Образ России в информационном обществе

Существует трагический разрыв между реальным символическим богатством российской политической культуры и ее виртуальным образом в мировых каналах коммуникаций. Российская политическая культура создавалась поколениями ярких политических мыслителей, писателей и философов, оказавших заметное влияние не только на отечественную политическую традицию, но и на мировую политическую мысль. Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский, И. А. Ильин, Г. В. Флоровский, И. Л. Солоневич, Н.Я. Данилевский, Л.Н. Гумилев, А. И. Солженицын и многие другие создавали политический мир России, размышляя о русской идее и русском характере, об особом русском пути и "всечеловеческой миссии России". Именно в русской политической традиции наиболее полно и глубоко разработаны проблемы символического капитала культуры: вопрос о духовном излучении культуры, о силе суждения, о "живой основе государства" (И. А. Ильин), о духе народа (И. Л. Солоневич), о духовных символах цивилизационного единства (Н.Я. Данилевский).

М. Маклюэн, хорошо знакомый с русской культурой, еще в середине прошлого века пророчески писал о том, что "отсталая" Россия может быстро научиться у технически "передовых" стран, как нанести им сокрушительное поражение в виртуальной политической борьбе: "Русским достаточно адаптировать свои традиции восточной иконы и построения образа к новым электрическим средствам коммуникации, чтобы быть агрессивно эффективными в современном мире информации" – писал этот "пророк электронной эпохи"[1].

Каким же предстает сегодня политический мир России в мировых каналах коммуникаций? Западные СМИ представляют образ России как авторитарной страны,

где нет и не может быть демократической политической культуры, где отсутствует свобода слова, нарушаются права человека, нет гражданского общества. 3. Бжезинский в своем интервью немецкой газете "Handelsblatt" подчеркивает сходство России с итальянским фашизмом 1930-х гг.: "Авторитарное государство, националистическая риторика, исторические мифы о великом прошлом". Ему вторит директор российских исследований в Институте американского предпринимательства Л. Арон: "Сегодня власть в России основывается не только на военной силе, но и на нефти... Никогда прежде в российской истории такая немногочисленная группа людей не осуществляла такой жесткий контроль за национальным богатством страны"[2].

Чем сильнее становится Россия, укрепляя свой экономический и политический потенциал, тем сильнее информационное давление извне. Один из парадоксов нашего времени: образ современной российской политической культуры проигрывает даже сравнение с образом советской политической культуры, хотя за два десятилетия наша страна значительно продвинулась по пути формирования рыночной экономики, институтов гражданского общества и политической демократии, что в западных странах заняло нескольких столетий.

В свое время Советский Союз был способен создать достойный образ страны и национальной культуры, и о достижениях советской космонавтики, советской индустрии, советского спорта и советского балета знали во всех уголках земного шара. Многие достижения советской эпохи стали культовыми во всем мире: антарктические станции, подводный флот, полет первого человека в космос, первый в мире планетоход, успешно работавший на поверхности Луны, безотказный автомат Калашникова – список можно продолжить. От советской эпохи нам досталась масса символов и привычек, к нам перешли по наследству все те бонусы, на которых сегодня процветает русский глянец в самом широком смысле слова. Советская эстетика сегодня возвращается в моду, ведь от Советского Союза нам перешли не только милитаристские символы: СССР был сильной эстетической и символической системой. Аудиотехника, игры, интерфей

сы, архитектура и дизайн – не "советское барахло", от которого предлагалось отказываться, а ультрамодные тенденции в среде гурманов высоких технологий от Токио до Нью-Йорка. Иностранные дизайнеры изучают и даже специально приезжают к нам посмотреть на здания эпохи конструктивизма.

Созданная в СССР достаточно разветвленная система внешнеполитической информации и пропаганды была почти полностью демонтирована в 1990-е гг., что признается сегодня российскими экспертами серьезной ошибкой. В результате внешнеполитический образ России в начале XXI в. стал проигрывать даже по сравнению с образом СССР. Социологические исследования свидетельствуют, что Советский Союз положительно воспринимали не менее одной трети зарубежного населения. В то же время, согласно исследованиям 2011 г., отрицательно относятся к России около половины населения развитых стран мира[3].

В последние годы предпринимаются определенные шаги, чтобы исправить существующее положение. В частности, больше внимания уделяется информационным технологиям и государственной информационной политике. Сегодня этими вопросами занимаются три уровня информационных служб:

  • 1) Управление Президента РФ по внешней политике и Управление пресс-службы и информации Президента РФ;
  • 2) Департамент информации и печати МИД России, Департамент по связям с субъектами Федерации, парламентом и общественными объединениями МИД России; пресс- служба МИД России;
  • 3) государственные информационные агентства – Информационное телеграфное агентство России (ИТАР- ТАСС), Российское агентство международной информации "РИА Новости", независимое российское информационное агентство "Интерфакс", государственная радиовещательная компания "Голос России" и др.

В 2005 г. начал вещание англоязычный телеканал "Russia Today", ориентированный на Северную Америку, Азию, Африку и Австралию. С 2006 г. "Российская газета"

приступила к реализации масштабного проекта подготовки специальных российских вкладок "Trendline's Russia" ("Российские тренды") для ведущих газет мира – американской "Washington Post", британской "Daily Telegraph" и китайской "Жэньминь жибао", в которые включены статьи об экономической, социальной, культурной и спортивной жизни России.

В 2006–2010 гг. в США и Европе проведены беспрецедентные по размаху художественные выставки российского искусства, организованы международные форумы, состоялась международная акция "Russia!" в Нью-Йорке. Появились новые культурные проекты, экспертные форумы: "Валдайский клуб", "Диалог цивилизаций", "Петербургский диалог". Обо всех этих мероприятиях и акциях негативно, язвительно или весьма сдержанно, как о государственной пропаганде, сообщают мировые каналы коммуникаций, что свидетельствует о низкой эффективности прямолинейных официозных и полуофициозных мероприятий. В результате среди некоторых российских политологов начало формироваться мнение, что проблема заключается не в том, как сформировать привлекательный имидж современного российского государства, а в том, как сделать саму Россию привлекательной.

При всей важности этой идеи, нельзя не обратить внимания на один из парадоксов развития информационного общества, который состоит в непрерывно увеличивающемся разрыве между объектами и событиями реального мира и их образами, символами, имиджами в мире виртуальном. Человечество все глубже погружается в мир виртуального Зазеркалья, где реальные события уже не играют особой роли, а определяющее значение принадлежит символической коммуникации: имидж и реальный объект все дальше отстоят друг от друга. Борьба за общественное мнение – вот центральный нерв современной политики. В информационной сфере сегодня используются самые современные технологии, поэтому не только сама Россия должна быть привлекательной, но и символический капитал культуры, транслируемый в мировые канаты коммуникаций, должен создавать достойный имидж современного российского государства.

Здесь важны не только наличие имиджевой стратегии, достаточное финансирование и системные усилия, но пре

жде всего содержание тех имиджевых проектов, которые предлагают российские информационные каналы. Сегодня остро ощущается недостаток ярких идей, по-настоящему созвучных глубоким традициям национальной культуры и потому поддержанных не только отдельными группами творческой или политической элиты, но большинством российского общества. Символический капитал культуры нельзя искусственно сконструировать: сила сто символического воздействия заключена в том общественном резонансе внутри страны, который транслируется вовне энергетикой национального культурного единства. Именно в этом магическая миссия слова культуры, многократно подхваченного эхом миллионов, и беспрецедентно усиленного массовыми коммуникациями.

Сегодня как никогда злободневны слова М. Маклюэна о преимуществах традиционных обществ в информационной войне. Его алгоритм победы в информационном противоборстве по-прежнему актуален: чтобы быть "агрессивно эффективными в современном мире информации" необходимо активизировать в сознании людей национальную систему приоритетов, создать яркий образ национальной идеи, адаптировать традиции восточной иконы к новым средствам коммуникации. Другими словами, источником победы в информационном противоборстве может быть только символический капитал русской культуры, многократно усиленный современными высокими технологиями.

Наиболее популярной идеей, глубоко укоренной в архетипах и кодах российской политической культуры, сегодня является идеология евразийства, поскольку согласно многочисленным опросам социологов, большинство россиян (около 74%) по-прежнему считают Россию особой евразийской цивилизацией. Россия как мост между Европой и Азией, как цивилизация па рубеже культур, обращенная в своем творческом политическом диалоге как к миру Востока, так и к миру Запада, дорога и понятна и самим россиянам, и зарубежной политической аудитории. В этом можно усмотреть и цивилизационную миссию нашей культуры, и позитивный внешнеполитический имидж российского государства. Политическая активность России в рамках таких международных организаций, как Содружество Неза

висимых Государств, Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), может и должна сопровождаться эффективными информационными имиджевыми кампаниями, раскрывающими высокую гуманитарную миссию России в политическом диалоге Востока и Запада.

Евразийцы предложили множество ярких и глубоких гуманитарных символов российской политической культуры, о которых сегодня важно помнить в научных и политических дискуссиях. Это живое слово выдающихся национальных политических мыслителей: Π. Н. Савицкого, Г. В. Флоровского, Н. Г. Вернадского, Л. Н. Гумилева. Евразийство блестяще проявилось и в художественном творчестве, в литературе и искусстве, что также обладает колоссальным эмоциональным воздействием в информационном пространстве.

Понятие "Россия-Евразия" сегодня приобретает смысл сжатой культурно-исторической и геополитической характеристики: существует особый тип евразийской культуры, евразийской идентичности, евразийской политики и геополитики. Оно указывает на то, что в социокультурное бытие России вошли в соизмеримых между собой долях, перемежаясь и сплавляясь воедино, элементы культур Востока, Запада и Юга, создав особое синтетическое, евразийское геополитическое видение мира.

Евразийцы высказали предположение о том, что в будущем объединительная миссия России-Евразии должна осуществляться в новых социокультурных формах: "В современный период дело идет о путях культурного творчества, о вдохновении, озарении, сотрудничестве"[4]. Россия должна попытаться в сфере мировой политики испробовать новые формы социокультурного диалога для достижения объединительной миссии. При этом евразийцы неустанно подчеркивали определяющее значение самой идеи единства Евразии в мировой геополитике, общей геополитической картине мира. Они были убеждены: если устранить этот евразийский центр, го все его остальные части, вся эта система материковых "окраин" (Европа, Передняя Азия, Иран,

Индия, Индокитай, Япония) превращается как бы в "рассыпанную храмину"[5]. Мир, лежащий к Востоку от границ Европы и к северу от "классической Азии", есть то звено, которое спаивает воедино их всех. Именно поэтому Россия имеет все основания называться "срединным государством": связующая и объединяющая миссия "срединного мира" играет огромную роль в мировой геополитике.

В странах Востока, таких как Индия, Китай, Вьетнам, Япония, Иран, Сирия, в государствах СНГ российская политическая культура и российская политическая миссия позитивно воспринимаются прежде всего в контексте евразийского диалога, именно поэтому общественно-политический резонанс в мировых каналах коммуникаций от имиджевых акций России в этом политическом ареале может быть огромным.

Вопрос о символическом капитале российской политической культуры в информационном обществе – это вопрос о высоком престиже ценностей и принципов, на которых организовано пространство власти, что заставляет живущий на этом пространстве российский народ и все окружающие его народы уважать сложившуюся систему геополитических сил. Русские культурные приоритеты со всей определенностью обозначил Г. В. Флоровский:

"...Есть бесспорная правда в живом пафосе родной территории, – дорога и священна родимая земля, и не оторваться от нее в памяти и любви. Но не в крови и почве подлинное и вечное родство. И географическое удаление не нарушает его, если сильны и крепки высшие духовные связи"[6].

Под русским трехцветным знаменем нельзя победить, пока оно выступает только символом государственной или национальной мощи. Оно неизменно должно стать в глазах народа символом веры, поэтому такое большое значение в России всегда имела национально-государственная идея, которую создавала интеллигенция. В этом смысле культурное возрождение в России – более насущное национальное дело, чем текущие политические проблемы. Ни экономики,

ни государственности, ни нации, ни позитивного внешнеполитического имиджа страны нельзя создать только по рациональному плану, поскольку единственная реальность и нации, и государства и его символического имиджа заключена в переживании людей, творящих эти процессы. Именно поэтому эффективные информационные имиджевые кампании должны начинаться с культурного обновления, а не с политического заказа. Когда немцы после поражения в Первой мировой войне усиленно распространяли в армии и в народе сочинения "романтика народного духа" И.Г. Фихте, они понимали: возродится немецкий дух – возродится и немецкое государство.

Одним из главных условий создания позитивного имиджа России в мировых каналах коммуникаций является возрождение национальной гордости и высокой культурной самооценки. Мы должны вновь научиться гордиться русской культурой, русским словом, русским искусством, прежде чем заинтересовать этим всех остальных. Английский журналист Анатоль Ливен, много лет проработавший в нашей стране, утверждал, что главная проблема современной России не недостаток демократии, а недостаток гражданского национализма[7]. Не стоит забывать о том, что имидж страны в первую очередь создается у себя дома, а сегодня большинство материалов, в той или иной степени дискредитирующих Россию, появляется в российской прессе.

Как пишет Жак Сапир, "нынешний имидж России отражает и двойственные представления о стране, сложившиеся у самих россиян. Вот уже почти два века русский взгляд на Россию колеблется между ханжеской самовлюбленностью и ярой самокритикой. Нередко именно в российской прессе западные коллеги черпают элементы для поддержания мрачного имиджа страны"[8].

Именно поэтому культурное возрождение страны является главным условием проведения эффективных имиджевых кампаний. Символический капитал культуры

неосязаем и невеществен, но его сила – в мистических межиндивидуальных взаимодействиях, его нити уходят в неведомые тайники народной души. Вот почему духовное самоубийство России равносильно ее политическому самоубийству. В русской культуре "нация есть начало духовное", поэтому "мы можем культурно возродиться и восстать в духе, или Россия уже погибла"[9].

В эпоху информационной революции XXI в. главную роль в политике начинают играть культурно-информационные технологии. Символическая культурная гегемония в информационном обществе приобретает сегодня значение решающего ноосферного оружия: тот, кто способен утвердить ценности символического капитала культуры в информационном пространстве, тот обладает решающими преимуществами в информационном поле, а значит, и на политической карте мира.

Символический капитал русской культуры наделен огромной притягательной силой: в этом – исторический и политический шанс России в эпоху информационной революции.

  • [1] Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека. М„ 2003. С. 394.
  • [2] The New York Times, 25.10.2007. URL: inosmi.ru/translation/237741. htrnl (дата обращения: 12.03.2010).
  • [3] Источник: Views of US Continue to Improve in 2011 BBC Country Rating Poll. URL: worldpublicopinion.org/pipa/articles/views_ on_countriesregions_bt/680.php?lb=btvoc&pnt=680&md=&id (дата обращения: 31.10.2013).
  • [4] Савицкий П.Н. Географические и геополитические основы евразийства // Континент Евразия. М., 1997. С. 302.
  • [5] Савицкий П.Н. Указ. соч. С. 296.
  • [6] Флоровский Г. В. Евразийский соблазн //Из прошлого русской мысли. М., 1998. С. 342.
  • [7] См.: Ливен А. Хороший плохой национализм // Эксперт. 2005. № 18. С. 86-91.
  • [8] Сапир Ж. Как избавиться от двойственного образа // Независимая газета. 2005. 1 февр.
  • [9] Флоровский Г. В. Письмо к П. Струве об евразийстве // Из прошлого русской мысли. С. 126.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >