Причины и механизмы порождения эмоций

На вопрос о том, что вызывает эмоции, возникает соблазн ответить – изменение среды (благоприятное или неблагоприятное). Это похоже на правду, но только похоже, потому что постулат непосредственности не работает и здесь. Если я задам вам вопрос о том, что будет переживать человек при встрече в лесу с медведем, то, наверное, получу ответ, что страх или ужас. Ответ этот очень вероятен и, как наиболее вероятный, – верен. Но может существовать и другой правильный ответ. Если этот человек – охотник, имеющий лицензию на отстрел медведя, или натуралист, снимающий фильм о жизни медведей, то встреча с медведем вызовет у них радость, а не страх. Значит сама по себе ситуация не определяет эмоцию, а все дело в том, с какой потребностью она соотносится и в какую деятельность человека вписывается в момент восприятия.

То есть речь идет о том, что эмоция зависит от того, какой смысл имеет событие для человека: смысл опасности, добычи, нужности для чего-то. Оценивается не ситуация сама по себе, а ее роль, отношение события к определенной потребности, удовлетворяемой через деятельность. В итоге за эмоциями всегда стоит сама жизнь субъекта переживаний.

В истории психологии давались различные ответы о причинах порождения эмоциональных переживаний. В устаревшей теории Джеймса – Ланге эмоция порождалась определенным физиологическим состоянием организма. Это состояние вызывалось каким-то событием и оценивалось в сознании, например, как радость или горе. Казалось бы, в этом есть большая доля правды, ведь усталость или болезнь вызывают у нас плохое настроение, уныние, тоску. Но дело, опять же, в том, что следует смотреть, с какими задачами человека болезнь соотносится. Если человека ожидают большие служебные неприятности, то заболевание часто оценивается как везение, удача. Но если заболевание, скажем, нарушило планы служебной командировки в интересную страну, то это большая неудача и неприятность. Значит, опять же дело не в ситуации, даже если она чисто физиологическая, а дело в том смысле, который эта ситуация имеет для человека в данный момент.

Более обоснованной казалась теория В. Кеннона[1], в которой причина появления эмоций виделась в отклонении от гомеостатического состояния организма. Эти отклонения вызывали негативные переживания, а возвращение к исходному равновесному состоянию параметров телесных процессов сопровождалось положительными эмоциями. Как частный случай эту гипотезу можно иметь в виду, но общим правилом она быть не может.

Многие исследователи связывают эмоциональные реакции со степенью напряжения потребности: чем более напряжено потребностное состояние, тем сильнее негативные переживания. Однако это утверждение является лишь частным случаем, хотя и наиболее часто встречающимся, Мы знаем, что добровольное длительное воздержание от приема пищи или длительное постоянное ее отсутствие вызывает чувство голода лишь в первые дни, а в дальнейшем чувство голода исчезает. Известно также, что сложная и ответственная срочная деятельность может полностью снять чувство голода у человека, занятого этим делом.

П. Жане, оценивая вклад различных исследователей эмоций (В. Джеймса, Г. Ланге, Ч. Дарвина

[2], Дж. Дьюи[3], Э. Клапареда[4]), пришел к выводу, что эмоции возникают как реакции на ситуации, к которым организм не может адаптироваться в данный момент.

Экспериментальные исследования эмоций показали, что эмоциональные переживания возникают тогда, когда мотивация субъекта и возможности его поведения не совпадают, т.е. когда субъект не может или не умеет дать нужный адаптивный ответ на сложившуюся ситуацию. Поэтому эмоции проявляются сильнее при поведении, которое нуждается в предварительном обучении, когда ситуация непонятна субъекту или когда она неожиданно меняется, когда трудно выбрать адекватный ответ в ситуации поведенческого конфликта, когда в деятельности появляются внутренние или внешние препятствия, в том числе конкурирующие желания и т.д.

Советский физиолог П. В. Симонов (1926–2002) предложил информационную теорию эмоций, в которой появление эмоционального переживания и его знак (положительный или отрицательный) определялись как функция разности необходимой и имеющейся информации для достижения предмета потребности (удовлетворения потребности). Огрубляя это научное положение, можно сказать, что если имеющейся информации о ситуации оказывается больше, чем нужно для удовлетворения потребности, то возникает положительное эмоциональное переживание, а если меньше необходимого, то появляется отрицательное эмоциональное переживание. Это предположение П. В. Симонова есть частный случай эмоциональных переживаний, связанных с ролью внешних условий, в том числе вероятности успеха, успешности поведения.

Такую же оценку можно дать и предположению американского психолога, автора теории когнитивного диссонанса Л. Фестингера (1919–1989) о роли когнитивного диссонанса в порождении отрицательных и положительных переживаний – диссонанс переживается как негативное состояние, а его снятие дает положительное переживание.

Упоминаемые в научной литературе многочисленные причины, вызывающие эмоции, при внимательном анализе оказываются частными случаями общего правила порождения эмоциональных переживаний, которое заключается в том, что эмоции возникают либо как оценка необходимости деятельности и всех условий, связанных с нею, либо как оценка успешности деятельности и всех факторов, влияющих на достижение успеха. Поэтому ни сами по себе потребности вне задачи их удовлетворения через деятельность, ни сами по себе события внешнего мира, не имеющие отношения к успеху-неуспеху деятельности (в том числе и будущей), не порождают эмоции. Эмоции возникают только в связи с задачами порождения деятельности (готовность к ней через презентацию потребностей, выбор предмета потребности и направленность деятельности, инициация поведения, выбор способа деятельности) и оценки ее успешности (оценка хода деятельности, ее результатов, роли различных факторов в определении успеха-неуспеха).

Модальность эмоциональных переживаний определяется характером потребностей (голод, жажда, интерес, страх и т.д.) и оценками роли обстоятельств, собственных знаний и умений, собственных возможностей и роли других людей в успехе-неуспехе деятельности и отдельных действий (огорчение обстоятельствами, досада на себя, обида или гнев на другого). Каждая потребность дает свою модальность положительных или отрицательных эмоций. Так, исследовательская потребность проявляется в интересе к чему-то и любопытстве. Потребность в статусе может проявиться как ярость и агрессия по отношению к сопернику в борьбе за место в иерархии сообщества, как уверенность в себе и превосходстве над другими в случае победы, и раздраженности, подавленности, нерешительности и чувстве ненависти к победителю или подчиненности при поражении и низком статусе.

Опасное развитие событий и появление опасных объектов вызывает чувство страха и агрессию по отношению к источнику опасности. Оценки собственных возможностей проявляются в чувстве уверенности или неуверенности в своих силах, в чувстве бодрости или вялости и подавленности.

Неуспех деятельности порождает чувство неудовольствия, досады на себя, на ситуацию, ненависти и гнева к тому, кто помешал; чувство растерянности и подавленности, низкой самооценки и огорчения, жалости к себе, зависти или злобы к другим.

Такое обилие возможных эмоциональных переживаний в одной и той же ситуации означает, что эмоции не возникают автоматически от самого события, а есть оценка ситуации успешности деятельности в целом, в том числе оценка содержания задач, решаемых в деятельности, оценка самого себя, своих намерений и возможностей, роли других людей в сложившейся ситуации и т.д. То есть за эмоциями всегда стоит понимание ситуации (верное или ложное) в связи с идущей деятельностью или планами на будущее, имеющими жизненный смысл для субъекта.

У человека как личности появляется новый, особый пласт его жизни – межличностные отношения, которые начинают оцениваться через эмоциональные переживания с позиций нравственных норм личности. Как и все другие природные (натуральные, по Л. С. Выготскому) психические процессы, эмоции преобразуются, становясь по своему строению и осуществлению высшими психическими функциями. Это значит, что эмоции начинают активно участвовать в функционировании других психических процессов (память, внимание, мышление, восприятие), а, с другой стороны, сами эмоциональные переживания тесно переплетаются и связываются с памятью и восприятием, представлением и воображением, мышлением и прогнозированием.

Прежде всего, эмоции человека могут стать произвольными и по способу, и по форме проявления, и даже по самому их переживанию.

В культуре многих народов принято обучение навыкам выражения своих эмоций. В некоторых племенах, живущих в Непале и на островах Таити, детей с раннего детства учат нс проявлять гнева, а в некоторых племенах детей учат не иметь гнева, т.е. не гневаться на других (это не значит, что все дети научаются этому).

Эмоции человека становятся опосредованными установленными в обществе правилами, моральными нормами, обычаями культуры и религиозными требованиями, знаками и символами и начинают произвольно регулироваться. С помощью знаков и символов-средств человек научается регулировать произвольно не только проявления эмоций, но и пытается подчинить себе их порождение.

Когда-то такими средствами служили исключительно танцы и песни, молитвы и ритуальные действия, природные вещества (листья коки, особые грибы, забродившие плоды и др.), но затем человечество научилось намеренно производить вещества (алкоголь, наркотики и т.д.), способные изменять настроение и вызывать положительные эмоциональные переживания. Используется для этого и прямое раздражение определенных областей мозга слабым электрическим током.

Если природные эмоции проявляются у всех людей одинаково, то эмоции, возникающие в ответ на требования общества (социальных норм и обычаев), приобретают принятые в данной культуре формы выражения.

Выражения лица слепоглухонемых и зрячих детей в раннем детстве одинаковы, а затем заметно расходятся и резко отличаются у взрослых, поэтому необходимо специальное обучение слепоглухонемых детей социальной человеческой мимике, что можно делать через тактильные образы с помощью масок человеческих лиц с выражением различных эмоций (маска эмоций).

Эмоции играют важную роль в общении людей, и эту их роль замечают младенцы в возрасте 1,5–2 месяцев, намеренно использующие плач для привлечения взрослых. Плач детей часто служит средством давления на конкретного человека (вспомним знаменитое высказывание "Я не тебе, я маме плачу"). Уже с 7 месяцев младенец начинает использовать плач для привлечения внимания конкретного человека (чаще всего матери). Опредмечиваются и другие эмоции: у младенца до года гнев не направлен на конкретное лицо, но затем он четко направлен на конкретного человека.

У человека эмоциональные переживания могут возникать не только на реальные ситуации, но и на информацию о них. Имитация в театре и кино реальных событий и отношений людей способна вызвать у зрителя реальные эмоциональные переживания и эмоциональные оценки поведения различных персонажей.

Эмоционально переживаются и собственные представления человека о прошедших или будущих событиях, воображение себя участником каких-то важных событий. В литературе многократно описывались случаи выраженного эмоционального переживания человеком предвосхищаемых (прогнозируемых, ожидаемых) событий, в частности возможных результатов действий или наступление опасной ситуации (Ф. Д. Горбов так говорил про людей, попадающих в ситуации возможной опасности "...он уже в душе ушибся"). Этот идеаторный характер эмоций, опережающих адекватные им события, становится мощным регулятором поведения человека.

Еще одной особенностью эмоций человека является перенос эмоционального отношения к одному человеку на других ("друг моего друга – мой друг", "враг моего друга – мой враг"), что частично похоже на перенос своего негативного переживания на окружающих (в том числе и на объекты ситуации). Напомним пример с оценкой американскими студентами мексиканцев.

При первом опросе студентов США были получены нейтральные и доброжелательные оценки мексиканцев. После специального экзамена, на котором все студенты получили неудовлетворительные оценки, отношение к мексиканцам резко изменилось – теперь им давались отрицательные характеристики.

Но это правило переноса не действует при влюбленности. Если предмет любви одного человека становится предметом любви другого или этот другой становится предметом любви человека, которого любит первый человек, то этот второй (объективно соперник) не становится другом или любимым – он воспринимается как соперник или враг. То есть чувство любви, хотя и считается истинно человеческим чувством, социальным по природе, но остается частично привязанным к выбору партнера для продолжения рода, а также может участвовать в самооценке человека. Надо только помнить, что и эти эмоции не появляются автоматически, возможна ситуация, когда влюбленный может радоваться за свой предмет любви, желать ему счастья!

В отличие от животных, у которых эмоции в большей мере участвуют в побуждении к деятельности, у человека эмоции становятся в основном регуляторами поведения, определяя стиль деятельности (например, агрессивный или доброжелательный). Агрессия животных проявляется в агрессивном поведении (что бывает и у человека), но человек может агрессивно отстаивать доброжелательные отношения к другим людям, нациям, государствам.

У человека обычно складывается целостная эмоциональная сфера, которая не только становится центром регуляции и управления поведением, но и сама служит предметом работы сознания человека. Эта работа проявляется в виде психологической защиты (вытеснение, замещение, рационализация и т.д.) и переживания сильных, неприятных эмоциональных проблем.

Главное место в эмоциональной сфере человека занимают эмоциональные переживания личности, которые в обыденной ситуации могут быть и незаметными. Но при личностных решениях они выходят на первый план, определяя выбор поведения. Можно радоваться карьерному успеху, богатству, славе, но горе от потери близких дорогих людей заполняет все сознание, и сразу гаснет прежняя радость, все, что вчера казалось важным (карьера, богатство, слава), становится неважным. Точнее надо бы сказать – может стать неважным. А может и не стать. В этом проявляется позиция личности, роль ее жизненных смыслов, главной ценности ее жизни.

Именно это французский психолог и философ Ж. Политцер (1903–1942) называл драмой жизни, и это должно стать предметом пристального внимания психологии, претендующей на понимание человека и способной оказать ему помощь в очередной трансформации его как личности. Эмоции человека начинают сигнализировать ему не столько об успехах- неуспехах его адаптивной деятельности, сколько о неблагополучии в его понимании жизни и в его жизненных целях.

Объем учебника ограничен, и мы вынуждены закончить обсуждение проблем природы и закономерностей эмоциональных переживаний. Заметим, что многое осталось без надлежащего рассмотрения, так, требуется дополнительный анализ классификации эмоций, природы близкородственных эмоций (например, грусть, печаль, уныние, скорбь, тоска, горе), парности многих эмоций (радость – печаль, тоска – веселье и др.). Необходим более подробный анализ аффектов и стрессов, настроений и состояний.

  • [1] Данная теория была предложена В. Кенноном и Ф. Бардом в 1927– 1928 гг. Она является альтернативной теории Джеймса – Ланге.
  • [2] Через несколько лет после публикации "Происхождения видов"

    Ч. Дарвин (1809–1882) написал и опубликовал работу "Выражение эмоций у человека и животных" (1872).

  • [3] Дьюи Дж. (1859–1952) – американский философ и педагог.
  • [4] Клапаред Э. (1873–1940) – швейцарский психолог, специалист в области прикладной психологии.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >