Структура сознательных образов (по А. Н. Леонтьеву)

Изложенное выше создает впечатление, что мы подошли к решению проблемы сознания. Но, увы, нам это только показалось. Сознание ускользнуло от нас, как постоянно ускользала от научного анализа душа. Мы так и не получили главного – описания самого явления сознания, с которого должен начинаться любой анализ. Если сознание есть часть психики (пусть высшая, пусть особая), то мы должны увидеть отличия этой части от всей остальной психики. Что нового появляется в психике как процессе и результате, когда она становится сознанием? Общее у них в том, что они открывают субъекту внешний мир, но что особенное появляется в психике, когда она становится сознанием и начинает открывать субъекту не только мир, но содержание собственной психики (т.е. саму себя)? В чем особенность открытия внешнего мира в неосознаваемых чувственных образах и в сознательном образе?

Может быть, нам поможет сравнение чувственных сенсорно-перцептивных образов и образов, построенных и представленных нам в сознании? Такой анализ дал бы нам различия в образах, но есть одна трудность, мешающая сделать это. Дело в том, что мы знаем мир лишь через паши сознательные образы. Неосознаваемые чувственные образы мы не наблюдаем и не можем их сравнить с осознаваемыми образами. А сознательный образ это, скорее всего, не просто чувственный, который дан нам в сознании, а новый образ, сознательно и намеренно построенный субъектом деятельности по другим правилам. Первичный чувственный образ предназначен отражать не мир и среду, как они есть, а только важные для жизни предметные условия деятельности. Сознательный понятийный образ должен давать нам верное знание об устройстве мира. Так что прямое сопоставление сенсорно-перцептивного чувственного образа и образа чувственно-сознательного невозможно и надо искать обходные пути, чтобы увидеть различия.

Попробуем поэтому обратиться к структуре сознательного образа. А. Н. Леонтьев описывает структуру сознания, но из текста его книги видно, что речь идет именно о структуре сознательного образа. Поэтому, когда В. П. Зинченко начинает анализировать структуру сознательного движения, то он оказывается вынужденным заменить первую составляющую образа – чувственную ткань – на биодинамическую ткань.

Отметим, что А. Н. Леонтьев выделяет три составляющие сознательного чувственного образа: чувственная ткань, значение и личностный смысл.

Чувственная ткань сознательного образа

Чувственная ткань есть первичное субъективное переживание определенной модальности, на которой, как на основе, строится сенсорно-перцептивный образ объектов, т.е. на чувственной ткани формируется определенное предметное содержание, задаваемое экологией и соответствующей деятельностью живого существа.

Существуют правила построения некоторых свойств образа, определяемые экологией и законами физики. В частности, зрительное восприятие начинается с обработки перевернутого из-за законов оптики изображения предмета на сетчатке глаза человека, затем строится адекватный среде образ объекта, где верхняя часть предмета, как и в жизни, оказывается наверху. Эти правила либо заданы генетикой, либо есть результат раннего обучения, но у человека отношения "чувственная ткань – предметное содержание" не являются жестко заданными раз и навсегда. При изменении условий восприятия в процесс построения образа предмета вносятся соответствующие поправки, обеспечивающие адекватное и привычное для деятельности восприятие среды.

Например, очки Стреттона переворачивают изображение (меняют местами верх и низ) и на сетчатке глаза изображение оказывается прямым. Вследствие этого человек видит предметы перевернутыми "вверх ногами". Чувственная ткань не поддается коррекции – субъективно переживаемая картинка возникает автоматически в соответствии с изображением на сетчатке. И если человек прекращает свою деятельность и передвижение в пространстве (а ходить в среде, где все зрительно перевернуто, без помощи невозможно), то он дальше так все и видит в перевернутом виде. Но если с помощью другого человека испытуемый с очками Стреттона на глазах живет нормальной жизнью, активно передвигаясь в среде, то через некоторое время (несколько дней) он вдруг начинает все видеть "правильно", т.е. как и все другие люди. Происходит перестройка процесса сознательного восприятия. Деятельность в новых условиях дает новые критерии построения адекватного, точнее правдоподобного, образа. Снятие очков после этого может приводить к новому переворачиванию образов, которое быстро исчезает, а некоторые испытуемые с очками на глазах начинают после этого видеть по своему желанию предметы то прямо, то перевернуто.

В этой перестройке главное место принадлежит активному передвижению человека в пространстве и адекватному использованию предметов, правда, вначале с помощью другого человека, обеспечивающего правильное поведение и подтверждающего адекватность действий с предметами. Аналогичные результаты получены при других искажениях условий восприятия.

Человеку надевают очки, "ломающие" прямые линии, нарисованные на бумаге, и заставляют его отслеживать линии указкой. При следовании указки по "изломанной" части линии испытуемого наказывают, и поощряют, если он, вопреки видимому, идет указкой по реальному направлению линии. Через некоторое время человек начинает видеть линии без искажений.

Животные в условиях искажения зрения замирают, не пытаясь действовать, или постоянно терпят неудачу – курица с очками, сдвигающими цель в сторону, продолжает постоянно клевать в сторону от лежащего перед нею зерна.

Эксперименты с псевдоскопом[1] показали, что человек строит, например, зрительные образы не в соответствии с законами оптики, как строится в земных условиях чувственный сенсорно-перцептивный образ, а в соответствии с общими принципами устройства мира, в которые он верит. Поэтому правило правдоподобия, т.е. следования этим принципам, побеждает в условиях конфликта между оптикой восприятия и знаемыми принципами устройства мира.

Например, когда испытуемый смотрит через псевдоскоп сверху на чашку с водой, то по законам оптики чашка видится дном к человеку. Но в чашке вода, которая по законам физики не может держаться на выпуклой поверхности. Сознание находит выход в превращении воды в желе, прилипшее к поверхности чашки. Такими же показательными являются примеры восприятия в "комнате Эймса"[2] или восприятия через псевдоскоп маски лица и реального лица человека. Маска лица "выворачивается" при ее рассматривании через псевдоскоп, а реальное лицо человека – никогда.

Такие же нежесткие отношения существуют между чувственной тканью и содержанием сознания, его наполненностью знаниями о мире. Для понятийного знания чувственная ткань является, прежде всего, средством доставки сведений об объектах (об их изменениях при направленно организованном взаимодействии объектов). Поэтому слепоглухие люди, обученные получать информацию через тактильный канал (другая чувственная ткань), могут достичь тех же успехов в своем развитии, что и люди с нормальным зрением и слухом. Это доказывают примеры Е. Келлер, О. Скороходовой, Л. Суворова, С. Сироткина – людей, потерявших в раннем детстве зрение и слух. Специальное обучение позволило им получить хорошее образование и жить полноценной жизнью. Конечно, дефекты их сенсорики сказываются па чувственно-сознательных образах – они не имеют цветных образов, не могут рассказать об оттенках красного и зеленого цвета, тембра голоса, но их представления об устройстве мира отличаются от представлений других людей лишь как вариации нормы.

А. Н. Леонтьев считал, что функция чувственной ткани в сознании – обеспечивать чувство реальности воспринимаемого мира. Это мнение он пытается подтвердить данными восприятия мира у саперов, лишившихся в результате взрыва мины кистей рук и зрения. После операции по формированию из лучевых костей руки "клешней" с изменением положения мышц плечевого пояса больные начинают жаловаться на утерю чувства реальности мира. Но такой результат можно объяснить нарушением тактильной чувствительности, которая в большей степени, чем другие виды чувствительности, дает ощущение наличия в среде реального объекта. Действие новой конечности с объектом не совпадает с прежним опытом, и это может быть причиной утери чувства реальности мира.

Функция чувственной ткани в сознательном перцептивном образе, возможно, другая – быть сенсорным языком для описания чувственной стороны сознательного образа или, другими словами, сенсорным "экраном", на котором строится ("вышивается") "узор" воспринимаемого объекта.

  • [1] Псевдоскоп – это оптический прибор, построенный в 1852 г. английским физиком Уитстоном, создающий обратную перспективу. Рельеф "выворачивается наизнанку" – выпуклое кажется вогнутым и наоборот.
  • [2] Комната Эймса построена так, чтобы создавать оптическую иллюзию. Подробнее о ней читайте в главе 17.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >