Соотношение волевой и произвольной саморегуляции

Если мы принимаем то положение, что порождение волевых действий, волевые выборы и регуляцию психических процессов можно объяснять, не прибегая к понятию "воля", а через понятия саморегуляция, самодетерминация и самоконтроль, то тогда встает вопрос: что делать с этим первичным понятием? Если его оставлять в науке, то какое содержание в него вкладывать?

Давайте вначале попробуем определить понятие "волевая регуляция". Мы знаем два вида регуляции деятельности. Во-первых, это регуляция поведения человека извне, другими людьми, и саморегуляция человеком своих процессов и своей деятельности. Во-вторых, саморегуляция может осуществляться в непроизвольной форме и произвольно, т.е. намеренно и осознанно с заданными параметрами. Куда отнести волевую регуляцию? Непроизвольная саморегуляция характеризуется достаточностью условий для автоматического исполнения действий и решения различных задач па основе нормальной мотивации деятельности (автоматически совершается выбор действий, почти всегда достаточно побуждения, автоматически регулируются различные параметры действий и соответствующих им психических процессов и при необходимости автоматически преодолеваются препятствия).

В произвольной саморегуляции (и самодетерминации) субъект действия вынужден намеренно регулировать отдельные параметры действий и психических процессов, включая мотивацию. В этом сходство произвольной и волевой регуляций, и поэтому будем считать, что волевая саморегуляция есть разновидность произвольной саморегуляции. Но в этом случае нам надо указать различительные признаки (критерии) волевой регуляции.

В истории психологии нам известны четыре варианта решения этого вопроса:

  • 1) полное отождествление обоих понятий по содержанию;
  • 2) произвольность понимается как первая начальная стадия развития воли и волевой регуляции;
  • 3) волевая регуляция есть часть произвольной регуляции, а именно произвольная регуляция действий в условиях преодоления препятствий;
  • 4) волевая и произвольная регуляции рассматриваются как два независимых вида регуляций с отличительными признаками волевой регуляции как моральной регуляции.

Каждый вариант решения имеет свои плюсы и минусы, но мы попробуем поискать новые дополнительные критерии различения произвольной и волевой саморегуляций. Как мы уже договорились, волевую регуляцию будем рассматривать как часть произвольной саморегуляции. Но тогда первым вопросом при решении задачи разделения волевой и произвольной саморегуляции будет вопрос об особенностях ситуаций, требующих волевой регуляции, – они одинаковы или различны?

Обычно к произвольному и волевому выбору обращаются при анализе ситуации несовпадения или конфликта равнопривлекательных альтернативных выборов. То, что эта ситуация требует произвольного выбора (в том числе и на основе жребия), верно. Но человек сталкивается и с другой ситуацией выбора. Это конфликт желаний и решений человека с разных уровней организации его жизни (природный индивид, социальный индивид, личность). Социальный индивид согласен, что надо это делать, но природный индивид испытывает при этом страх, боль или усталость. И волевой выбор здесь нельзя решить жребием – надо принять выбор в пользу социального индивида, намеренно усилив важность, необходимость и привлекательность его решения. Здесь нет альтернативы, надо обеспечить необходимость выбора малопривлекательного, но социально или личностного необходимого решения. Тогда отличительным признаком волевого выбора и волевой регуляции будет выбор в ситуации конфликта желаний с разных уровней функционирования человека, с необходимостью победы уровня, па котором совершается саморегуляция и самодетерминация (выбора, осуществления действий и всех психических процессов).

Есть данные, что произвольность возникает на уровне уже природного субъекта и становится основной формой регуляции поведения на уровне социального субъекта. Поскольку волевое действие часто является поступком, который характеризует личность, а средством волевой регуляции является изменение смысла действия (личностное образование), будем считать, что волевая саморегуляция (самодетерминация) есть личностный уровень произвольной саморегуляции. Совершать или не совершать волевые действия, включать или нет волевую регуляцию, решает человек как личность, поэтому есть логика в отнесении волевой регуляции к личностному уровню (рис. 16.1). При этом надо подчеркнуть, что не всякая саморегуляция и решение на уровне личности есть волевая регуляция – я хочу быть неволевым, или, точнее, я не хочу быть волевым в этой ситуации! Надо учитывать, что может происходить и привычная саморегуляция с личностного уровня, как смысловые установки, проявляющиеся в виде волевых качеств личности.

Уровни саморегуляции

Рис. 16.1. Уровни саморегуляции

Воля как высшая психическая функция

При таком понимании волевой саморегуляции (само- детерминации) мы можем определить волю как высшую психическую функцию, которая в зависимости от решаемой задачи проявляется то как произвольная мотивация действий, то как произвольное решение человека по выбору мотива, цели и действия в ситуации конфликта намерений разных уровней человека, то как произвольная регуляция личностными средствами различных психических процессов и исполнительных действий. Специфика волевой саморегуляции (самодетерминации) тогда заключается в уровне, на котором совершается регуляция (решение личности), в задаче регуляции (победа высшего уровня) и в использовании личностных средств регуляции в ситуации конфликта решений высшего и низшего уровней или решений высшего и возможностей исполнительского уровня.

Как и любая высшая психическая функция воля оказывается системно построенной, в ее работе задействованы эмоции и мотивация, мышление и воображение, внимание и память. Воля, как и другие высшие психические функции, оказывается социальной по происхождению и осознанной по способу функционирования.

Системность построения воли объясняет, почему в истории науки волю постоянно сводили к мотивам, эмоциям, мышлению или вниманию. Все эти процессы реально участвуют в волевой регуляции, что и было замечено разными исследователями, хотя значение отдельных процессов было преувеличено.

При такой договоренности воля становится средством (механизмом), помогающим личности отстаивать свои ценности, выступая при необходимости против потребностей организма и субъекта природной деятельности, а также потребностей социальной выгоды и полезности.

Одним из механизмов волевой регуляции является намеренное изменение смысла действия для кратковременной помощи в осуществлении решений личности.

Другой механизм – развитая сфера личностных потребностей (ценностей), представленная в виде смысловых установок и проявляющаяся или как положительные личностные качества и мотивы долга, чести, ответственности и т.д., воплощающиеся в добрых делах, или как отрицательные качества личности, воплощающиеся в злых делах человека.

Мы знаем, что, к счастью, все социальные потребности, включая и потребности личности, формируются при жизни человека и могут меняться по составу под влиянием условий жизни человека и его собственной позиции. Человек как личность с определенного возраста делает себя сам и может поменять систему своих ценностей, которые и лежат в основе его волевой саморегуляции и самодетерминации.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >