя.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >