Практика использования инструментов денежно-кредитного регулирования: анализ воздействия на экономику и оценка эффективности

В целях анализа практики использования инструментов денежно-кредитного регулирования рассмотрим их применение Банком России во время финансово-экономического кризиса 2008— 2010 гг.

Обязательные резервные требования. Объем депонируемых резервов в Банке России значительно снизился в конце 2008 г. Во время кризиса Банк России использовал обязательные резервные требования в качестве прямого инструмента регулирования ликвидности банковского сектора. В целом во время острой фазы кризиса Банк России снизил нормативы обязательных резервов до 0,5% по всем обязательствам банков. В результате этой меры банки получили дополнительные средства.

В мировой практике одним из основных методов оценки эффективности управления нормативами обязательных резервов является оценка их влияния на ставки межбанковского кредитования[1] .

Сравнительный анализ динамики ставки М1АСЯ и объема депонируемых в Банке России обязательных резервов показывает, что снижение нормативов во время кризиса не оказало значительного понижательного эффекта на ставки межбанковского кредитования (разумеется, тут сыграла свою роль и динамика ставки рефинансирования, которая будет рассмотрена далее). Но в целом можно отметить, что меры по снижению нормативов обязательных резервов были достаточно логичными, своевременными со стороны Банка России. Однако уже после острой фазы кризиса Банк России несколько раз принимал решения о повышении норматива обязательных резервов.

Операции на открытом рынке. С началом кризиса наблюдался резкий рост объема средств, предоставляемых центральным банком коммерческим банкам. Пик предоставления средств пришелся на конец 2008 — начало 2009 г. Сравнение динамики предоставления средств и ставок межбанковского кредитования также показывает, что эти операции не оказали сильного стабилизирующего эффекта на межбанковский рынок.

Рефинансирование. Во время кризиса произошли изменения в условиях предоставления ликвидности по отдельным инструментам. Одним из основных инструментов рефинансирования во время острой фазы кризиса выступали кредиты без обеспечения.

Рассмотрим эффект внедрения программы кредитов без обеспечения на ставки межбанковского рынка (рис. 8.2.1).

Как очевидно из рис. 8.2.1, межбанковский рынок отреагировал на данную программу снижением ставок. Но в конце года ставки резко выросли. Причину этого было бы правильно проанализировать параллельно с динамикой ставки рефинансирования. Дело в том, что после начала выдачи кредитов без обеспечения в ноябре 2008 г. Банк России объявил о повышении ставки рефинансирования с 11 до 12%, а в декабре 2008 г. — до 13%. Таким образом, с одной стороны, центральный банк внедрил антикризисный инструмент, направленный на снижение напряжения на межбанковском рынке, а с другой — он поднял ставку рефинансирования, что было одним из причин резкого роста ставки М1АСЯ. Лишь дальнейшее снижение ставки рефинансирования повлияло на понижение ставок межбанковского рынка.

Во время острой фазы кризиса центральный банк вместо снижения ставки рефинансирования дважды повышал ее. В информационных сообщениях Банк России заявлял, что рост процентных ставок по операциям рефинансирования во время кризиса диктуется необходимостью "снижения уровня оттока капитала из России". Однако результаты современных исследований показывают, что курс рубля слабо чувствителен к разнице процентных ставок по трем ключевым валютам — рублю, доллару США, евро. В 2008 г. Центральный банк Норвегии опубликовал результаты исследования "Как денежно-кредитная политика реагирует на колебания валютного курса. Новые между

Влияние предоставления кредитов без обеспечения на рублевые ставки межбанковского рынка (вертикальной линией обозначено начало программы)

Рис. 8.2.1. Влияние предоставления кредитов без обеспечения на рублевые ставки межбанковского рынка (вертикальной линией обозначено начало программы)[2]

народные свидетельства". Результаты данного исследования показали, что обесценение валюты на 1% подталкивает центральный банк в течение квартала увеличивать процентную ставку на 0,2—0,4%]. "Применительно к денежно-кредитной политике ЦБ РФ это означало бы обесценивание рубля к доллару США с августа 2008 г. по февраль 2009 г. на 55%, что должно было бы спровоцировать Банк России на повышение ставки с 11 до 20—30%". Однако повышение ставки рефинансирования во время кризиса было незначительным и, следовательно, не могло остановить бегство капитала.

Далее рассмотрим кредитную политику Банка России во время кризиса. Для начала отметим, что в годы, предшествовавшие кризису, ресурсы Банка России использовались почти исключительно для наращивания валютных резервов (рис. 8.2.2).

Использование ресурсов Банка России для наращивания валют¬ных резервов, млрд руб.

Рис. 8.2.2. Использование ресурсов Банка России для наращивания валютных резервов, млрд руб.

Но в острой фазе кризиса произошли качественные изменения в проводимой денежно-кредитной политике Банка России. Его ресурсы почти полностью направлялись на кредитование коммерческих банков (рис. 8.2.3). Б этот период Банк России эффективно выполнял роль кредитора последней инстанции.

Рост кредитов коммерческим банкам и активы Банка России, млрд руб.

Рис. 8.2.3. Рост кредитов коммерческим банкам и активы Банка России, млрд руб.

Такая политика Банка России привела к повышению доли средств, полученных от центрального банка, в пассивах коммерческих банков до 14% во время острой фазы кризиса. Анализируя действия Банка России на острой стадии кризиса, профессор В. Е. Маневич приходит к следующему выводу: "Угроза банковского краха вызывалась не столько кризисом внешней задолженности банков и корпораций, сколько бегством российского капитала, сдержать которое можно было бы с помощью мер валютного контроля. В таком случае ресурсы Банка России можно было бы использовать для кредитования реального сектора экономики (при посредстве коммерческих банков, банков развития и др.), для поддержания внутреннего агрегированного спроса, предотвращения кризисного спада в реальном секторе"[3].

Но снижение доступности кредитов во время кризиса вызвало обратные процессы — снижение роста выпуска. На рис. 8.2.4 видно, насколько сильна зависимость роста ВВП и индекса промышленного производства (ИПП) от роста кредитования.

Темпы прироста реального ВВП, индекса промышленного про¬изводства России и кредитного портфеля российских банков в 2004— 2010 гг., %

Рис. 8.2.4. Темпы прироста реального ВВП, индекса промышленного производства России и кредитного портфеля российских банков в 2004— 2010 гг., %[4]

В целом антикризисные меры государства во многом оказались действенными именно для банковского сектора. После острой фазы кризиса центральный банк вернулся к традиционной практике, когда ресурсы Банка России использовались для увеличения валютных резервов. Однако устойчивая тенденция к увеличению доли средств, полученных от Банка России, в пассивах банковского сектора наблюдается с сентября 2011 г. В период с 1 сентября 2011 г. по 1 августа 2012 г. она выросла с 0,9 до 6,1%, достигнув максимального значения за последние два года (рис. 8.2.5). В последние два месяца III квартала доля средств Банка России в пассивах банков несколько сократилась (до 5,1% на 1 октября 2012 г.), что связано главным образом с возобновлением размещения свободных средств федерального бюджета на депозиты в кредитных организациях. Однако значение рассматриваемого показателя на 1 августа 2012 г. (1,5%) было существенно ниже, чем в 2008—2009 гг., в течение кото

Динамика долей средств Банка России и средств федерального бюджета в пассивах банков, %

Рис. 8.2.5. Динамика долей средств Банка России и средств федерального бюджета в пассивах банков, %

рых доля средств, полученных от Банка России, в пассивах банковского сектора вплотную приближалась к 14%.

Анализируя практику использования инструментов денежно-кредитного регулирования в период кризиса, можно сделать следующие выводы. Во-первых, Банк России смог поддержать банковскую сферу и не допустить в ней возникновения системного кризиса. Во-вторых, несмотря на поддержку финансовой системы и совокупного спроса, сдержать падение экономической активности только мерами денежно-кредитного регулирования все же не удалось.

  • [1] Montoro C, Moreno R. The use of reserve requirement policy in Latin America // BIS Quarterly Review. 2011. March. P. 13.
  • [2] Поданным Банка России / икХ: cbr.ru/
  • [3] Маневич В. Е. Денежно-кредитная политика Банка России и кредитная активность коммерческих банков в 2008—2010 гг. // Бизнес и банки. 2010. Окт. / URL: public.ru/ (дата обращения — 23.01.2012).
  • [4] Милюков А. И. Денежно-кредитная политика как фактор роста российской экономики / А. И. Милюков, С. А. Пенкин // Банковское дело. 2011. Янв. / URL: public.ru/
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >