Сознание и мозг

Проблема соотношения сознания и мозга находится на стыке философии и конкретно-научных дисциплин. Философское решение этой проблемы представлено в трех вариантах. Дуалистическая концепция рассматривает материю и сознание как две не зависящие друг от друга субстанции, существующие по собственным законам. Идеализм признает первичным духовное начало, а материю рассматривает как одно из проявлений духовной субстанции. Материализм, напротив, сводит сознание к одному из типов материальных процессов и называет сознание функцией высокоорганизованной материи.

Наука, в силу особенностей этого типа знания, тяготеет к материалистической форме мировоззрения. Однако абстрактное философское положение о первичности материи и вторичности сознания не может удовлетворить науку, стремящуюся выявить механизмы взаимосвязей материи и сознания, наполнить конкретным смыслом представление об особой специфике процессов сознания и подтвердить невозможность их существования вне материи.

Формулируя суть общенаучной проблемы "сознание – мозг", Давид Израилевич Дубровский сводит ее к двум вопросам:

  • • каким образом явление субъективной реальности связано с мозговым процессом, если явлениям субъективной реальности невозможно приписать физических характеристик, а мозговые процессы ими обладают?
  • • как объяснить управляющую функцию субъективных процессов, т.е. каким образом сознание управляет физическими действиями человека?

Д. И. Дубровский предлагает информационную модель для интерпретации проблемы "сознание – мозг". Сознание – особый тип информации, поэтому отношение между материальным и психическим следует рассматривать как отношение между носителем информации и самой информацией. Сознание отличается от других типов информации по своему кодовому воплощению. Кодом для сознания выступают мозговые нейродинамические процессы: сознание – образ, а мозговой процесс – код для этого образа. Между любой информацией и ее материальным носителем устанавливается нефизическая связь. Управляющая функция сознания объяснима его информационной природой. Как и любая информация, сознание имеет содержательную и ценностную характеристики и становится фактором управления.

Особенностью сознания является то, что оно есть информация о предмете, но не о коде – нейрофизиологическом процессе в мозге – носителе этой информации. Сам нейродинамический процесс остается скрытым от сознания. Другой особенностью сознательной информации является то, что один и тот же образ может передаваться бесчисленным количеством кодов. Это обстоятельство подтверждается научными и медицинскими данными. Если у человека повреждается какая-то часть мозга, другие сферы берут на себя выполнение ее функций: правое полушарие может частично выполнять функции левого, и наоборот.

В информационной концепции сознания приемлемым с точки зрения современных научных данных образом конкретизируется философское положение о первичности материального и неразрывной связи материального и психического, а также объясняются конкретные механизмы связи между материальным и психическим. Именно поэтому информационную модель соотношения сознания и мозга с успехом используют не только философы, но и представители конкретно-научных дисциплин.

Проблема идеального

В обыденном сознании идеальное соотносится с понятиями "совершенство", "идеал", "образец". Однако философский смысл категории "идеальное" иной. Первой развернутой концепцией идеального была онтология Платона, в которой утверждалось самостоятельное, не зависящее от человека, существование идей. Идеи образуют царство бытия, материя же принадлежит к миру небытия; соединяясь с материей, т.е. создавая синтез бытия и небытия, идеи образуют единичные вещи. По мнению Платона, идея выступает для единичной вещи как образец для подражания, основа ее существования и цель стремлений (см. 2.1).

Другой концепцией идеального является панлогизм Г. Гегеля. Немецкий философ считал, что действительность существует постольку, поскольку имеет внутри себя идею и выражает ее. Все существующее появляется в процессе саморазвития и самопознания Абсолютной идеи. В конце концов, все существующее совпадает с идеей; а то, что не совпадает, проявляется только как временное и случайное (см. 2.4).

В российской философии по поводу проблемы идеального развернулась дискуссия, в ходе которой сформировались противоположные теоретические позиции. Представители одной стороны – Эвальд Васильевич Ильенков и его последователи – утверждают, что идеальное не следует отождествлять с индивидуальным сознанием или субъективной реальностью. Идеальное может существовать вне и независимо от человека в видекультурных достижений и ценностей. Идеальное – это отражение действительности в формах духовной деятельности людей и сами формы или схемы деятельности. Идеальное представлено морально-нравственными и правовыми установлениями, государственно-политическими формами, логическими нормами рассуждений и т.п. Все эти формы и схемы противостоят индивидуальному сознанию и существуют в виде особой действительности, определяющей способы жизнедеятельности человека.

Идеальное, таким образом, не тождественно субъективной реальности, а является компонентом общественного сознания, к которому в процессе усвоения достижений культуры приобщается конкретный индивид. Оно объективно по отношению к индивидуальной психике, существует вне и независимо от нее. Бытие идеального – особое бытие культуры, поэтому не всякий субъективный образ может быть назван идеальным. Идеальны только те опредмеченные результаты человеческой деятельности, которые носят всеобщий и необходимый характер. Теоретическая позиция Э. В. Ильенкова в истории философии восходит к Г. Гегелю и Платону.

Противоположная точка зрения по проблеме идеального представлена Д. И. Дубровским, который считает, что понимание идеального как принципиально вне- и надличностного образования неверно. Идеальное существует не в социальной предметности, т.е. объективно, а в головах людей, т.е. субъективно. Идеальное – это и есть субъективная реальность. По мнению Д. И. Дубровского, неправомерно отождествлять идеальное только с теми духовными явлениями, которые имеют статус всеобщности и необходимости. Идеальны любые индивидуальные, даже случайные, проявления человека. Кроме того, неверно отождествление идеального только с рациональными мыслительными схемами. Эмоционально-чувственные проявления личности, внезапные интуитивные прозрения, существующие на границе сознательного и бессознательного, также должны быть охарактеризованы как идеальные. По мнению Д. И. Дубровского, понимание идеального в школе Э. В. Ильенкова несовместимо с творческой активностью человека, поскольку так понимаемые идеальные конструкции заранее предопределяют все способы жизнедеятельности личности. При таком подходе человеческая личность с ее уникальными творческими проявлениями перестает интересовать философов, ориентированных на постижение всеобщих и необходимых мыслительных схем.

Д. И. Дубровский дает собственное определение идеального. Идеальное – субъективная реальность, существующая в голове общественного индивида, т.е. сугубо личностное явление, отражение и действие в субъективном плане, в отличие от объективного действия, производящего изменения в материальном объекте. Идеальное необходимо связано с материальными нейрофизиологическими процессами в мозге и представляет собой способность человека обладать информацией в "чистом виде" (см. 4.5).

Таким образом, теоретическая позиция Д. И. Дубровского восходит к представлениям таких философов, как Дж. Локк, Т. Гоббс, т.е. к сенсуалистическим идеям в истории философии (см. 2.3).

Необходимо отметить, что интерпретации проблемы идеального, предложенные Э. В. Ильенковым и Д. И. Дубровским, находятся в рамках марксистской парадигмы и апеллируют к определению идеального, которое дал К Маркс: идеальное – это материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней. Подобное определение справедливо для обеих версий и не конфликтует с ними. Окончательного, удовлетворительного во всех отношениях, определения идеального пока не найдено, полемика по поводу этой проблемы продолжается. Предлагаются новые определения, синтезирующие две противоположные позиции, но чаше солидаризирующиеся с одной из них. Очевидно, что проблема идеального, как и любая другая философская проблема, не имеет окончательного решения. В каждой конкретной культурной ситуации будут предлагаться новые варианты ее интерпретации.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >