Теория институциональных изменений Норта

Основные источники институциональных изменений

Норт выделил следующие основные источники институциональных перемен:

  • • изменения в относительных ценах;
  • • изменения в технологии;
  • • изменения во вкусах и предпочтениях людей.

Изменения в относительных ценах приводят к институциональным изменениям, которые восстанавливают эффективность в экономике или способствуют ее достижению. Впервые идею о том, что изменения в относительных ценах приводят к изменению прав собственности, высказал в 1965 г.

Демсец, показавший, что развитие торговли мехами и повышение ценности бобровых шкурок сопровождалось установлением исключительных прав собственности на территории, где жили эти животные. Изменения в относительных ценах (например, изменения в соотношении цен факторов производства – цен на землю и труд, труд и капитал, капитал и землю) меняют стимулы экономических агентов, которые вступают во взаимодействие друг с другом. Изменившиеся относительные цены создают новые возможности получения доходов, которые требуют институциональных изменений.

В качестве примера Норт приводит изменение в относительных ценах на землю и труд в XIV и XV вв. В этот период в Европе наблюдается резкое сокращение численности населения в результате голода, повторяющихся эпидемий чумы и других болезней, войн и революций. Это был период абсолютного сокращения численности населения, в результате которого произошло изменение относительных цен факторов производства: земли и труда. Если в XIII в. цена труда снизилась относительно цены земли в результате роста населения, то в XIV и XV вв. цена труда возросла относительно цены земли. В результате уменьшилась переговорная сила феодалов, а переговорная сила крестьян возросла, что привело к изменениям в правах собственности. Обострившаяся конкуренция между феодалами за рабочую силу привела к тому, что феодалы снижали ренту и облегчали феодальные повинности, поскольку это было наиболее эффективным средством удержать крестьян-арендаторов. Постепенно контракты об аренде земли стали заключаться на более длительный срок, и вскоре аренда стала пожизненной, т.е. возник обычай передачи надела по наследству. Численность населения оставалась низкой на протяжении нескольких поколений, и постепенно право наследования земельного надела стало обычным. Земля обрабатывалась теперь свободными арендаторами или батраками, получавшими поденную плату[1].

Другой пример, связанный с законом о разработке месторождений полезных ископаемых, анализирует в своей статье Лайбкэп[2]. Когда возросла цена на некоторые полезные ископаемые и появились новые источники получения доходов, тысячи искателей золота и серебра отправились на их добычу. Но в тс времена существовал институциональный вакуум, т.е. не было юридических правил, которые регулировали бы нрава собственности в этой сфере. Поэтому вследствие общей неопределенности в отношении точных границ участков и допустимых способов защиты этих границ издержки защиты прав собственности были неоправданно высоки. Хотя наиболее воинственные индивиды могли выиграть от существующей анархии, но в целом каждый индивид выиграл бы значительно больше от четкого определения прав собственности в этой сфере.

В этой ситуации экономические агенты осознали, что любая система прав собственности лучше, чем ее полное отсутствие. В среде золотоискателей возникли нормы и обычаи, регулирующие права собственности. Однако с ростом выгод от данного вида деятельности произошло усиление экономических стимулов к нарушению существующих конвенций. Стало очевидно, что необходима более совершенная институциональная структура с титулами собственности, которые четко определяли бы права и обязанности собственников. Неформальные договоренности уже не могли предотвратить возникновение анархии в этой сфере, и появились установленные государством и защищаемые им права собственности. В этом случае экономическим стимулом для институциональных изменений стал ценовой сигнал (изменение цен на минералы относительно цен на другие блага и услуги).

Вторым источником институциональных изменений служат изменения в технологии, которые, в свою очередь, ведут к изменению относительных цен. Рассмотрим условный пример институциональных изменений в результате появления новых технологических возможностей[3]. Представим себе, что мы можем отапливать дом не масляным или газовым обогревателем, а при помощи установленного на крыше коллектора солнечных лучей. Чтобы принять решение, мы должны сравнить техническую эффективность обогревателей и их цены. Для традиционных видов отопления это сделать нетрудно, но техническая эффективность солнечной батареи в значительной степени зависит от институциональных соглашений, принятых в обществе, ведь ваш сосед может вырастить на своем участке дерево, которое будет препятствовать попаданию солнечных лучей в ваш коллектор. То есть техническая эффективность новой техники зависит от существующей институциональной среды.

Институциональное изменение (принятие закона, запрещающее вашему соседу создавать препятствия для пользования солнечной батареей) станет следствием появления новой технологии. Производители солнечных батарей и тс, кто намерен пользоваться ими, предпримут определенные действия, которые приведут к институциональным изменениям.

И наконец, еще один источник институциональных изменений – это изменения во вкусах и предпочтениях людей. В качестве примера здесь можно привести серьезное институциональное изменение, которое само по себе не может быть полностью объяснено изменением соотношения цен, и в котором основную роль сыграли идеи – движение за отмену рабства в Соединенных Штатах. Ведь во времена Гражданской войны в Америке институт рабства все еще оставался экономически выгодным.

Представления общества о том, какие блага входят в состав полного потребительского набора нации, подвержены изменениям. Рассмотрим следующий пример. В начале XIX в. в Англии стати очевидными бесчеловечные последствия промышленной революции, и в обществе стало расти их неприятие, что привело к принятию законов, серьезно изменивших институциональную среду. В 1824 г. был принят закон графа Шэфтсбери об угольных шахтах, который запрещал использование женского и детского труда па подземных работах. Фабричный закон 1833 г. определил минимальные условия труда, которые должны были соблюдаться для детей и подростков. Он ограничил "свободу" владельцев фабрик в интересах группы населения, которая не могла сама защитить себя. Затем последовали и другие законы, отражавшие изменившиеся представления людей относительно благосостояния общества.

При рассмотрении этих примеров мы видели, что в одних ситуациях институциональные изменения приводили к повышению эффективности (в этом случае какая-то общественная группа выигрывала, и никто при этом ничего не проигрывал). А в других ситуациях изменения были перераспределительными по своей природе. Выигрыш одной стороны сопровождался потерями для другой группы. Возможен и еще один крайний случай, когда происходит снижение экономической эффективности: если перераспределение богатства в результате институционального изменения сопровождается рентоориентированным поведением.

Перераспределительный вариант институциональных изменений является, конечно, наиболее распространенным. Практически всегда найдется группа людей, которая теряет возможность получать выгоды при введении новых правил, регулирующих обмен в обществе. В обществе очень много институтов, которые выполняют перераспределительные функции. Теоретически в случае институциональных изменений можно осуществить компенсацию проигравшей стороны. Иногда эта компенсация очень важна для того, чтобы институциональное изменение нс приняло конфликтные, насильственные формы. В качестве характерных примеров можно привести отмену рабства в Америке в 1860 г. и отмену рабства на Антильских островах, принадлежавших Англии в 30-х гг. XIX в. В Англии этот процесс прошел безболезненно, потому что он происходил постепенно, и рабовладельцы получили компенсацию за понесенный ущерб. В Америке решение проблемы отмены рабства вылилось в гражданскую войну[4].

  • [1] North С. D., Thomas R. Р. The Rise of the Western World. A New Economic History. Cambridge: Cambridge University Press, 1973.
  • [2] Libecap G. D. Economic Variables and the Development of the Law: The Case of Western Mineral Rights // The Journal of Economic History. 1978. Vol. 38. P. 338-362.
  • [3] Bromley D. U' Institutional Change and Economic Efficiency //Journal of Economic Issues. 1989. Vol. 23. № 3. P. 735–759.
  • [4] Стенли – секретарь по ирландским делам в 1833 г. предложил систему отмены рабства на Антильских островах. Рабовладельцы получали 15 млн фунтов стерлингов компенсации, которая затем была увеличена до 20 млн фунтов. Кроме того, предусматривался переходный период семь лет, в течение которого негры находились в промежуточном положении.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >