Новое царство

Развитие денежных эквивалентов

В Новом царстве вес дебела вырос до 91 г. Одна десятая дебена называлась "кедет". Около 80 лет назад египтологи предположили, что ящички, с которыми изображены некоторые посетители рынков, – своего рода "кошельки" для дебенов. Однако называть дебен обменным эталоном преждевременно: до сих пор археологи не нашли ни одного кусочка золота, кратного по весу кедету, дебену либо 1/12 дебена (7,8 г). То есть доказан лишь факт, что дебен был идеальной мерой стоимости, но не наличие его в полноценной металлической форме.

При XIX династии эквивалент сделки мог выражаться, например, следующим уравнением: за девочку-рабыню ценой 4 дебена и 1 кедет серебра было отдано 6 бронзовых сосудов, 10 дебенов меди, 15 платьев, покрывало, одеяло и горшок меда.

В Новом царстве владельцем рабов может стать правоспособный человек из любого сословия. Многие египтяне еще по старинке меняли участок земли на корову и лишь изредка высчитывали цену покупки в кольцах золота и серебра. И вместе с тем в некоторых нотариальных актах отражено уже достаточно развитое экономическое мышление. Так, при XVIII династии, арендуя друг у друга рабов, египтяне успешно соизмеряли цену товара "рабочая сила" через индивидуальную отдачу на трудодень.

Он повторил обращение дважды и сказал при этом: "Пусть мне заплатят покупную цену 4 рабочих дней рабыни Хенут". И пастух Мосе дал ему... зерна стоимостью в 4 кольца, 6 коз стоимостью в 3 кольца и 1 кольцо серебра, всего 12 колец.

И 2 рабочих дня выпали у рабыни Хенут. Он дал мне 2 рабочих дня Мериремтсефа и 2 рабочих дня раба Нехсетхи при многих свидетелях[1].

Организация хозяйства

Технологически фактор труда при переходе от собирательства к возделыванию и выращиванию лишь частично преодолел естественную (природную) ограниченность "сырых" продуктов питания. Потенциальные темпы прироста населения все равно были выше, чем можно было добыть из природы собственным трудом, и потому ведущую роль в экономике играли отношения собственности на главный источник благ – землю.

Права собственности предполагают не только наличие объекта владения и субъекта, заявляющего о таком праве, но и способность собственника отстоять это право силой. В патриархальных обществах в роли коллективного собственника выступает племя. По ходу естественного отбора племя-победитель расширяет пределы своего землевладения, не изменяя его главной организационной формы: земля продолжает принадлежать племени, глава которого отождествляется с собственником внутри племени и тем более – вовне его, в "международных" отношениях.

Вместе с тем, в зависимости от силы внутренних институтов и их восприятия племенем как предпосылки побед над другими претендентами, часть вновь приобретенной земли может передаваться этим институтам – с оговоркой, что "верховный собственник" остается прежним.

Уже в раннем Египте возникают все основные типы пользования общественной землей, связанные с этими отношениями – "царская", "храмовая" и "вельможная" (переходный тип условного держания, возникающий на основе служебных отношений – как вознаграждение за службу, военную или административную). Полноправным собственником всех земель Древнего Египта оставалось при этом государство в лице фараона.

Как и в истории других стран и народов, чередование периодов "феодального" раздробления, децентрализации с периодами, когда экономическая взаимозависимость начинает вновь вызывать к жизни центростремительные силы, представляет собой закономерность. Успеху воссоединения дополнительно содействует фактор культурно-языкового единства мультиэтнического населения.

Другой закономерностью является последовательность, в которой экономика проходит этапы общинного, рабовладельческого, феодального и иных способов организации производства. При этом в каждой формации при тщательном рассмотрении можно найти помимо господствующего способа также и элементы других.

Рабы не всегда были основной производительной силой в древнеегипетской экономике. С патриархальных времен земледелие основывалось на коллективно организованном труде лично свободных граждан (особой составной частью которого было поддержание гидротехнической инфраструктуры). Земледельцев же привлекали к выполнению строительных работ государственной значимости.

Основными производителями благ были свободные общинники. Они же, в порядке государственной повинности, и проводили строительные, ирригационные и другие виды коллективных работ. В составе государственного и личного имущества имелись и рабы, которые могли быть куплены и проданы. Распределение молодежи по профессиональным группам (воины, ремесленники, чиновники и др.) осуществлялось централизованно.

При сборе урожая представители государственной власти удерживали с владельца дань ("налог") в пользу центра (фараона). Остаток урожая владелец распределял между своими "едоками", в том числе в виде пайка, если часть урожая была предварительно обменена па некие другие блага.

Пирамида Хеопса как экономическое чудо

Пирамида Хеопса была построена в XXVIII в. до н.э. – почти 5 тыс. лет назад. Уже для жителей античного мира она была памятником древности: она стояла за тысячу лет до основания Афин и за 2 тыс. лет до основания Рима. При высоте 147 м (сейчас 137 м), она оставалась самым высоким сооружением в мире еще 130 лет назад, пока в 1880 г. не надстроили две башни Кёльнского собора. В 1889 г. их превысила Эйфелева башня.

Как "вместилище" массы овеществленного труда, Великая Китайская стена больше. Но она протянулась на несколько тысяч километров и создавалась несколько веков. Лишь Великие пирамиды (Хеопса и две соседние) можно охватить одним взглядом. Ошеломляющее впечатление от одного их вида порождало массу мифов, отрицавших за древним человеком саму возможность реализовать такой строительный проект собственными силами.

Расчеты показывают, что весь объем работ (2,5 млн каменных блоков стороной от 0,9 до 2 м) теоретически можно было выполнить, по Геродоту, за 20 лет. Годовой фонд рабочего времени в Египте нс превышал 200 дней. Отсюда в среднем за день должно было укладываться до 800 блоков. На стройплощадке, не мешая друг другу, может трудиться не более 10 тыс. человек. В первые годы, когда с периметра 900, 800, 700 м одновременно шли десятки потоков грузчиков, число работающих на укладке могло достигать несколько тысяч человек. По мере роста высоты пирамиды их число уменьшалось. Включая тех, кто вырубал блоки в десятках каменоломен и осуществлял их доставку на стройплощадку, общее число занятых в постройке, скорее всего, было даже менее 100 тыс., о которых говорит Геродот.

"Экономическое чудо" Великих пирамид состоит прежде всего в уровне постановки задач по учету, контролю и планированию. Именно это обеспечило ритмичность стройки и позволило избежать при этом "вавилонского столпотворения". "Экономическое чудо" – это скорее организационное обоснование возможности проекта, которое представили фараону архитекторы. Именно они заранее рассчитали, сколько, чего и в какой срок понадобится. Они же потом, на протяжении 20 лет, корректировали задания по вырубке и доставке блоков, мобилизации рабочих отрядов, организации их пропитания и размещения.

В этом смысле Великие пирамиды остались непревзойденным памятником плановой безденежной экономики. Для своей эпохи они служат косвенным показателем уровня развитости хозяйства многомиллионной страны, из трудовых ресурсов которой без ущерба для сельского хозяйства, ремесла и обороны оказалось возможным выделить до 100 тыс. человек из состава трудовых ресурсов страны.

Рабы в числе строителей наверняка использовались, но масштабы их привлечения к стройке не стоит преувеличивать. "Зверская" их эксплуатация, как изображают на картинках по стереотипам XVIII–XIX вв., нс вписывается в следующие расчеты. При бесчеловечном обращении раб быстро погибает – у египтян не хватило бы военного (а у их географических соседей – демографического) потенциала, чтобы ежегодно поставлять по 10–20 тыс. новых рабов на протяжении 20 лет (т.е. более чем одного поколения). Основная масса строителей пирамид были лично свободными людьми, которые, в древнеегипетских традициях, работали но бригадному методу.

  • [1] Хрестоматия по истории Древнего мира / под ред. В. В. Струве. Т. 1. Древний Восток. М.: Учпедгиз, 1950.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >