Система международных экономических отношений в условиях трансформации мирового хозяйства

Динамичное развитие глобального производства коренным образом изменило роль международной торговли товарами и услугами в мировой экономике. Усиление интеграционного вектора, локальный рост новых центров мирового развития, перенесение передового опыта от участия в мировых воспроизводственных циклах на локальные, регионально замкнутые инновационные системы отражают глубокие структурные изменения в современных мирохозяйственных связях. Наметился новый этап в процессе глобализации, оперативное реагирование на который может дать новый импульс развитию экономик стран. Но речь вовсе не идет о безоглядной открытости национальных экономических пространств. Риски подобной политики достаточно наглядно продемонстрировал мировой финансовый кризис 2008 г. Если в 2012 г. кризис еврозоны угрожал европейской интеграции, то сейчас этот риск отодвинулся на второй план, уступив первенство финансовым проблемам США. Замедление экономики Китая – на третьей позиции. Хорошие итоги мирового развития 2012 г. оказались временными. Медленнее других будут восстанавливаться развитые страны (ускорятся с 1,3 до 1,4%), локомотивом мировой экономики в краткосрочной перспективе останутся развивающиеся страны (5,5% роста по сравнению с 5,1% в 2012 г.). Ожидается, что развивающиеся страны к 2017 г. будут производить более половины мирового ВВП. В этих условиях любое государство, если оно хочет получить максимальную выгоду от глобализационных процессов, должно следовать сбалансированной, рациональной внешней экономической стратегии. Во-первых, необходимо, чтобы либерализация торговых и финансовых оборотов осуществлялась на основе национальных интересов страны в соответствии с двусторонними и многосторонними соглашениями. Во-вторых, все более широкое распространение приобретает политика увеличения открытости на новых условиях – в рамках интеграционных союзов, куда входят несколько стран. Здесь речь идет об одной из особенностей рациональной макроэкономической политики открытости в рамках региональной межгосударственной интеграции.

Профессор И. А. Родионова в своей монографии "Мировая промышленность: структурные сдвиги и тенденции развития (вторая половина XX–XXI века)" справедливо отмечает, что верховная власть в экономике перемещается с национального уровня на глобальный, и только мировой рынок располагает достаточно эффективным информационным механизмом регулирования межотраслевых и межрегиональных пропорций воспроизводства. В то же время сланцевая революция способна привести к глубокой трансформации промышленной карты мира, изменить расстановку сил. Речь идет о том, что на фоне преодоления последствий кризиса для многих развитых стран, в первую очередь европейских, одним из основных приоритетов стала реиндустриализация экономики на инновационной основе, которая может способствовать возвращению производства из развивающихся стран.

Обеспечение сотрудничества стран мира с пониманием сторон экспортеров и импортеров при поставках и закупках товаров, а также налаживании правильного статистического учета этих операций на мировом уровне возможно при условии выхода на новую фазу формирования ресурсных институтов в глобализирующейся среде. Здесь речь идет об определении критериев формирования новой системы институтов, выявлении узловых точек роста и приоритетов. С целью усиления конкурентных преимуществ страны следует интегрировать ресурсы в мировые инвестиционно-производственные циклы. Зарождение и формирование национальных сегментов воспроизводственных цепочек происходит под влиянием локальных структур нового типа. Центральным моментом составляющих воспроизводственных циклов всегда были и продолжают оставаться ресурсы. Их значение и роль в политэкономическом плане в исчерпывающем объеме описаны классиками политической экономии (Ф. Кенэ, А. Смит, Д. Рикардо и др.). При этом главная функция ресурсов заключалась в их мобилизации для функционирования воспроизводственных цепей, которые выстраивались, как правило, в национальных рамках. Такие короткие воспроизводственные цепи были вполне адекватны мировой экономике, выстраиваемой в доглобализационный период как механическая сумма национальных экономик и их структур. Ситуацию с воспроизводственными циклами естественно отображали теория и методология мировой экономики[1].

Ситуация кардинальным образом меняется по мере нарастания глобализационных процессов. Сжатость национальной ресурсной базы привела к тому, что экспортная продукция, снятая с коротких воспроизводственных систем в рамках национальных экономик оказалась неконкурентоспособной. Для новейших товарных форм, таких как товар-объект и товар-программа, потребовались современные новые ресурсы, которые лежат далеко за национальными рамками. Встал фундаментальный вопрос о их консолидации. Такая постановка нашла разрешение в транснационализации, которая обнажила острую проблему ресурсного спроса, и именно ТНК играют ведущую роль в развитии мирохозяйственных связей путем реализации глобальных стратегий, объединяющих национальные, региональные и мировые рынки. Конкуренция, стремление преодолеть таможенные и другие барьеры на мировом рынке подталкивают корпорации к созданию филиалов и дочерних предприятий в других странах, к приобретению активов зарубежных компаний, слияниям, поглощениям и т.д. Вполне естественно стремление любой фирмы, поставляющей товары на мировой рынок, иметь за рубежом дистрибьюторскую сеть, систему сервисного сопровождения своей продукции, а во многих случаях – ее сборки и изготовления, все это способствует образованию и росту ТНК – результата интернационализации экономики и развития мирового рынка.

По данным исследователей Цюрихского университета, изучивших более 43 тыс. ТНК, доминирующая роль принадлежит крупным и крупнейшим ТНК. 500 самых крупных сосредоточивают более 1/4 общемирового производства товаров и услуг, 1/3 экспорта промышленной продукции и 3/4 торговли технологиями и управленческими услугами. Их центры расположены в США, Японии, Германии, Франции, Великобритании, Италии, Швейцарии, Голландии, Швеции, Китае, Индии, Бразилии, Южной Корее, на Тайване и в некоторых других странах. Становится очевидным, что истоки проблемы ресурсного спроса надо искать в неравномерном распределении на карте мира как задействованных, так и потенциальных ресурсов. Многие страны мира оказались обладателями уникальных месторождений полезных ископаемых при очень слабой промышленной и инфраструктурной базе. Зачастую эти ресурсы являются единственным источником сохранения социально-экономического равновесия, поддержания минимально необходимого уровня жизни населения. При рассмотрении ресурсной составляющей мировых воспроизводственных систем следует исходить из технологичности всей цепи, включающей те или иные звенья воспроизводственного цикла. В укрупненном плане в состав цепи входят: 1) инвестиционный ресурс; 2) фундаментальные идеи и принципы зарождения нового товара; 3) опытно-конструкторские разработки (НИОКР); 4) лабораторно-испытательная база (полигон); 5) производственный ресурс; 6) сырьевой ресурс; 7) трудовой ресурс; 8) ресурс в области обмена; 9) эксплуатационный ресурс и сервис. При этом глобализация мировой экономики, политические, технологические и демографические трансформации формируют внешние условия деятельности международных фирм, объективно влияющие на все уровни и сферы их взаимодействия с окружающей средой. Изменились роль и порядок государственного и надгосударственного регулирования, появились совершенно новые технологии, существенные изменения произошли в глобальной финансовой системе. За последние годы сформировалась тенденция превращения международных фирм в глобальные компании, активно развиваются глобальные производственно-сбытовые сети, формируются глобальные рынки, возрастает роль международных институтов. Как свидетельствует международная практика, именно глобальный подход позволяет найти и использовать наиболее продуктивные варианты и формы организации товарных рынков, функционирующих в глобальном пространстве.

Как свидетельствуют научные данные, если раньше для участников внешнеэкономической деятельности стоял вопрос поиска своей экономической ниши в мировой системе разделения труда с последующим заполнением этой ниши соответствующим товаром или услугой, то теперь (при включении в систему мирохозяйственных связей) идет поиск адекватной хозяйственно-экономической структуры для совместного производства и совместной реализации товаров и услуг на мировом рынке.

Еще относительно недавно хозяйство практически каждого государства представляло собой самовоспроизводящуюся систему. На современном этапе экономического развития такая система – только мировое хозяйство в целом. В его воспроизводственную структуру вовлечены все отрасли и виды деятельности, многочисленные производства, предприятия, фирмы, организации, банки. Таким образом, с каждым годом все труднее проводить разделение сфер деятельности национальных экономик, фирм, ТНК, участвующих в международном обмене продукцией или услугами как на внешнем, так и на внутреннем рынке отдельных стран. На научно-теоретическом уровне отечественные и зарубежные ученые, среди которых К. Жан, С. Лэш, Дж. Урри, Н. С. Мироненко, Э. Г. Кочетов, М. А. Чешков, А. И. Неклесса, И. А. Родионова, Е. В. Фролова и др., в настоящее время активно обсуждают вопросы изменения схемы международного разделения труда, теории "информационных границ ТНК", "расширения пространства", "силовой геометрии" и пр. Важно отметить, что в то же время глобализация мировой экономики – не просто стремление мирового хозяйства к глобальным масштабам и не только усиление взаимосвязи и взаимозависимости национальных экономик. Это лишь количественные параметры давно идущего процесса интернационализации хозяйственной жизни. Переход мировой экономики в качественно новое состояние – вот в чем заключается глубинная сущность процесса глобализации. Этот процесс получил существенное ускорение благодаря информационной революции и активному развитию телекоммуникационных технологий.

Мировое экономическое сообщество продолжает преобразование в еще более целостную экономическую систему, где национальные хозяйства и другие экономические субъекты объединены международным разделением труда, всемирными производственно-сбытовыми структурами (цепочками), глобальной финансовой системой и всемирной информационной сетью. При этом меняются роли национальных по своей сути и всемирных экономических регуляторов. Ведущую роль по мере формирования наднациональных финансовых и прочих рынков и производственно-сбытовых структур все более обретают всемирные институты. В то же время национальные хозяйственные механизмы вынуждены приспосабливаться к реалиям сформировавшейся глобальной экономики, и все заметнее наблюдается сокращение значимости регулирующих функций национальных государств, призванных ранее защищать экономику от нежелательного внешнеэкономического и политического воздействия с помощью тарифных и нетарифных методов.

Отвечая на вызовы сегодняшнего дня, государствам в значительно большей степени приходится считаться с поведением новых субъектов международных экономических отношений, представленных транснациональными корпорациями и транснациональными банками, международными организациями и фондами и др. Поиск новой модели регулирования глобализирующегося мира, новых механизмов управления глобальной экономикой будет являться одной из важнейших задач мирового сообщества в XXI в. Выстраивается вертикаль управления от низшего (районного) звена через промежуточные (внутристрановое, государственное) к международному (региональная интеграция) и, наконец, глобальному. Первые попытки предприняты в рамках ООН и ее экономических организаций Международным валютным фондом, Всемирной торговой организацией и др. Важно отметить, что в основе современного мирового интегрирующего развития лежит международное экономическое, политическое и культурное взаимодействие всех стран мира. Следовательно, целесообразно определить еще одну важную тенденцию современного мира. Она заключается в региональной интеграции стран мира. Наступает время глобальных отношений не просто отдельных стран или ТНК, но и крупных региональных экономических союзов. Во второй половине XX в. сформировались и развивались региональные интеграционные группировки – ЕЭС, АСЕАН, НАФТА, АТЭС, МЕРКОСУР, ЛАИ и др., объединяющие соседние страны на основе устойчивых взаимосвязей, внутрирегионального разделения груда, взаимодействия производственных структур государств – членов этих союзов в различных формах и на различных уровнях.

Таким образом, бурное развитие связей между фирмами интегрирующихся стран вызывало необходимость межгосударственного или даже надгосударственного регулирования с параллельным развитием единого рынка. В результате мы наблюдаем проведение членами региональных экономических группировок совместной экономической, научно-технической, валютно-финансовой, социальной, внешней и даже оборонной политики.

  • [1] Орлова Н. Л. Субъекты мирохозяйственного общения в контексте ресурсного спроса // Вестник Белгородского университета потребительской кооперации. 2010. № 3 (35).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >