Влияние ТНК на экономику принимающих стран

Важные изменения произошли и в политике принимающих государств по отношению к ТНК. Отношения между принимающими странами и ТИК сложны и противоречивы, что связано с частым несовпадением интересов и различиями в силе. Эти различия ощущаются сразу же, как только обе стороны пытаются максимизировать свои выгоды. Экономически ТНК нередко сильнее принимающих их стран. Поэтому ТНК часто стремятся использовать свою мощь для оказания давления на местные правительства, добиваясь снижения налоговых требований или получения особых льгот в финансовой сфере, инфраструктуре, защите рынка и т.д. Это особенно характерно для деятельности западных ТНК в развивающихся странах и странах с переходной экономикой.

Политика принимающих государств по отношению к ТНК варьирует от национализации иностранной собственности до использования системы льгот для привлечения иностранного капитала. Многие правительства приветствуют прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в ряде секторов экономики, ограничивая или закрывая доступ в другие (например, в отраслях, связанных с национальной обороной). Более того, некоторые центральные правительства проводят рестриктивную политику в отношении иностранных инвестиций, в то время как региональные правительства (штатов, провинций) конкурируют друг с другом в привлечении иностранных инвесторов.

Было немало случаев, когда транснациональные корпорации вмешивались в политику местных властей, начинали кампанию по формированию новых правительств, которые лучше реагировали бы на их требования. При этом подкуп местных чиновников ради получения особых льгот является важным инструментом, который был не раз использован во многих странах. Приватизация в некоторых бывших социалистических странах может служить примером широкомасштабного подкупа и коррупции при приобретении местных компаний транснациональными[1].

Существенные различия есть и в политике развивающихся и развитых стран.

До Первой мировой войны в странах "третьего мира" было очень мало ограничений для ТНК. Колониальные территории были, разумеется, открыты для иностранных инвестиций из метрополий, а страны, уже завоевавшие независимость, как, например, латиноамериканские, принимали либеральное законодательство в отношении ПИИ, так как считали их полезными для экономической модернизации и развития.

В межвоенный период некоторые развивающиеся страны эволюционировали в сторону более националистической политики. Этому в сильной степени способствовала национализация иностранной собственности в нефтедобывающей промышленности в России после Октябрьской революции. Хотя противостояние с иностранными нефтяными компаниями имело место в Иране, Аргентине, Венесуэле и Боливии, лишь небольшое число развивающихся стран действительно экспроприировали иностранные активы. Тем не менее Мексика национализировала бо́льшую часть своей нефтяной промышленности в 1938 г. и избежала западных исков только потому, что разразилась Вторая мировая война.

После Второй мировой войны изменения в сторону ужесточения политики стали более явными. Например, в странах, которые стали строить коммунизм (в Китае, Северной Корее, Северном Вьетнаме, на Кубе) иностранные активы были национализированы. Во многих других странах "третьего мира" в целях укрепления суверенитета были введены ограничения для ПИИ.

Негативное отношение к ним объяснялось тем, что они вели к установлению контроля за природными ресурсами развивающихся стран и нередко происходили из бывших метрополий. Тем не менее способность развивающихся стран оказывать давление в борьбе за бо́льшую долю прибыли от ПИИ была ограниченной, поскольку им не хватало опыта в обращении с ТНК, и к тому же не доставало альтернативных источников финансовых ресурсов: с 1946 по 1959 г. на американские ТНК приходилось более 2/3 иностранных филиалов в "третьем мире".

В 1960–1970-е гг. многие факторы способствовали росту активности развивающихся стран в отношении ТНК. Появление большого количества неамериканских ТНК давало развивающимся странам альтернативы в поиске внешнего финансирования. Развивающиеся страны получили опыт и стали рассматривать ТНК не только как канат оттока национальных ресурсов, но и как источник выгод; они стали развивать управленческие, административные и технические возможности для регулирования деятельности ТНК. Таким образом, национализация иностранных фирм была привычным явлением в нефтедобывающей и горной промышленности в конце 1960-х – начале 1970-х гг.

На Конференции ООН по торговле и развитию, проходившей в Женеве в июне 1964 г., отношение развивающихся стран к ТНК воплотилось в резолюцию "Группы 77", несмотря на возражения индустриальных стран. В мае 1974 г. на Генеральной Ассамблее OOН была принята Декларация об установлении нового международного экономического порядка, которая констатировала, что принимающие государства должны определить правила поведения для ТНК, действующих на их территориях.

К концу 1970-х гг. отношение развивающихся стран к ТНК стало более терпимым. Целый ряд национализированных компаний пришел в упадок. Во-первых, к 1976 г. была завершена национализация крупномасштабных нефтяных и горнодобывающих отраслей. Во-вторых, опыт многих развивающихся стран в национализации добывающих отраслей был разочаровывающим. Проблемы состояли в снижении производительности, отсутствии новых технологий, продолжающейся зависимости от ТНК в сбыте продукции.

К 1990-м гг. отношение большинства развивающихся стран к иностранному капиталу серьезно изменилось. От политики конфронтации с иностранным капиталом был сделан поворот в сторону привлечения и использования ПИИ в интересах принимающих стран. Большую роль в этом сыграло то обстоятельство, что небольшое число стран Юго-Восточной Азии ("азиатские тигры" – Сингапур, Тайвань, Гонконг и Южная Корея), проводя политику экспорто-ориентирования и открыв свои границы для иностранных ТНК, сумели добиться большого успеха в модернизации своей экономики. Иностранный капитал рассматривался ими не только как источник финансовых ресурсов и новых рабочих мест, но и как канал притока в страну современных технологий, способ облагораживания экспорта, повышения качества продукции.

На рубеже 1980–1990-х гг. иностранному капиталу были открыты границы и бывших социалистических стран. Последние стали конкурировать за привлечение иностранных инвестиций с развивающимися странами, и небезуспешно, так как в бывших соцстранах инвестиционный климат оказывался нередко более благоприятным. Поэтому развивающиеся страны были вынуждены идти на определенные уступки, предоставляя иностранным ТНК целый ряд льгот.

Статистика показывает, что рост количества зарубежных филиалов ТНК происходит гораздо быстрее, чем рост числа самих ТНК. Главную роль в выборе мест для создания дочерних фирм играет анализ производственных издержек, которые часто более низки в развивающихся странах; продается же продукция там, где на нее выше спрос, т.е. главным образом в развитых странах. Это подтверждается данными об объеме прямых иностранных инвестиций в развивающиеся страны и страны с переходной экономикой, которые, как уже отмечалось, впервые в современной истории в 2010 г. превысили объемы ПИИ, направленных в страны с развитой экономикой. Например, немецкие ТНК – обувной концерн Salamander и крупнейший производитель очков Rodenstock – свернули производство в Германии и перенесли его в Китай. Бытовая электротехника с маркой Bosh чаще всего производится в Южной Корее, а нс в Германии.

  • [1] Михали Шимаи. Государство и транснациональные компании // Проблемы теории и практики управления. 1999. № 4.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >