Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Институциональная экономика

Сравнительные преимущества и недостатки различных моделей корпоративного контроля

Система корпоративного контроля, основанная на сильном фондовом рынке, рассматривается как более гибкая и в большей степени приспособленная для рискованных проектов. Здесь нет банковской монополии на финансирование, и проект можно осуществить, прибегнув к эмиссии акций или облигационных займов.

Европейская и японская модели подразумевают, что банки и финансовые институты способны влиять на инвестиционные решения нефинансовых компаний. Обе модели имеют свои преимущества и недостатки. Американская модель обычно воспринимается как более конкурентная, а японо-германская как позволяющая снизить роль банкротства и нестабильности, хотя и ценой отказа от наиболее рискованных и, возможно, более выгодных проектов. В континентальной Европе высказывается озабоченность тем, что действующая система корпоративного контроля подавляет инновации и рост.

Становление моделей корпоративною контроля в странах с переходной экономикой

В странах с переходной экономикой проблема корпоративного контроля возникла после реализации программ приватизации. Наиболее остро эти проблемы проявились в тех странах, где были осуществлены программы массовой приватизации. Рассредоточение собственности среди большого числа акционеров явилось причиной бесконтрольного поведения управляющих, так как собственники не могли осуществлять контроль, а механизмы контроля еще не сложились.

Большинство экономистов считали, что для переходных экономик в наибольшей степени подходит финансовая система, основанная на универсальных банках, а не на фондовом рынке, и что именно такой контроль формируется в этих странах. Основные аргументы, которые высказывались в пользу этого подхода, следующие:

  • • банки существовали еще при социализме, а фондового рынка не было, а для создания эффективного фондового рынка требуется значительное время и наличие высокоразвитой правовой системы и других политических институтов;
  • • банки лучше, чем другие институты, могут обеспечить контроль управляющих и эффективное управление компаниями.

Однако высказывались и доводы в пользу контроля со стороны фондового рынка, хотя сторонников такого подхода было значительно меньше:

  • • банки в странах с переходной экономикой – это в основном бывшие государственные банки, которые не способны наладить долгосрочное кредитование в значительных масштабах. Банки продолжают следовать моделям поведения, унаследованным из прошлого, когда они не задумывались об эффективности кредитования. Банки часто находятся в собственности предприятий, которым они предоставляют кредиты, независимо от прибыльности проектов, и эти кредиты заменяют государственные дотации. Все это было аргументом в поддержку вывода о том, что развитие банков вряд ли пойдет по германскому пути с его универсальными банками;
  • • банки не могут осуществлять жесткий финансовый контроль заемщиков вследствие специфического подхода к банкротству, зачастую, используется как средство передела собственности;
  • • финансовая система, основанная на банках, требует очень низкой инфляции;
  • • банковский контроль может затормозить необходимую реструктуризацию промышленности, так как тесные связи между предприятиями и банками нс создаст стимулы для оценки конкурирующих инвестиционных проектов.

Некоторые восточноевропейские страны, видимо, пошли по пути становления германо-японской модели, основанной на универсальных банках. Там сложилась высококонцентрированная банковская система. Так, в Чехии (где, как и в России, была реализована программа массовой приватизации) похоже, сложилась германская модель. Банки контролируют инвестиционные приватизационные фонды, а несколько инвестиционных фондов управляет почти половиной всех акций частных инвесторов.

В России сложилась децентрализованная банковская система. До 1996 г. в России был очень либеральный, по существу уведомительный порядок открытия банков и низкая планка входа на рынок. Ни банки, ни инвестиционные фонды не являются существенными источниками финансирования развития производства. Финансово-промышленные группы, основанные на банках, даже до кризиса контролировали очень небольшую часть экономики. Они не могут предоставлять необходимые для реструктуризации средства.

Модель, основанная на контроле со стороны фондового рынка, на которую рассчитывали реформаторы в начале реализации программ приватизации, также оказалась непригодной для российской экономики. Менеджеры, которые управляли государственными предприятиями в период приватизации и их преобразования в открытые акционерные общества, не были заинтересованы в привлечении внешних инвесторов. Они стремились сохранить контроль над этими предприятиями и ваучерные схемы приватизации предоставляли им такую возможность. Для скупки акций на фондовом рынке или у работников предприятий управляющие использовали оборотный капитал предприятия, увеличивая его задолженность перед поставщиками и работниками. Внешние инвесторы также использовали механизм размещения ценных бумаг в качестве средства достижения контроля над предприятием. Слабые правовые институты нс обеспечивали их защиту как миноритарных акционеров, поэтому они выбрали стратегию, основанную на приобретении контрольного пакета акций. Таким образом, фондовый рынок использовался не как механизм привлечения инвестиций, а как средство борьбы за контроль над компанией.

Сразу же после реализации программы массовой приватизации в России начался процесс концентрации собственности. В некоторых отраслях размытая структура собственности была преодолена довольно быстро. В сырьевых и перерабатывающих отраслях из-за разницы между внутренними и мировыми ценами те, кто контролировал предприятия, могли получать огромные доходы. На предприятиях некапиталоемких отраслей (легкая и пищевая промышленность, торговля) получать быструю отдачу позволяла работа на внутренний рынок в отсутствие высоких требований к размеру первоначальных вложений и при высокой скорости оборота капитала. В этих отраслях сложился тип корпоративного контроля с концентрированным владением. Преимущества и недостатки этого типа контроля зависят от мотиваций собственника. Контроль оперативной деятельности администрации со стороны собственника и его представителей в совете директоров позволяет ограничить оппортунизм управляющих. Внешние собственники, заинтересованные в успехе предприятия, приносят с собой новые технологии и навыки управления, привлекают дополнительные источники финансирования[1].

На крупных предприятиях, которые оказались неконкурентоспособными на мировом рынке, поэтому не обещали высоких доходов, но требовали значительных инвестиций в свою модернизацию и реструктуризацию (капиталоемкие высокотехнологичные отрасли), сложилась "распыленная модель"[2] корпоративного контроля. В этой модели были наиболее значительные возможности для проявления оппортунистического поведения управляющих. Они владели лишь небольшим пакетом акций, но реально управляли предприятием. Внутренние механизмы контроля управляющие использовали в своих интересах, а внешние механизмы контроля не действовали: система административного контроля и регулирования, в том числе и система партийной ответственности были разрушены, а контроля со стороны других собственников или фондового рынка не было. Бесконтрольность управляющих, их неуверенность в будущем, неопределенность прав собственности подталкивали управляющих этих предприятий к выводу наиболее ликвидных активов па подконтрольные им посреднические и финансовые компании.

В 2000-е гг. на большинстве российских фирм складывается модель корпоративного контроля, основанная на концентрированной собственности. Мажоритарный акционер эффективно контролировал действия управляющего, иногда он сам занимал эту позицию и сам руководил компанией. Во второй половине 2000-х гг. намечается тенденция к разделению функций владения и управления и привлечению наемных управляющих в компании. Стали более широко использоваться внутренний контроль управляющих, прежде всего контроль со стороны совета директоров, а также другие внутрикорпоративные механизмы контроля и стимулирования управляющих[3].

  • [1] Долгопятова Т. Г., Ивасаки И., Яковлев А. А. Российский бизнес 20 лет спустя: путь от социалистического предприятия к рыночной фирме // Мир России. 2009. № 4. С. 89-114.
  • [2] Долгопятова Т. Г. Формирование моделей корпоративного контроля в российской промышленности (по материалам обследования предприятий) // Инвестиционный климат и перспективы экономического роста в России / отв. ред. Е. Г. Ясин. Кн. 2. М.: ГУ-ВШЭ, 2001. С. 76-89.
  • [3] Долгопятова Т. Г., Ивасаки Я., Яковлев А. А. Указ. соч. С. 106–107.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы