Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow Экономическая история с древнейших времен до наших дней

Развитие мирового капиталистического хозяйства

Промышленный переворот в Англии и его последствия

Промышленный переворот

Мануфактурный способ – это переходный период, когда капиталистическое хозяйство сосуществовало с феодальным, будучи еще не в силах его победить. Только со второй половины XVIII в. капитализм одерживает решительную победу, причем рост производства с этого времени резко ускоряется. В чем заключались преимущества капитализма, которые сделали неизбежной смену способов производства?

  • 1. Феодалы не любили и не умели заниматься хозяйством. По происхождению это военное сословие. Профессия феодала – военное дело. Хозяйство для них – только источник доходов, которые они тратят на свое потребление. Буржуа – хозяйственник по профессии. Для него хозяйство – главное; хозяйству он посвящает нс только всю свою энергию, но и деньги, т.е. полученную от хозяйства прибыль старается вложить снова в хозяйство, чтобы увеличить свой капитал.
  • 2. При феодализме технический прогресс был крайне медленным, потому что классический феодализм – это натуральное хозяйство, а при натуральном хозяйстве нет стимулов к техническому прогрессу. Крестьянину незачем производить продукции больше, чем требуется для себя и феодала, а в ремесле этот прогресс был под запретом. При капитализме же появляется сильный стимул технического прогресса – конкуренция. Если капиталист вводит новую технику, он получает дополнительную прибыль. При этом техническая перестройка одного предприятия становится обязательной и для других: кто отстает в техническом отношении, тот разоряется.
  • 3. Для феодализма было характерно мелкое производство – ремесленник в городе, крестьянин в деревне. Производственной единицей в сельском хозяйстве было хозяйство крестьянина, а не феодала. Даже если крестьянин работал на барщине, на господском поле, он имел свои орудия труда. Феодал не вкладывал в производство капитал, не покупал производственного оборудования. Капитализм обобществляет производство, заменяет эти мелкие семейные хозяйственные ячейки крупными предприятиями. А крупное производство давало возможность применять машины.
  • 4. При феодализме крестьянин имел свое хозяйство и был экономически независим от феодала. Его можно было только внеэкономическим принуждением, силой заставить работать на феодала или отдавать ему часть своей продукции. Капиталисту не требовалось заставлять работать на него, так как рабочий умрет от голода, если нс будет работать. Рабочий сам ищет себе хозяина и встает в очередь, если работы не хватает. О таком положении рабовладелец или феодал могли только мечтать.

Эти преимущества капиталистического способа производства не только обеспечили его победу, но и вызвали ускорение темпов технического и экономического прогресса. Почему капитализм побеждает только во второй половине XVIII в.? Потому что только с этого времени начинается промышленный переворот – переход от мануфактуры к фабрике, от ручного труда к машинам. Мануфактура с ее ручным трудом еще не может использовать все преимущества капитализма, преимущества крупного производства перед мелким. Промышленный переворот – это не только переворот в технике, он сопровождается изменениями и в общественных отношениях. Увеличивая производительность труда, т.е. количество продукции труда на занятого работника, машины увеличивают величину лишь прибавочного продукта, а необходимый продукт остается прежним. Если при переходе к машинам рабочий производит в 10 раз больше продукции, чем производил прежде, то его заработная плата, расходы на его содержание не увеличиваются в 10 раз. Промышленный переворот завершает формирование двух классов буржуазного общества – буржуазии и рабочего класса. Если на мануфактурной стадии производства рабочий еще мог надеяться стать хозяином, то открыть оснащенную машинами фабрику на свои сбережения рабочий не мог. Между рабочим и капиталистом возникает непреодолимый барьер. В разных странах переворот происходил в разное время, но раньше всего он произошел в Англии. Началось с новой тогда хлопчатобумажной промышленности. С древних времен хлопчатобумажное производство было развито в Индии. Относительно дешевые ткани из хлопка из Индии привозили в Англию, и народ их охотно раскупал. Английские промышленники попытались наладить отечественное хлопчатобумажное производство, но не смогли конкурировать с индийскими ткачами, ткани которых были и лучше, и дешевле. Перед хозяевами английских хлопчатобумажных мануфактур встала задача усовершенствовать производство, чтобы снизить стоимость продукции. Помогли изобретения того времени. Как известно, текстильное производство, в том числе и хлопчатобумажное, состоит из двух операций: сначала прядильщики готовят пряжу, а потом ткачи ткут из нее ткань. В каждом процессе были поочередно сделаны изобретения.

Началось с того, что в 30-е гг. XVIII в. Кэй усовершенствовал ткацкий станок – изобрел летучий челнок, который ударами ракеток перебрасывался с одной стороны станка на другую. Раньше это приходилось делать вручную, и ширина ткани ограничивалась длиной рук рабочего. Теперь можно было ткать более широкие ткани и делать это гораздо быстрее. Изобретение Кэя значительно ускорило работу ткачей, но теперь им стало не хватать пряжи. Недостаток пряжи вызвал ее подорожание. Возникла диспропорция между двумя операциями. В результате трех изобретений (Харгревса, Хайса и Кромптона) в 60–70-е гг. XVIII в. была создана прядильная машина, настолько повысившая производительность труда прядильщиков, что вызвала обратное несоответствие – ткачи не успевали перерабатывать изготовленную пряжу. Эта диспропорция была устранена в 80-е гг. XVIII в. с появлением ткацкого станка Картрайта, повысившего производительность труда ткачей в 40 раз.

Плоды работ изобретателей оказывались горькими. Так, Кэю, изобретателю летучего челнока, промышленники отказались платить, а ткачи-ремесленники, которые боялись из-за новшества потерять работу, разгромили его дом. Харгревсу, изобретателю прялки Дженни, также пришлось спасаться бегством – его дом тоже был разгромлен. Мюль-машина Кромптона вызвала у промышленников большой интерес. Они подсылали своих агентов, чтобы раскрыть секрет машины; один из них даже пробил стену, чтобы подглядывать. У Кромптона не было денег, чтобы взять патент па свое изобретение. Он передал его на общее пользование промышленникам, предполагая, что благодарные капиталисты вознаградят изобретателя. Те же собрали но подписке мизерную сумму. Через некоторое время Кромптон изобрел еще одну машину, но после некоторых колебаний ее уничтожил.

С изобретением прядильных и ткацких станков переворот хлопчатобумажной промышленности еще не закончился. Дело в том, что машина состоит из двух частей: рабочей машины (машины-орудия), непосредственно обрабатывающей материал, и двигателя, приводящего в движение рабочую машину. Промышленная революция началась с машины-орудия. Если до этого рабочий работал только одним веретеном, то теперь машина вращала много веретен, вследствие чего увеличилась производительность труда. Поэтому машины мануфактурного периода были только половинами машин. Если прежде рабочий сам двигал орудие труда, то теперь, когда материал обрабатывала машина, осталось только приводить в движение рабочую машину. Однако человек – слишком несовершенный двигатель: он слаб и нуждается в большом расходе на свое содержание. Чтобы приводить в движение прядильные и ткацкие станки, требовалась более дешевая и мощная сила. Сначала прибегли к паллиативу, используя силу рабочего скота или падающей воды. Первые машины не случайно назывались мюль-машинами (т.е. приводились в движение мулами), ватерными машинами (действующими от водяного колеса). Но лошадь нуждается в отдыхе, водяное колесо может работать только часть года, причем его действие зависит от уровня воды в водоеме, кроме того, для того чтобы оно вращалось, необходимо строить плотину на реке. Полностью использовать преимущества машинного производства оказалось возможным только с появлением парового двигателя, и поэтому изобретение парового двигателя считается центральным событием промышленного переворота.

Первые паровые машины появились еще в XVII в., по их назначение было узким – это были, в сущности, паровые насосы для откачки воды из шахт. Универсальный паровой двигатель, который можно было применять в разных отраслях промышленности и на транспорте, сконструировал лондонский университетский механик Джеме Уатт в 1782 г. Так как он не был членом цеховой корпорации механиков, городские власти не могли ему разрешить заниматься изобретательством. Свою работу он мог выполнить только в университетских лабораториях, потому что университеты пользовались автономией и не подчинялись городу. История паровой машины лишний раз доказывает, что промышленный переворот – не просто цепь изобретений. Русский механик Ползунов изобрел свою паровую машину раньше Уатта, но в России того времени она оказалась не востребованной и о ней забыли, как забыли о многих других "несвоевременных" изобретениях. Нет необходимости прослеживать промышленный переворот во всех отраслях промышленности.

В металлургии, например, он отличался значительными особенностями. Некоторые процессы здесь были механизированы и до промышленного переворота (механические молоты, механическое дутье в домне), а другие и после переворота долго оставались ручными – засыпка шихты в печь, разливка чугуна или стали. Дело в том, что металлургия относится не к механическим, а к химическим производствам, и основные производственные процессы здесь не зависят от скорости движений рабочего, т.е. механических движений: пока плавка чугуна не закончена, он должен оставаться в печи. Поэтому механизация таких химических производств невозможна. Можно механизировать лишь вспомогательные работы, но их механизация не ускоряет производственный процесс. Промышленным переворотом в таких производствах считается изменение технологии, которое позволяло увеличить и удешевить выпуск продукции.

Для английской металлургии это означало переход от древесного угля к каменному. Ко времени переворота леса́ в Англии были уже вырублены, угля не хватало, поэтому металлургия находилась в упадке; Англия была вынуждена ввозить металл из других стран, в основном из России. В 1730-с гг. Дерби открыл способ выплавки чугуна на каменном угле, а в 1780-е гг. другой английский металлург Корт – способ переплавки этого чугуна на железо также на каменном угле (пудлингование). Поскольку каменного угля в Англии было достаточно, английская металлургия быстро вышла на первое место в мире.

Промышленная революция напоминала цепную реакцию. Одни изобретения влекли за собой другие. Переворот начался с легкой промышленности, но в ходе него создавался рынок для тяжелой. Так, для изготовления массы машин для легкой промышленности требовалось много металла, а это вызвало переворот в металлургии; спрос на машины нельзя было удовлетворить, изготовляя их в кустарных мастерских с ручным трудом, и это вызвало переворот в машиностроении – рождение машиностроительных заводов; но возросшую массу товаров уже невозможно было перевозить на лошадях и парусных судах, поэтому произошли большие изменения на транспорте.

Первый в мире пароход был построен в Англии механиком Саймингтоном в 80-е гг. XVIII в. Однако власти запретили сто использовать, заявив, что волна от парохода разрушает берега. Вторично пароход был изобретен Фултоном в Америке в 1807 г., и только после этого в Англии стали строить пароходы. В 1825 г. была введена в действие первая железная дорога. Однако железные дороги не сразу завоевали признание. Сначала рельсы делали из чугуна, и они ломались под тяжелыми паровозами. Существовало мнение, что гладкие колеса будут скользить по гладким рельсам, поэтому на колесах и рельсах делали зубья. Владельцы дилижансов, которые боялись конкуренции железных дорог, вели против них агитацию.

Английская промышленность развивалась быстрыми темпами. Причина этого ускорения заключалась не только в том, что машины позволяли производить больше продукции. Увеличение количества продукции без увеличения рынка сбыта привело бы только к кризису перепроизводства. Пришлось бы останавливать заводы и уничтожать лишнюю продукцию. Действительная причина ускорения роста производства заключалась в том, что благодаря машинам стоимость продукции понизилась, вследствие чего расширился рынок сбыта. Себестоимость хлопчатобумажной пряжи в ходе переворота упала в 12 раз! Хлопчатобумажные ткани стали настолько дешевле, что даже беднейшие слои населения, наиболее многочисленные, могли их покупать. Таким образом, промышленный переворот, снизивший цены на товары широкого потребления, был выгоден трудящимся.

Но это лишь одно социальное последствие переворота. В то же время переворот в текстильной промышленности разорил ткачей-ремесленников в Англии. Это был мучительный процесс. Первое время рабочие мануфактур пытались конкурировать с машиной. Они были вынуждены соглашаться па удлинение рабочего дня и снижение заработной платы. Но со временем машина настолько удешевляла производство, что дальнейшее сопротивление становилось невозможным. Английские фабрики обрекли на гибель также миллионы индийских ткачей, потому что английские ткани быстро завоевали и индийский рынок. Если разоренный английский ткач мог стать фабричным рабочим, то в Индии фабрик не строили. Машинное производство уже не требовало мастерства от рабочего. Работа приобретала характер простейших движений. С такой работой могли справиться женщины и дети, труд которых обходился капиталисту гораздо дешевле. Поэтому теперь в промышленности стал широко применяться женский и детский труд. Поскольку родители сначала не хотели отдавать детей на фабрику, первые партии детей поступали из приютов и сиротских домов. Благотворители оптом, по нескольку сотен, сдавали детей на фабрику за крупные суммы денег.

Переход к машинам не привел к безработице, так как растущей промышленности требовалось все больше рабочей силы. Но конкуренция дешевого женского и детского труда, а также то обстоятельство, что работа при машине не требовала прежнего мастерства, вели к снижению заработной платы. В начале XIX в. на свой дневной заработок английский ткач мог купить 2,5 кг хлеба. На такие деньги нельзя было прокормить семью. Поэтому значительная часть рабочих оказалась на содержании церковных приходов. В Англии того времени был обычай содержать бедняков за счет приходов. Если рабочий не мог своим трудом прокормить семью, то недостающие деньги он получал от прихода. Поскольку в годы промышленного переворота число бедняков стало катастрофически увеличиваться, был введен специальный налог на бедных, величина которого скоро достигла 8 млн ф. ст. Чтобы сократить выдачу пособий по бедности, были организованы работные дома, где бедняков намеренно содержали в тяжелых условиях и заставляли выполнять нелепую и ненужную работу – бить камни или расплетать канаты. И бедняки уже боялись попасть в "работный дом".

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы